№60, Рав Леви Ицхак Риц

Публичное чтение Торы

Поделиться:

Рав Леви Ицхак РИЦ Преподаватель программ раввинской смихи, раввин общины «Неве Цедек», Хайфа 

От редакции: Данная статья написана в удивительное время, когда публичное чтение Торы, да и общественная молитва вообще, стали невозможны как в Земле Израиля, так и в диаспоре. В этой ситуации изучение законов чтения Торы приобретает дополнительное, новое значение.

Число вызываемых к чтению Свитка Торы. Размеры отрывков. «Афтара»

В трактате «Софрим» сказано, что в Шабаты, праздники и полупраздничные будни («холь а-моэд»), а также в новомесячье по утрам в миньянах читают Свиток Торы. Сам Моше Рабейну постановил, что в Шабат нужно вызывать к чтению Торы по с витку семь человек, в Йом Кипур — шесть, а в остальные праздники — пять. В алахе данное постановление трактуется как определяющее минимум: нельзя уменьшить количество вызываемых людей, но можно увеличить. Тем не менее, распространился обычай не добавлять человека в Йом Тов таким образом, чтобы вызываемых к Торе стало шесть, как в Йом Кипур, и в Йом Кипур тоже не вызывают дополнительного человека, чтобы это не было похоже на Шабат1. Тем не ме- нее, есть те, кто считает что можно вызывать больше людей Йом Кипур и в праздники, и на это мнение принято полагаться в Симхат Тора, когда принято вызывать к Торе всех, кто участвует в миньяне. Кроме того, принят обычай, по которому «мафтир» в Йом Кипур — дополнительный чтец, вызываемый в конце — читает отрывок о жертвоприношениях, несмотря на то, что это обязательное чтение, а не добавочный фрагмент2.

Мужи Великого Собрания постановили читать Тору в понедельник и четверг, но есть мнение, согласно которому это чтение установил еще Моше Рабейну, с той лишь разницей, что в постановлении Моше Рабейну говорилось об одном чтеце и трех стихах, а мужи Великого Собрания добавили еще двух чтецов и довели общее число читаемых стихов до десяти. Цель постановления в том, чтобы не проходило трех дней без изучения Торы. Позже мудрецы Талмуда постановили читать «афтару» — особый отрывок из Пророков, тематически схожий с недельной главой. Есть разные объяснения причин этого постановления: Сторонники второго объяснения считают что именно поэтому в Шабат утром после «афтары» не произносят молитву «У-ва ле-Цион»3, которая в будние дни следует за чтением Торы. Те, кто придерживается первого подхода, возразят, что данная молитва все же произносится в Шабат, хоть и позже, в молитве Минха, а утром ее не читают только для того, чтобы не утруждать общину сверх надобности. Следовательно, причина, по которой читают «афтару», не в изучении Пророков.

1 В определенный момент власти запретили евреям учить Хумаш, и поэтому было постановлено читать отрывок из Пророков, в котором затрагивалась бы тема, созвучная написанному в предназначенной к чтению главе Торы.

2. Для того чтобы люди изучали не только Пятикнижие, но и Пророков.

Существует спор средневековых комментаторов («ришоним»), является ли чтение «афтары» столь же обязательным действием как и чтение Торы, или же «афтару» читают лишь из уважения к пророкам Израиля. Как бы то ни было, рабейну Йерухам (ученик Роша, живший в конце эпохи «ришоним») пишет, что запрещено разговаривать во время чтения «афтары», и что чтение «афтары» является заповедью, возложенной на всю общину. В «Шулхан Арухе» мнение рабейну Йерухама установлено в качестве алахи. Некоторые «ришоним» считали что чтение «афтары», в которой как-то затрагивается тема того или иного праздника, проистекает из стиха Торы: «И объявил Моше о праздниках Г-спода сынам Израиля».

