№59, Рав Хаим Суницкий

О «странном» комментарии раши к трактату «Таанит»


Рав Хаим СУНИЦКИЙ Раввин портала www.torahone.com

При изучении Талмуда (а также Танаха), евреи, как правило, в первую очередь смотрят комментарий раби Шломо Ицхаки (Раши)1, который широко принят в качестве авторитетнейшего источника, объясняющего простой смысл («пшат») святых текстов. Тем важнее точно знать о случаях, когда комментарий, приписываемый Раши, на самом деле был написан не им.

Известно, что «комментарий Раши» к «Диврей а-Ямим» был написан совершенно другим мудрецом2. Также очевидно, что автор комментария к трактату «Тамид» — тоже не Раши. По мнению большинства исследователей, «комментарии Раши» к трактатам «Назир» и «Недарим»тоже, скорее всего, написал не Раши, и именно поэтому в ешивах начинают изучение трактата «Недарим» с комментариями Рана, а трактата «Назир» — с Тосафот4. И в отношении трактата «Таанит» тоже нет уверенности в том, кто на самом деле написал комментарий, озаглавленный как «комментарий Раши». Этот комментарий обладает целым рядом стилистических особенностей, отличающих его от трудов, которые точно написаны Раши. Кроме того, из комментария Тосафот к этому трактату представляется, что данный «комментарий Раши» вообще не был им известен, что как минимум странно, если учесть что Тосафот постоянно полемизируют с Раши. В этой небольшой статье я хочу представить основные аргументы против принадлежности данного комментария, печатаемого во всех стандартных изданиях Вавилонского Талмуда, перу Раши, которые привел Маарац Хаютв своих респонсах «Имрей Бина» (вопрос №5).

Маарац Хают начинает с перечисления целого ряда противоречий между комментариями Раши к другим трактатам и «комментарием Раши» к трактату «Таанит». Вот самый известный из приведенных примеров: Раши в комментарии к трактату «Псахим» (54б) запрещает делать работу в ночь Девятого Ава, но автор приписываемого Раши комментария к трактату «Таанит» (13а) разрешает ее выполнять6. Еще один пример: автор «комментария Раши» к трактату «Таанит» использует арамейский перевод книги Теилим, чего настоящий Раши не делает ни в одном комментарии, и даже более того — в комментарии Раши к трактату «Мегила» (21б) прямо написано, что арамейского перевода книг, входящих в Ктувим (а значит и Теилим тоже) вообще не существует7.

Следующий аргумент рава Хаюта состоит в том, что комментарий Тосафотименно к этому трактату нередко идет по пути объяснения простого смысла Талмуда — в отличие от других трактатов, где представители школы Тосафот, как правило, лишь задают вопросы и сопоставляют различные отрывки из Талмуда. Т.е. складывается впечатление, что Тосафот здесь выполняют «работу Раши», чьих комментариев к этому трактату у них наверняка не было9. Этот аргумент подтверждается еще и тем, что многие слова Тосафот почти идентичны словам комментария, предписываемого Раши. И более того, нередко «кушия» (досл. «сложность», тяжелый вопрос), поднимаемая Тосафот, уже получила разрешение в комментарии, приписываемом Раши, однако Тосафот игнорируют это, из чего следует, что данный комментарий они вообще не видели. А иногда Тосафот в своем комментарии к этому трактату цитируют Раши, но слова, которые они приводят, невозможно обнаружить в напечатанном комментарии, приписываемом Раши.

Следующий аргумент Рава Хаюта состоит в том, что при возникновении необходимости объяснить стих из Торы, который процити- рован в Талмуде, Раши, как правило, не цитирует весь стих. Но в «комментарии Раши» к трактату «Таанит» сперва цитируется весь стих, а потом уже дается объяснение. А в целом, приписываемый Раши комментарий к трактату «Таанит» представляется более сложным и запутанным, чем обычные комментарии Раши10. Автор приводит несколько вариантов объяснения, и пару раз заключает их словом «гимгум» («запинание», т.е. он сомневается в собственных выкладках). А в одном месте11 «комментарий Раши» вообще представляет собой полную путаницу12.