«Савораим» (мудрецы Вавилонии, осуществившие окончательную редакцию Талмуда — см. глоссарий), постановили читать «Кадиш» после чтения обязательного отрывка Торы, для того чтобы отделить чтение этого отрывка от чтения «мафтира» — фрагмента, который обычно читается не из-за обязанности читать Тору по свитку (ведь «мафтир», в большинстве случаев, дублирует только что прочитанное), а для того чтобы придать чтению Торы дополнительную важность, подчеркнуть ее достоинство. Поэтому «мафтир», который будет читать «афтару» в Пророках, должен прежде произнести благословение на чтение Торы и прочесть отрывок из нее. Точно так же «Кадиш» показывает что «мафтир» не входит в счет семерых, вызываемых к чтению недельной главы Торы в Субботу4. Но если в Шабат и праздники, а также в Йом Кипур «мафтир» является дополнением, то в посты «мафтир» является одним из трех вызываемых к чтению установленного отрывка, поэтому «Кадиш» говорят после чтения «афтары».

«Савораим», а вслед за ними вавилонские «гаоним» установили порядок5: отрывки из Торы, связанные с праздничными жертвоприношениями «Мусаф», читает «мафтир»6. Это верно для праздников, но отрывок о субботнем жертвоприношении «Мусаф» читать не постановили, по двум причинам: На первый взгляд, можно было бы добавить стихи о постоянной жертве («Тамид»), которые в недельной главе «Пинхас» предваряют стихи о шабатней жертве «Мусаф», но между этими двумя жертвами существует принципиальная разница: жертвоприношения «Мусаф» не искупают грех — все они являются жертвами всесожжения («Ола»), приносимыми в дар Творцу. А жертва «Тамид» хоть и сжигается точно так же целиком, тем не менее Тора закрепила за ней искупительную функцию.

1) Этот отрывок включает в себя всего два стиха, а для чтения требуется как минимум три.

2) Если бы «мафтир» читал такой отрывок, то «афтара» круглый год сообщала бы нам лишь о Шабате как таковом, но не о темах, связанных с недельной главой.

Кого вызывают к Торе? Чтение Торы ребенком

Вызовы к чтению Торы выстроены иерархически. В трактате «Софрим» – позднем сочинении, относящемся к концу эпохи гаоним Земли Израиля – сказано (гл. 10), что Моше постановил что сыны Израиля должны читать Свиток Торы: у евреев есть обязанность изучать Тору — именно поэтому они обязаны читать Свиток, а в трактате «Бава Кама» (82а) мы четко видим, что публичные чтения Свитка Торы установлены для того, чтобы не прошло трех дней без изучения Торы, т.е. причина чтения Свитка Торы, как таковая, сводится к обязанности изучать Тору7.

Если речь идет об изучении Торы, то к чтению по свитку вызывают тех, кто обязан ее изучать: это обычный еврей («исраэль»)8, прозелит («гер») и незаконорожденный сын матери-еврейки («мамзер»), достигшие возраста «бар-мицва» (13 лет)9. «Мамзер» обязан соблюдать все заповеди, и в т.ч. изучать Тору. Право «мамзера» быть вызванным к чтению Торы косвенно подтверждается известной мишной в трактате «Орайот» (3.8), согласно которой «мамзер», являющийся мудрецом Торы, предпочтительнее чем невежественный первосвященник.

Согласно общему правилу, женщины и дети освобождены от обязанности изучать Тору (и, соответственно, читать ее)10.

«Маген Авраам» пишет что они, возможно, обязаны в чтении Торы по свитку, поскольку к ним тоже относится заповедь «Акэль» — собраться всем народом в Храме в праздник Суккот по окончанию года Шмиты и слушать как царь читает Тору. Тем не менее, в заключение «Маген Авраам» определяет что женщины не обязаны участвовать в чтении Торы и, согласно описанному им обычаю, они даже выходят из зала синагоги на время чтения.

Согласно Мишне, среди семи вызываемых для чтения Свитка Торы («олин ле-миньян шева»)11 могут быть женщины, дети и кнаанейские рабы12.

Однако мудрецы приняли постановление о том, чтобы женщину не вызывали к чтению Торы в синагоге, поскольку это привлекает к ней повышенное внимание, а значит выглядит как нескромное поведение. Аналогичным образом, женщины не участвуют в послетра- пезном благословении «Зимун»: во время застолий люди часто выпивают, что приводит к шуткам и легкомыслию (см. «А-Михтам» гл. 7, где подробно обсуждается эта тема).

Выше мы упомянули что оригинальная формулировка Мишны звучит как «олин ле-миньян шева», и это выражение может быть понято таким образом, что представитель любой «страты» может быть вызван к чтению седьмым, но это вовсе не означает, что все или большинство читающих должны относиться к тем категориям людей, которые не обязаны в чтении Торы. Это также не означает, что первые шесть вызываемых — это обязательно те, кто по Торе обязан ее изучать (об этом спорят «Маген Авраам» и «Олат Шабат»). И тем более не относится данная фраза к не обязанным в чтении «стратам» первым трем-четырем вызываемым, поскольку изначальное постановление касается именно их — тех, кто обязан в чтении Торы, поскольку должен ее изучать13. Основываясь на этом, раби Акива Эйгер пишет что нельзя вызвать двух женщин к Торе даже в Шабат, поскольку в противном случае не будут вызваны двое присутствующих, у которых есть обязанность учить Тору14. Раби Шнеур Залман из Ляд в «Шулхан Арух а-Рав» не приводит размышления, подобного упомянутому мнению раби Акивы Эйгера, что позволяет предположить, что он, возможно, вообще не принимает это мнение. Автор «Левуш» пишет что для того чтобы вынести Свиток Торы из ковчега для публичного чтения требуется присутствие 10 мужчин. Если же в процессе чтения кто-то из них вышел, то не вызывают дополнительных чтецов, и седьмой вызванный прочтет «афтару», но без благословений.

Несмотря на то что ребенок может быть вызван к Торе, у него нет обязанности учить Тору, а значит и быть вызванным, поэтому возникает вопрос: если ребенок будет читать по Свитку Торы, будет ли это засчитано присутствующим взрослым мужчинам как исполнение их обязанности15? Мнения законоучителей в этом вопросе разделились: раби Шнеура Залмана в тех местах, где основа заповеди проистекает из Торы, ребенок может «вывести» взрослого в этой заповеди: например, в случае с послетрапезной молитвой «Биркат а-мазон», ребенок, который съел как минимум «ке-заит» хлеба (порцию размером с оливку), может прочитать послетрапезную молитву вслух и «вывести» в заповеди взрослого, съевшего «ке-заит». Если же основа заповеди в постановлении мудрецов, то исполнение ее ребенком это «трей де-рабанан», и этот ребенок никак не может «вывести» взрослого, которого непосредственно обязали мудрецы своим постановлением («хад де-рабанан»). Мы еще вернемся к его мнению позже.

1. Раби Шнеур Залман из Ляд и автор «Дерех а-Хаим» запрещают подобное, поскольку и само чтение Торы по свитку, и обучение ребенка заповедям («хинух») рассматриваются ими как постановления мудрецов, и получается что вызов к Торе ребенка по статусу ниже, чем постановление мудрецов, поскольку в данной ситуации два постановления накладываются («трей де-рабанан»), и поэтому вызванный к Торе ребенок не может «вывести» тех, кого обязали мудрецы. По мнению

2. Автор «Хаей Адам» считает, что ребенок не может «вывести» взрослого в заповеди только при чтении торжественных псалмов («Алель») и Свитка Эстер, поскольку для этого он должен быть «хад де-рабанан» (а значит, достичь совершеннолетия). Но в чтении Торы ребенок может «вывести» взрослого — например, при чтении главы «Захор» (исходя из мнения, что чтение этого отрывка является заповедью Торы). Автор «Цлах» пишет, что поскольку ребенка требуется обучать заповедям, он всегда рассматривается как «хад де-рабанан». А причина того, что на практике ребенок не вызывается к Торе, в достоинстве общины, или чтобы не получилось что ребенок будет читать взрослым главу «Захор»16.