В заключение, рав Хают предположил, что Раши действительно мог написать какой-то очень краткий13 комментарий к трактату «Таанит», или хотя бы сочинение с объяснением отдельных тем из данного трактата14, но позже кто-то из его учеников написал полный, развернутый комментарий, который частично базируется на кратком комментарии самого Раши. Этим можно также объяснить наличие часто встречающихся фраз «ми-фи мори» («из уст моего наставника») и «ми-фи раби» («из уст моего учителя»). Хоть настоящий Раши и пользуется подобными оборотами, но он делает это лишь изредка, и практически всегда пишет «ми-фи мори а-закен» («из уст моего старого наставника»), имея в виду главного своего учителя — раби Якова бен Якара.

Недаром раби Нахман из Брацлава называл Раши «братом Торы».

См., например, предисловие к «Диврей а-Ямим» издательства «ArtScroll» и к «The Living Torah» издательства«Moznaim». Также считается, что печатаемый в изданиях Танаха «комментарий Раши» к книгам Эзры и Нехемии тоже написан не Раши.

Печатаемый «комментарий Раши» к трактатам «Меила» и «Авот» написан, скорее всего, не Раши. Тосафот в комментарии к трактату «Меила» практически не цитируют его. При этом в комментарии к трактату «Назир» Тосафот приводят Раши, но совсем не тот «комментарий Раши», который напечатан в используемых нами изданиях. Возможно, части комментария к трактату «Критот» тоже написаны не Раши. Некоторые исследователи также ставили под сомнение авторство Раши в приписываемом ему комментарии к трактату «Моэд Катан», но в данном случае убедительных аргументов не было предоставлено. Заметим, что Раши писал и переписывал свои комментарии, поэтому в некоторых случаях у нас могла сохраниться более ранняя версия (см., в частности, издания трактата «Менахот», где с 72 по 94 страницу напечатаны две разные версии комментария Раши).

Комментарий Тосафот к трактатам «Назир» и «Недарим» не похож на обычные комментарии Тосафот, а написан в стиле Раши (см. ниже насчет комментария Тосафот к трактату «Таанит»).

Рав Цви Гирш Хают (Хаес, 1805-1855 гг). Великий мудрец и ученый, чьи примечания к Талмуду напечатаны в конце всех стандартных изданий.

В ашкеназских общинах алаха предписывает не работать ночью Девятого Ава (см. «Мишна Брура» 554.43), но рав Овадья Йосеф («Хазон Овадья» стр. 320) постановил для восточных общин, что в ночью Девятого Ава можно выполнять работу.

См. также четвертый ответ, который дает Маариц Хают: он обсуждает данное утверждение Раши и тему «Таргумов» (арамейских переводов) Писаний (Ктувим) в целом. Но в любом случае, ни Раши ни Радак ни разу не цитируют «Таргумы» в своих комментариях к Теилим, тогда как в комментариях к Пророкам (Невиим) они постоянно приводят «Таргум Йонатан».

Ученики и ученики учеников Раши, которые написали «дополнения» к его комментариям Талмуда. Отправной точкой для них обычно являлся комментарий Раши.

Такой же аргумент можно привести в отношении трактатов «Назир» и «Недарим».

10 Одно из особых качеств трудов Раши, которое и привело к необычайной популярности его комментария, состоит в том что они пишет очень коротко и четко. Лично я, впервые изучая трактат «Таанит», обратил внимание на то, что в «комментарии Раши» к этому трактату отсутствует лаконичность, присущая его комментариям. Думаю, что это чувство —«что-то не так с этим Раши» — возникает у многих, кто изучает данный трактат.

11 К листу 18б, начиная со слов «шамая ве-ахия».

12 См. Маарша там.

13 Возможно потому, что «Таанит» состоит в основном из Агады, Раши действительно ограничился коротким комментарием по основным темам.

14 И этот комментарий иногда цитировали более поздние комментаторы-ришоним.