3. Автор «При Мегадим» сомневается как поступить если никто, кроме ребенка, не может прочитать, и если не вызвать ребенка, то община вообще останется без чтения.

Цемах Цедек, третий адмор Хабада, пишет что хоть и есть обязанность вызывать семерых к чтению недельной главы по Свитку Торы, но это не тот случай, когда требуется «выводить» общину в обязанности — лишь при чтении Свитка Эстер в Пурим каждый еврей обязан слышать чтение17.

Ошибка, допущенная при чтении

Мудрецы школы Тосафот в комментарии к трактату «Авода Зара» (22б), основываясь на мидраше18, доказывают, что если чтец ошибся в слове, прочитанный им текст все равно засчитывается19. Составитель книги «А-Маниг», опираясь на слова Тосафот, пишет что при ошибке в чтении Торы не указывают читающему чтобы он прочел заново, чтобы не позорить его, поскольку обязанность чтения Торы исполнена даже несмотря на ошибку20. Однако Рамбам придерживается противоположного мнения: даже если была допущена малейшая ошибка, требуется прочесть стих заново. Раби Йосеф Каро пишет в «Бейт Йосеф», что нечто созвучное мнению Рабмама мы видим в Иерусалимском Талмуде, который предписывает даже при ошибке в переводе возвращаться к началу стиха и перечитывать его еще раз21. А если так поступают при ошибке в переводе, то тем более это верно при ошибке в чтении, даже если ошибка не повлияла на смысл отрывка — даже если ошибка кажется совершенно незначительная (например, прочел «если» вместо «и если»).

«Шулхан Арух» установил алаху в соответствии с мнением Рамбама. Рама придерживается более мягкого подхода: он считает что все то время, пока ошибка не меняет смыс- ла отрывка, нет надобности в повторении22. Виленский Гаон считал если чтец пропустил букву, то нужно перечитывать стих, даже если смысл текста не претерпел изменений, но если чтец ошибся в огласовке («никуд»), или ноте («таам»), а смысл не изменился, то не требуют перечитать стих. В «Элияу Раба» написано, что нет необходимости протестовать против тех, кто действует в соответствии с мнением «А-Маниг».

В любом случае, если требовалось прочесть стих заново и это не было сделано сразу, то все равно нужно прочитать пропущенный стих (тот стих, который прочитан с ошибкой, считается пропущенным) и еще два, которые следуют за ним. Если после прочтения стиха с ошибкой уже было произнесено благословение, завершающее чтение Торы, то нужно перечитать эти три стиха с благословениями до и после. И даже если уже закончили читать, свернули Свиток Торы и прочли «афтару», и даже завершили молитву «Мусаф», и только после этого обнаружилось, что была допущена ошибка при чтении, то хазан, который ведет молитву, или другой человек, который умеет читать Тору по свитку, обязан прочесть вышеупомянутые три стиха — так, чтобы община слышала и с благословениями до и после чтения. По мнению раби Шнеура Залмана из Ляд это требуется делать даже если была пропущена одна буква.

В понедельник и четверг, а так же в молитву Минха в Шабат, в случае ошибки не перечитывают если и без пропущенного стиха было минимум девять стихов, не менее трех для каждого из троих читающих. И хотя изначально требуется чтобы было десять стихов, но постфактум можно положиться и на девять. Несмотря на то, что Маарик и Виленский Гаон постановили что в этом случае требуется перечитывать, «Шулхан Арух» определил иначе, из-за того что в главе «Захор» читают лишь девять стихов, и правило гласит что в случае сомнения относительно того, нужно ли произносить ли благословение — смягчают.

Если один и тот же стих был прочтен дважды — так, что всего было прочитано восемь стихов, но у каждого из троих вызванных получилось по три стиха, то по мнению «Маген Авраам» постфактум это засчитывается, а по мнению «Элияу Раба» требуется перечитать. Авторы «Маген Авраам» и «Олат Тамид» спорят о том, нужно ли повторно произносить благословения при перечитывании. Согласно «Маген Авраам», при повторном прочтении требуется снова благословлять, и поэтому, дабы избежать напрасного благословения, автор «Маген Авраам» готов положиться на мнение, допускающее прочтение лишь восьми стихов, для того что бы избежать напрасного благословения. Но автор «Олат Тамид» (в книге «Олат Шабат») постановил как Маарам ми-Люблин что нет надобности благословлять снова, а значит нет и сомнений по поводу произношения благословений, и поэтому можно (и нужно) прочесть без них.

Если ошибка произошла во время чтения Торы в Йом Тов, то обязанность считается исполненной, поскольку в течение года праздничные отрывки, так или иначе, были или будут прочитаны в Шабаты в составе недельных глав. Но «Маген Авраам» пишет, что если речь идет о каком-то ключевом стихе, то при ошибке нужно перечитывать в любом случае, даже если это не основное чтение, а «мафтир».

Кроме того, в Йом Кипур читаемые отрывки разделены таким образом, чтобы заканчиваться словами об искуплении.

По мнению «Тосафот Рид», в таких случаях должен читать один из семи основных вызываемых, но большинство законодателей считает иначе.

Эта молитва включает в себя очень важный отрывок из Пророков — «Кдушу» — на иврите и в переводе на арамейский, и некоторые считают что перевод включен в текст «У-ва ле-Цион» для изучения.

На самом деле, вопрос о том, может ли «мафтир» быть засчитан как один из семи читающих недельную главу, является дискуссионным. Например, возникает вопрос о том, что делать, если в синагоге ошиблись и прочитали всю главу с шестью вызываемыми?

Раби Шнеур Залман из Ляд (Алтер Ребе) в «Шулхан Арух а-Рав» написал что это постановление гаоним (гл. 488), но в другом месте отнес данное постановление к эпохе «савораим» (гл. 283). Возможно, противоречие разрешается следующим образом: поскольку постановление «савораим» не имело тотального распространения до тех пор, пока его не объявили обязательным к исполнению «гаоним», его относят к «гаоним».

По мнению «Тосафот Рид», поскольку читать эти отрывки нужно обязательно, то делать это должны именно те, кто поднимается к Торе в силу постановления, которое касается чтения Свитка Торы в общине в этот день: в Шабат это седьмой чтец, в Йом Кипур — шестой, в другие праздники — пятый, а тот, кого вызывают на «мафтир», должен читать последние три стиха из отрывка, который прочел последний поднимавшийся к Торе. Это мнение не было принято большинством законодателей, но, тем не менее, если кто-то поступает именно так — не оспаривают его поведение.

Причина и определение постановления о чтении Свитка Торы («таам ве-агдара»): заповедано изучать Тору (причина) и нельзя, чтобы три дня люди не изучали Тору (определение). Так понимают это постановление автор «Маген Авраам» и Альтер Ребе.

В отношении вызываемых к Торе обычно используется другая градация: коэн (представитель входящего в колено Леви рода священников, потомок Аарона, вызываемый первым), леви («левит», член колена Леви, которого вызывают после коэна) и «исраэль» (любой вызываемый, который не относится к колену Леви).

Бах (автор «Байт Хадаш») обсуждает неочевидное право незаконорожденного, который поражен в определенных правах («не может войти в общину Б-га») быть вызванным к Торе: если в синагоге есть два коэна (или два левита), почему их не вызывают к Торе одного за другим? Известно, что причина в репутационном ущербе, который это может нанести семье первого из вызванных коэнов. Люди подумают что первый коэн, на самом деле, не сын своего отца, и что именно поэтому после него вызвали еще одного, «настоящего» коэна. Но если на миг допустить, что данное предположение может иметь под собой какие-то основания, то как вообще могли вызвать первого «коэна»? Ведь ребенок, рожденный замужней женщиной вне брака — «мамзер». Следовательно, мы видим что вызывать «мамзера» к Торе разрешено.

10 Данный тезис нельзя понимать буквально. Женщины обязаны изучать, как минимум, ту часть Торы, которая связана с заповедями, которые они должны соблюдать. Родители обязаны обучать детей Торе (заповедь воспитания).

11 В оригинале написано «олин ле-миньян шева», и эту формулировку можно истолковать таким образом, что представитель каждой из перечисленных категорий может быть седьмым.

12 Кнаанейские рабы обязаны соблюдать те заповеди, которые обязательны для еврейских женщин, однако их обязанность в заповедях не является «полной». Что касается незаконорожденных («мамзерим»), то незаконорожденный, с одной стороны, является евреем, но с другой — «не может войти в общину Б-га», т.е. не имеет права жениться на полноправной еврейке. Тем не менее, согласно Талмуду («Кидушин» 69), «мамзер» мог приобрести кнаанейскую рабыню и жениться на ней, чтобы в случае ее освобождения его дети, рожденные от нее, уже не имели бы статуса «мамзерим» — у них был бы статус полноправных евреев. Данный закон следует рассмотреть подробнее. В отношении родословной существует правило, согласно которому у родителей с разным правовым статусом ребенок наследует статус того родителя, который «ниже». Например, если жена перешла в иудаизм («гийорет»), а муж — незаконнорожденный («мамзер»), то их дети будут иметь статус «мамзерим», несмотря на то, что брак легитимен. Рабыня не является частью «общины Б-га», в которую запрещено вступать «мамзеру», хоть и обязана соблюдать заповеди. Но одно из принципиальных различий между «мамзером» и рабыней состоит в том, что она может войти в эту общину: если рабыню освобождают, то она становится полноправной «гийорет», и еврей-«исраэль» сможет жениться на ней. Но раз так, то как можно позволить потомству «мамзера» и рабыни вступать в брак с полноправными евреями? Разве статус этого потомства не «мамзерим» (более низкий)? Мы видим, что нет: обязанность кнаанейских рабов соблюдать заповеди Торы не является полной, это похоже на приучение детей к соблюдению заповедей («хинух» — заповедь воспитания). В момент вступления в брак с «мамзером» рабыня еще не «гийорет» в полном смысле этого слова. Для нее окончанием процесса «гиюра» является освобождение из рабства. Поэтому статус рабыни «ниже», чем статус «мамзера».

13 В обычный, невисокосный, год иногда недельные главы удваиваются. При чтении двух недельных глав четвертый вызываемый своим чтением объединяет их вместе. По мнению автора «Мишна Брура», нельзя добавлять вызываемых перед ним, к тому же четыре вызова к чтению («алийот») – это большинство «алийот». (Отмечу что несмотря на сказанное, автор «Агаот Маймонийот» пишет от имени Маарама из Ротенбурга что дополнительные вызываемые могут подниматься к Торе и в первые три «алии»).

14 Его слова сложно понять. Ведь если вызовут двух мальчиков, не достигших возраста бар-мицвы, то результат будет тот же. А если «мафтир» будет засчитан как седьмой чтец, то и в случае вызова двух женщин у нас будет вызвано шесть мужчин, которые обязаны учить Тору.

15 Вопрос о женском чтении по свитку не возникает, поскольку мудрецы уже запретили вызывать женщин, и община не может пренебречь этим запретом.

16 Поскольку чтение главы «Захор» — обязанность из Торы (как минимум, согласно части законоучителей, которые считают что такова форма исполнения повелительной заповеди Торы помнить о том, что сделали нам амалекитяне), то ребенок, которого автор «Цлах» считает «хад де-рабанан» в отношении любых заповедей, не может «вывести» взрослых в этой торанической обязанности.

17 Удивительно, что Цемах Цедек придерживался такого мнения, ведь его дед, раби Шнеур Залман из Ляд, считал что каждый обязан слышать все чтение. В книге «Теила ле-Давид» (гл. 282) написано что чтение Торы не такая обязанность, в которой требоваться кого-либо «выводить», и из талмудических источников мы тоже видим, что в основе установления о чтении Свитка Торы лежит заповедь Торы о необходимости ее изучения, и поэтому раби Шнеур Залман считал что ребенок может вывести взрослого. Однако автор «Натив Хаим» (сносок к книге «Дерех а-Хаим», в которых отражены алахические постановления раби Шнеура Залмана) так не написал. При этом Бах считал, что ребенок может«вывести» взрослого и в отношении законов траура. Он считает что ребенок обязан изучать Тору, а отца Тора обязала обучать своего ребенка, поэтому можно сказать что ребенок, который читает Тору по свитку, исполняет тем самым заповедь Торы и в этот момент по Торе у него есть обязанность это делать.

18 В упоминаемом мидраше («Шир а-Ширим Раба» 3, «Ве-дигло»), который приводит также и Маараль из Праги, речь идет об ошибке, меняющей смысл текста. Там сравниваются неуч и мудрец: первый ошибся в прочтении стиха и тем самым изменил его смысл, а второй, изучая Устную Тору, правильно понял смысл слов, но не понял что за этим стоит, т.е. суть закона. Но можно предположить, что мидраш просто приводит возможные случаи ошибок (неуч не может прочесть Талмуд и потому открывает Пятикнижие); и тогда можно утверждать что чтение Письменной Торы, даже без понимания и с ошибками, всегда рассматривается как ее изучение, но в случае Устной Торы требуется ясное понимание, поскольку в противном случае это не будет рассматриваться как учеба. Так постановил раби Шнеур Залман из Ляд («Шулхан Арух а-Рав», «Илхот Талмуд Тора» гл.3), так определяет «Шулхан Арух» («Орах Хаим» гл. 46-47).

19 «Хаей Адам» считает, что речь идет грубую ошибку, а по мнению автора «Мишна Брура» речь о менее значительной ошибке, которая созвучна с правильным вариантом прочтения.

20 Запрет Торы строже, чем постановление мудрецов. Даже если претензию чтецу предъявили не все находящиеся в помещении, все они, тем не менее, не защитили его от позора, а с алахической точки зрения это все равно как если бы они сами его позорили (см. «Швуот» 30б и комментарий Тосафот там, где объясняется, что тот, кто не нарушает запрет активно, но воздерживается от того, чтобы помешать его нарушению другими, рассматривается как соучастник нарушения).

21 Тогда были принято читать отрывок по Свитку Торы на святом языке и переводить его для понимания слушающих — в наше время этого обычая придерживается лишь часть йеменских евреев.

22 Возможно, Рама согласен с составителем «Шулхан Аруха» в ситуации, когда была пропущена буква, как в приведенном выше примере с «если» (אם) вместо «и если» (ואם).Некоторые считают что можно вызывать к Торе большое количество людей, одного за другим, несмотря на то что следующий вызванный будет читать то же самое, что читал предыдущий, и что при этом не возникает проблемы напрасного благословения. Другие запрещают подобную практику. Но даже в соответствии с разрешающим мнением в установленное число семи поднимающихся включается лишь тот, кто еще три или, по крайней мере, два стиха, помимо той части текста, которая повторяет прочитанное предшественником. Но если такой возможности нет, то разрешают и без дополнительных стихов, полагаясь на то что в праздник Суккот вызываемые повторяют одни и те же отрывки, и тогда все читающие засчитываются в число семи вызываемых. В Симхат Тора, когда все хотят подняться к Торе, принято облегчать по первому мнению, и так же если в Шабат по ошибке прочитали всю главу, а вызвано было всего шесть человек, то седьмой вызванный повторяет часть прочитанного шестым…

Поделиться: