№58, Рав Авнер Коэн

Об «эруве» в районе Московской Хоральной Синагоги в центре города Москвы

Рав Авнер КОЭН Раввин общины «Оалей Яаков», Москва Перевод Акивы Богданова

От редакции: Предлагаемая вниманию читателей статья представляет собой подробное практическое обоснование возможности создания в центре Москвы «эрува» — субботнего ограждения территории, позволяющего переносить в Шабат вещи из владения во владение. Данное обоснование подготовлено равом Авнером Коэном, настоящим знатоком Торы, посвятившим данной теме много сил и времени. Благодарим рава Элиэзера Райхмана за предоставленную карту (см. форзац). Теперь этот «эрув» ожидает утверждения со стороны законоучителей нашего поколения. В вопросе возможности практического использования «эрува» каждому следует ориентироваться на своего раввина.

Введение. Контекст

Москва, столица России — страны с самой обширной в мире территорией — один из крупнейший мировых городов. Поэтому устройство в подобном городе, со всеми его особенностями, «эрува» — тяжелейшая работа, особенно если пытаться соответствовать всем мнениям законоучителей в этом вопросе, или хотя бы их большинству. С другой стороны, город выстроен таким образом, что в нём есть множество мест, пригодных для организации «эрува»: речь о «частных владениях», которые, в соответствии с законом, огорожены и закрыты с четырёх сторон. Любое такое владение, занимающее немалую площадь и населённое множеством жителей, может быть чрезвычайно полезно. Поэтому предпочтительный способ установления «эрува», с целью разрешить перенос вещей во дворах и узких проходах («мавой») в Москве — «смешение» этих владений, закрытых с четырёх сторон, по отдельности.

В сравнении с мировой практикой устройства городских «эрувов», которая строится на установке множества символических «дверных проёмов» («цурот а-петах») вокруг определённой обширной территории, особенности этих владений в Москве позволяют создать «эрув» высочайшего качества, соответстующий самым строгим требованиям алахи.

Кроме того, стоит отметить некоторые исключительные особенности, присущие Москве, которые позволяют включить в «эрув» весьма обширную территорию. Первая из этих особенностей — электрические провода, протянутые между столбиками на крышах домов (в отличие от многих городов, где провода проложены под землёй или натянуты между электрическими столбами). Дополнительная особенность — конструкция фасадов домов, в большинстве своём имеющих рельефные выступы, соответствующие опорным столбам, а также выступающие детали оформления дверей и окон. Эти и другие конструктивные особенности позволяют законодательно расценивать многие внешние стены домов как косяки дверного проёма («цурат а-петах»), а провода, натянутые между ними, — как притолоки этих проёмов.

Чтобы сделать алахический аспект проблемы более понятным для читателя, мы сперва объясним принципы создания «эрува» в районе Московской Хоральной Синагоги, а от этого перейдём к возможности расширить его.

Район Московской Хоральной Синагоги

Пример «эрува», охватывающего обширную территорию, это «эрув» Московской Хоральной Синагоги, известной также как Синагога на Архипова. Эта территория включает в себя несколько улиц и переулков, в подавляющем большинстве огороженных со всех сторон, в соответствии с законом.

На всей этой территории жители района и прихожане синагоги имеют возможность переносить предметы из владения во владение и по улице в Шабат.

В трёх местах на границе этого эрува есть «цурат а-петах» во всю ширину «мавоя» (прохода, не являющегося общественным владением по закону Торы): две из них расположены в открытом с обоих концов Большом Спасоглинищевском переулке (на пересечениях с улицей Маросейка, а также с Солянским переулком и улицей Забелина), а третья — в Петроверигском переулке, имеющем статус «мавой сатум» (закрытый с одного конца «мавой»), со стороны Маросейки.

Как известно, «цурат а-петах» это проём, образованный двумя косяками и притолокой. Согласно закону, притолока не обязательно должна касаться косяков. Тем не менее, она должна быть расположена точно над ними: в этом случае косяки как будто достигают притолоки, в соответствии с законом «гуд асик» (досл. «возьми и подними»: вертикальная конструкция с определёнными параметрами считается как бы простирающейся в высоту до бесконечности). Этот закон передан Моше устно на горе Синай («алаха ле-Моше ми-Синай»), т.е. он не упомянут в Писании, а получен по традиции)1. По мнению большинства законодателей, косяки «цурат а-петах» не должны быть изготовлены и установлены специально для «эрува» — допустимо, чтобы они были построены просто так, однако несение потолка или верхнего этажа не должно быть их единственной функцией2. Однако, по мнению некоторых законоучителей, даже если косяк выполняет только эту функцию, достаточно мысленно посвятить его целям «эрува»3.

Поэтому возможно использовать для «цурат а-петах» столбы, расположенные вдоль улицы (или даже стенные выступы на домах вдоль улицы), с натянутыми между ними электрическими проводами, с тем условием, чтобы провода были расположены над столбами или выступами соответствующим закону образом. И даже если протяжение «мавоя» не может служить в качестве косяка «цурат а-петах», и, следовательно, стены домов вдоль улицы не помогают превратить её в частное владение, то каменные выступы в форме столбов все же могут служить в качестве косяков4. Дополнительно следует подчеркнуть, что это возможно даже по мнению Рамбама («Илхот Шабат» 16.16), рабейну Хананеля, Смага и Смака, которые считают что «цурат а-петах», превышающая десять локтей, кашерна лишь в том случае, когда стены преимущественно сплошные. Многие законоучителя советуют учитывать это мнение, хотя, по букве закона, это и не требуется (см. «Мишна Брура» 362.118, «Шаар а-Циюн» 44; «Каф а-Хаим», там же, 91, а также 13.7; «Шулхан Арух а-Рав», там же, 19 и др. По их словам, если город полностью окружён столбами с проводами, то не имеет значения, что бóльшая часть этой ограды не сплошная. В нашем же случае бóльшая её часть сплошная за счёт стен зданий, создающих как бы единую стену, через которую проходят улицы. Это соображение играет очень важную роль в дальнейшем рассуждении о возможности расширить «эрув».

Все упомянутые условия соблюдены в двух последних из трёх упомянутых выше «цурот а-петах». Однако с первой «цурат а-петах» в Большом Спасоглинищевском переулке в сторону ул. Маросейка есть проблема. С одной — восточной — стороны она образована электропроводом, протянутым точно над водосточной трубой, прикреплённой к стене дома и заканчивающейся ниже, чем три «тефаха»над землёй, что равносильно касанию земли как по закону «лавуда» (умозрительного заполнения несплошной стенки), так и по закону «бкиат гдаим»6. Таких труб, способных послужить косяком, в Москве очень много. С противоположной стороны этот провод протянут через низкую опору на крыше, а под ним в стене находится полукруглый выступ высотой как само здание; однако он выступает наружу на расстояние гораздо большее, чем десять «тефахов», и потому не может считаться косяком. Тем не менее, сбоку от этого выступа, вплотную к нему, расположена водосточная труба, спускающаяся почти до самой земли, приближаясь к ней на расстояние меньше трёх «тефахов». Кроме того, в стене здания есть и другие выступы, которые возможно было бы присоединить к этому, если бы их ширина не превышала 4 «амы»7. В этом случае также возникает проблема, поскольку известно, что «лехи» (дополнительный косяк сбоку) должен составлять 4 «амы». Если он шире, то образованная им структура считается отдельной стеной «мавоя».

Рекомендуемый способ исправления этой проблемы — установить дополнительную планку высотой десять «тефахов» над землёй, непосредственно под электрическим проводом, или прикрепить такую планку шириной в «эцба»8, или меньше, к стене здания, или даже к её выступу; главное условие — чтобы эта планка выступала и была заметна. Но это не исключает проблем с соседями-неевреями, которые могут сопротивляться установке подобного косяка, как уже не раз случалось.

Таким образом, «эрув» в этом месте можно исправить несколькими способами. Хотя выступ, составляющий значительную часть стены здания, гораздо шире четырёх локтей, и поэтому не годится в качестве «лехи», его всё же можно приспособить под косяк «цурат а-петах». Поскольку полукруглый выступ под электропроводом связан с землёй посредством стены здания, то хоть сама стена и не может служить косяком «цурат а-петах», но этот выступ позволяет считать выступающий косяк «цурат а-петах» прикреплённым к земле, будь то посредством прямого присоединения, либо за счет прикрепления к данному выступу, чтобы с его помощью соединиться с землёй.

Невысокий столбик с отходящим от него проводом, установленный на крыше здания, позволяет считать стену — или сам может считаться — косяком «цурат а-петах», благодаря тому, что он служит чётким определяющим признаком этой функции стены: сама по себе стена не имеет выраженых признаков, которые бы позволили считать её косяком.

Поскольку водосточная труба расположена вплотную к полукруглому выступу, её можно считать косяком «цурат а-петах», частично прикреплённым к земле, а частично нет; хотя притолока находится над той частью, которая не прикреплена к земле, такая «цурат а-петах» кашерна, поскольку косяк всё же частично прикреплён к земле.

Ниже приведены алахические источники этого решения: «Установка Эрувов») запрещает подобное на основании постановления «Маген Авраам» (363.28), поскольку протяжённость «мавоя» не считается «цурат а-петах», а с точки зрения закона, «лехи» шириной в четыре локтя считается отдельной стеной. Но многие законоучителя спорят с этим постановлением «Мекор Хаим»: по их мнению, в подобной ситуации некашерен только «лехи», поскольку ему необходим явный отличительный признак (несмотря на то, что в соответствии с алахой, приведённой в Талмуде («Эрувин» 12б), «лехи» считается перегородкой, всё же необходим и явный отличительный признак); однако «цурат а-петах» функционирует как перегородка и без явного отличительного признака. Таково мнение «При ме-гадим» (730), «Эшель Авраам» (2) и Виленского Гаона (там же), и то же самое явно следует из написанного в «Шулхан Арухе» и у Рама (там же, 2 и 3), а также из всего, что говорит «Мишна Брура» и «Биур Алаха»; то же са- мое написано в респонсах «Сефер Йеошуа» (8, см. его объяснение слов «Байт Хадаш» «При ме-гадим», в особенности относительно непригодности опор, которые выступают из стены более чем на десять, или менее, чем на три «тефаха», по причине «повреждённых проёмов» («цурат а-петах» с искривлённым косяком, см. «Эрувин» 11а; «Менахот» 33б): если бы такой косяк был некашерен в связи с тем, что он не прикреплён к земле, то тем, кто считает его непригодным, следовало бы именно так и написать, ведь это куда более серьёзная проблема, чем «повреждённый проём» (который не по всем мнениям, приведённым в Талмуде и у законоучителей-ришоним, является некашерным). Поэтому автору «При ме-гадим» не следовало бы упоминать закон «повреждённого проёма». А если уж в нашем обсуждении речь зашла о «повреждённом проёме», то стоит обратить внимание на слова Хазон Иша («Орах Хаим» 70.25, «Йоре Дэа» 172.1.2 и «Менахот «40.1.2), согласно которым «повреждённый проём» кашерен, если выступающая часть прямая, лишена изъянов и визуально не выглядит как повреждённый косяк. В подтверждение Хазон Иш привёл мнение автора «Мекор Хаим», который запрещает косяк шире четырёх локтей, но если косяк уже четырёх локтей, то он, по его мнению, кашерен даже в ситуации «повреждённого проёма». Это же следует из слов Таза («Йорэ Деа» 287.3) и слов всех законоучителей, обсуждающих заповедь установления мезузы применительно к проёму, имеющему форму арки: если нельзя понять, где заканчивается косяк и начинается притолока, то проём не нуждается в мезузе; а если его стороны выше десяти «тефахов» и выделяются, а притолока прямая или её границы можно определить по иным признакам, то во всех этих случаях правило «повреждённого проёма» не играет роли (это заключение Таза обсуждается ниже).

1. Поскольку большая часть стены представляет собой выступ шире четырёх локтей — автор «Мекор Хаим» (раздел

363.15 и далее, ч. 3 раздел 3), «Бейт Эфраим» (в конце гл. 28), «Авней Незер» («Орах Хаим» 190); того же мнения придерживаются Мааршам (ч. 1, 106) и Хазон Иш («Илхот эрувин» 107.5; «Йорэ Деа» 172.1). Отметим, что в комментарии к «Йорэ Деа» Хазон Иш все же призывает устрожить, и хотя там его призыв относится к мезузе, очевидно что он касается и вопросов «эрува». Но в любом случае, перечисленные законоучителя-ахароним не согласились с автором «Мекор Хаим».

2. Поскольку полукруглый выступ под электропроводом связан с землёй посредством стены здания (которая сама не может служить косяком «цурат а-петах»), то можно считать выступающий косяк частью «цурат а-петах», которая, в свою очередь, прикреплена к земле — посредством прямого присоединения или прикрепления к этому выступу (чтобы с его помощью соединиться с землёй). Так написано в респонсах Хатам Софера («Орах Хаим» 96 и в ч. 6.34), а также в его комментарии к «Шулхан Аруху» («Орах Хаим» 363.26). Хатам Софер приводит разрешающее мнение рава Мешулама Эгры; то же самое разъясняют Таз (там же, пар. 19) и автор

3. Невысокий столбик с отходящим от него проводом, установленный на крыше здания, позволяет считать стену — или сам может считаться — косяком «цурат а-петах». Это достигается благодаря тому, что он служит чётким определяющим признаком этой функции стены: сама по себе стена не имеет выраженных признаков, которые бы позволили считать её косяком. Так написано в респонсах Хатам Софера («Орах Хаим» 96 и в ч.6.34), а также в его комментарии к «Шулхан Аруху» («Орах Хаим» 363.26). Он приводит разрешающее мнение рава Мешулама Эгры. То же самое пишут авторы «Йешуот Яаков» (363.14) и «При ме-гадим» (362.20); последний приводит позицию Маген Авраама, процитировавшего респонсу «Маим амуким» (25) раби Элияу Мизрахи (Реэм) по поводу некашерности «боковой цурат а-петах» (где притолока расположена не точно над косяками); если присоединить к изначальным косякам дополнительные косяки, расположенные точно под притолокой, то такой проём кашерен, но следует спрятать первую пару косяков, чтобы прохожие не думали, что они составляют кашерный проём. По этому поводу автор «При ме-гадим» пишет, что и для низких столбиков, выступающих из крыши, закон будет таким же: если помимо них в «мавое» есть косяки, расположенные непосредственно под притолокой, то сами столбики необходимо закрыть. Из этого явствует, что если бы притолока проходила точно над столбиками на крыше, проём был бы кашерен, причём речь, судя по всему, даже о столбиках ниже десяти «тефахов», присоединённых к стене здания.

4. Поскольку водосточная труба расположена вплотную к полукруглому выступу, её можно считать косяком «цурат а-петах», который частично прикреплён к земле, а частично нет; и хотя притолока находится над той частью, которая не прикреплена, такая «цурат а-петах» все равно кашерна, поскольку косяк частично прикреплён к земле. В респонсах «Нефеш хая» (34) приводится подобное разрешение касательно телеграфных столбов: хотя провода прикреплены к ним сбоку, они соединены с самими столбами посредством стеклянных шайб-изоляторов, которые, в свою очередь, насажены на колышки, прикрепленные к самим столбам; однако там речь идёт о случаях, когда провод по-настоящему прикреплён к колышку, а не просто находится над ним, поскольку в такой ситуации требуется соответствие закону «гуд асик», т.е. чтобы была планка в десять «тефахов», соединённая с землёй. В респонсах «Авней Незер» («Орах Хаим», в конце пар. 291.16), сказано, что если косяк «цурат а-петах» расположен под наклоном, то требуется установить на земле ещё один косяк точно под притолокой, так как иначе проём будет дисквалифицирован по закону «бкиат гдаим». То же самое, по всей видимости, следует из написанного в респонсах Реэма «Маим Амуким» (см. выше): там приводятся слова раби Авраама Сабы («Црор а-Мор»), с которыми сам Реэм соглашается в пар.26: если притолока «цурат а-петах» расположена сбоку от одного из косяков, и при этом рядом на земле, точно под притолокой, установлен низкий столбик, то такой «эрув» следует объявить некашерным, поскольку наблюдатели будут думать, что он кашерен благодаря первому косяку. Но там не приводится совет прикрепить этот низкий столбик к верхушке высокого косяка таким образом, чтобы он располагался точно под притолокой, сделав таким образом весь первый косяк кашерным за счёт того, что часть его расположена под притолокой, как и следует. И всё же, в свете вышеприведённых мнений Хатам Софера и раби Мешулама Эгры, а также Таза (363.19), и по причине, объяснённой «При ме-гадим» касательно «повреждённого проёма», ясно, что стена здания снимает проблему «бкиат гдаим», поскольку она сама присоединена к земле. Из слов самого автора «Авней Незер» можно вывести этот же принцип, поскольку он советует воткнуть второй косяк в землю, чтобы избежать проблемы с «бкиат гдаим», однако не упоминает, что этот второй косяк заменит первый (наклонный) в качестве элемента «цурат а-петах». Отсюда следует, что даже если проблема с «бкиат гдаим» устраняется за счёт столбика, который сам по себе не может служить косяком, то достаточно верхней перекладины. То же явствует и из обсуждения в Талмуде, («Эрувин» 11б; «Менахот» 33а), и из слов Тура и «Шулхан Аруха» («Йорэ Деа» 287.2), и Таза на этот параграф (пункт 3): в арочном проёме проблематична сама невозможность разграничить косяк и притолоку, однако если они чётко обозначены, то такой проём нуждается в мезузе. Хотя притолока и не расположена прямо над косяками, она связана с ними скруглёнными частями проёма, которые сами по себе притолокой не считаются. Это, судя по всему, соответствует мнению Хазон Иша («Орах Хаим» 71.5–12 и «Йорэ Деа» 170.5). Хотя описанные ситуации не вполне схожи, поскольку в первом случае притолока расположена в ширину проёма в том же направлении, в котором обращены косяки, а в нашем случае косяк и соединение расположены вдоль «мавоя», а притолока — поперёк, всё же, резюмируя приведённые мнения, можно сказать что нет оснований разделять между этими ситуациями. Также см. на эту тему респонсы «Биньян Цийон» (27-28) и респонсы «Мешив Давар» (1.26).

В итоге всего приведенного выше рассуждения можно сказать, что в случае, когда это возможно, следует установить дополни- тельный столбик, присоединённый к земле, высотой менее трёх «тефахов» или — во всяком случае — не более десяти «тефахов», чтобы удовлетворить подавляющему большинству мнений. Однако даже если этого не удастся сделать, «эрув» все равно можно считать кашерным по совокупности приведённых причин.

Возможности расширить «эрув» на территорию за пределами центра города

В связи с описанными выше особенностями московской планировки, примечательным образом закрытыми с четырёх сторон «владениями», мы изучим возможность существенно расширить площадь эрува. Несмотря на то, что многие из центральных топографических объектов и транспортных артерий могут считаться «общественными владениями» в полном смысле, и потому — по большинству мнений — они нуждаются в полноценных дверных проёмах, — все равно, из улиц, переулков и дворов в центре Москвы возможно создать кашерный «эрув», который будет, по многим мнениям, соответствовать высочайшим требованиям, по примеру множества «эрувов», имеющихся в различных городах мира.

Решение этой проблемы основано на двух ключевых параметрах, как объясняется ниже: «цурат а-петах» по мнению ряда законодателей, как описано выше, — они также проходят над выступами фасадов, что, по мнениям законоучителей, приведённым выше, позволяет использовать их для «эрува».

1. Фасады зданий с выступающими из наружных стен опорами, которые, хоть и служат декоративным целям, могут, тем не менее, служить косяками «цурат а-петах» как в месте выступа внутри «мавоя», так и в их продолжении, если рассматривать их как косяки «цурат а-петах».

2. Электрические провода, в большинстве случаев протянутые между крышами зданий, — следует особо подчеркнуть, что речь не о временных кабелях освещения, а только об электрических проводах. Кроме того, что эти провода протянуты через столбы на крышах, которые обычно выше десяти «тефахов», что позволяет считать такую конструкцию

3. В отдельных случаях соединение в «эрув» может осуществляться способом, описанным в респонсах «Сефер Йеошуа» (8) в рассуждении о словах Маген Авраама (363.28, см. также «Мекор Хаим»), приводившихся выше, в соответствии с которыми стены вдоль «мавоя» не могут считаться косяками «цурат а-петах». По мнению автора «Сефер Йеошуа», можно поместить верхнюю планку «цурат а-петах» на стены зданий, поскольку перпендикулярные стены считаются косяками «цурат а-петах». В продолжение этого рассуждения автор «Сефер Йеошуа» пишет, что такое устройство «цурат а-петах» функционально, поскольку его видно тем, кто стоит вне «мавоя». Судя по всему, это так, даже если верхняя планка «цурат а-петах» простирается внутрь от края, образованного перпендикулярными стенами домов (см. также в его респонсе 9 о покрытом «владении», которое считается единым). Само то, что перпендикулярные стены, или даже стены «мавоя», могут считаться косяками «цурат а-петах» даже по мнению «Мекор Хаим», не только логично, но и прямо следует из обсуждения в трактате «Йома» (11а): ворота города Мехозы считались «цурат а-петах», хотя были построены для поддержки оборонительных башен. Такой же вывод можно сделать и из комментариев ришоним к обсуждению в «Эрувин» (22а): в Иерусалиме были «цурот а-петах», благодаря которым город не считался «общественным владением», хотя городские ворота запирали на ночь. И очевидно, что большая часть окружающей Иерусалим стены была преимущественно сплошной (см. «Тосафот Бава Меция» 53б).

4. Если сказать, что перпендикулярные стены «мавоя» не считаются косяками «цурат а-петах» (имеется в виду стена в четыре локтя), то утверждения Талмуда о «цурот а-петах» в Мехозе и Иерусалиме выглядят несколько странно, поскольку очевидно, что величина этих стен по сторонам «цурот а-петах» превышала четыре локтя. Кроме того, подобные «цурот а-петах» можно разрешить в соответствии со словами Мааршама (Респонсы, 1.206) о приведённых постановлениях Маген Авраама и «Мекор Хаим»: если косяк «цурат а-петах» заметен, даже если он сравним по ширине со стенами «мавоя», или если дом, над которым протянут провод, выше или короче (ниже) стен «мавоя», то возможно поместить верхнюю перекладину «цурат а-петах», невзирая на ширину в четыре локтя. Об этом же пишет Хазон Иш (67.13, и см. разрешение Мааршама в 1.206, в связи с тем, что наши «мавои» подобны дворам, как объясняется у Рама (363.26) и у Маарита (1.94), а также у Хатам Софера (6.82); Мааршам спорит с Маген Авраамом (363.27, хотя из слов Маген Авраама там даное противоречие совершенно не следует)). Кроме того, как объясняет автор «Мекор Хаим», дисквалифицирующий косяк «цурат а-петах» шире четырёх локтей (поскольку такой косяк не подходит для «лехи» и считается стеной мавоя, а также из-за закона «повреждённого проёма»), если только часть такого косяка считается частью мавоя (в том случае, например, если верхняя перекладина положена посередине или у внутреннего края цурат а-петах: тогда цурат а-петах кошерна, поскольку внешняя часть перекладины не дисквалифицирует его, т.к. не является частью мавоя; это напрямую следует из того, как он разрешает затруднение Маген Авраама 363.28). С одной стороны, перекладина в четыре локтя функциональна (в противном случае непонятно, почему кошерна перекладина в сукке, если одна её часть лежит на стене сукки), а также, как следует из слов Хазон Иша (84.4), если стена, служащая частью цурат а-петах, отделена от продольной части мавоя, не существует проблемы с четырьмя локтями, так как цурат а-петах очевидно не является частью мавоя. Хазон Иш написал это о косяках цурат а-петах, расположенных вровень со внешними стенами мавоя, но это же, очевидно, касается и расстояния в четыре локтя.

5. В некоторых местах, в которых никакие из вышеперечисленных решений невозможно применить, требуется натянуть верхнюю проволоку цурат а-петах должным образом. Это позволит существенно расширить эрув в сторону места слияния Яузы с Москвой-рекой, причём искусственные берега рек будут служить перегородками эрува, войдя в его состав благодаря описанной ниже системе соединений.

6. Следует особо подчеркнуть, что во всех случаях расширения эрува здание, над которым будет протянут провод «цурат а-петах», будет целиком находиться за пределами эрува, чтобы избежать нечаянного нарушения Шабата.

Карта «эрува» в центре Москвы и ее обоснование

1. На улице Маросейка нужно натянуть провод «цурат а-петах» между осветительными столбами в обозначенной зоне.

2. В Лучниковом переулке справа от дома «Мекор Хаим» (см. п. 9). С другой стороны, по диагонали, основой «цурат а-петах» служит выступ который меньше четырёх локтей.

2 кабель «цурат а-петах» соответствует мнению «При Мегадим» и Хатам Софера, а также других законоучителей, считающих, что выступ или столб выше десяти «тефахов» может считаться косяком «цурат а-петах», если расположен над косяком шире четырёх локтей; это соответствует и мнению автора

3. На ул.Мясницкая в месте её соединения с Лубянкой следует натянуть провод между фонарными столбами или водосточными трубами — или между фонарями, расположенными над выступами по углам здания внутри Златоустинского переулка.

4. Если возможно, улучшить цурат а-петах на Мясницкой со стороны Лубянской площади и Большого Златоустинского переулка, между домами №1 (над выступом, расположенным рядом с черными воротами со стороны Лубянки) и №2. Форма выступа дома №2 такова, что от его основания до самого провода нет четырех локтей, однако часть утопленного в стене окна может считаться продолжением выступа.

5. В Кривоколенном переулке провод «цурат а-петах» находится между домами №3 и №2, причем в месте соединения с домом №2 учтены мнения «При Мегадим» и «Хатам Софера».

6. В Банковском переулке провод есть с двух сторон: у входа в дом и напротив.

7. Дальше по переулку есть «цурат а-петах», образованный кабелем и расположенным под ним «лехи».

8. Диагональная «цурат а-петах» между Мясницкой №17 (над дверным проемом) и 24/7 (сбоку от ресторана вьетнамской кухни). С этой стороны соединение соответствует мнению «При Мегадим» и «Хатам Софера» (см. выше), а также приведённому мнению в респонсах «Сефер Йеошуа» (8), разрешающему соединять продольные стены здания, хотя они шире четырех локтей, и мнению, приведённому в респонсах Мааршама (1.206) и Хазон Иша (67.13), по которым разрешено использовать косяк «цурат а-петах» шире четырёх локтей, если он высокий или низкий и явно отделён от остальных стен вдоль «мавоя». Из вышеприведённых слов «Мекор Хаим» также следует, что если только часть косяка шириной в четыре локтя находится внутри «мавоя», а часть — снаружи, то такой косяк кашерен. С этим согласен и Хазон Иш (86.4): хотя нельзя полагаться на «цурат а-петах», чьи косяки не выступают внутрь «мавоя», но всё же, если есть промежуток (не более десяти локтей) между краем стены «мавоя» и этими косяками, то такая «цурат а-петах» приемлема. Разрешение Ха- зон Иша можно применить и к косяку шириной в четыре локтя, поскольку единственная его проблема в том, что он кажется продолжением стены «мавоя», однако если расстояние между стеной и таким косяком достаточно, чтобы он представлялся отдельным, то даже широкий косяк кошерен. Кроме того, следует подчеркнуть, что в этом месте часть косяка шире четырёх локтей и ниже девятнадцати локтей, поэтому косяком скорее считается часть которая меньше четырёх локтей. Также у ресторана вьетнамской кухни имеются провода «цурат а-петах» с двух сторон переулка в соответствии со мнениями «При Мегадим», Хатам Софера и др.

9. На Чистых Прудах провод «цурат а-петах» проходит в ширину бульвара от крыши станции метро; это позволяет соединить два образовавшихся проёма этой крышей. Речь о двух «цурот а-петах», у каждой из которых одна сторона превышает четыре локтя, а другая расположена над выступом ýже четырёх локтей, и, по приведённым мнениям, в том числе «При Мегадим», Хатам Софера и «Мекор Хаим», выступ или столб выше десяти локтей могут считаться косяком «цурат а-петах», если они расположены над выступом шире четырёх локтей. Кроме того, в данном случае всё обсуждение касается здания станции метро. Можно считать, что оно меньше четырёх локтей, по трём причинам: диной является преградой (Таз 363.19, «Мишна Брура» там же, 13), но всё же, поскольку место присоединения и продолжение этого косяка не расположены на самой крыше, и поскольку косяки и крыша при этом соединены таким образом, что и сама крыша может считаться продолжением косяка — это кашерно. По крайней мере, до места напротив верхнего провода.

1) Поскольку расстояние между постройкой и каждой из «цурот а-петах» меньше четырёх локтей, и выходит, что вертикальный косяк «цурат а-петах» внутри «мавоя» меньше четырёх локтей, а внешняя широкая его часть не дисквалифицирует этот проём.

2) Хотя законодатели заключают, что крыша между косяком и верхней перекла-

3) Даже если нет никакой возможности считать косяк шириной меньше четырёх локтей частью станции метро, всё же само здание станции не является образует продольную стену «мавоя», а единственная проблема с косяком шире четырёх «амот» в том, что он считается частью такой стены. Станция же расположена внутри «мавоя», чьи стены образованы двумя зданиями по сторонам бульвара.

10. Провод «цурат а-петах» между Мясницкой 30/2 и 30/2, по мнениям автора «При Мегадим», Хатам Софера и других перечисленных законоучителей.

11. Мясницкая, 40 — «цурат а-петах» образована проводом, натянутым между зданиями в конце улицы, по мнению автора «При Мегадим», Хатам Софера и автора «Мекор Хаим».

12. Малый Харитоньевский переулок — провод «цурат а-петах» (с внутренней стороны) между выступом на углу дома 1 и домом 2, по мнению автора «При Мегадим», Хатам Софера и др. Можно также считать, что ширина этих косяков меньше четырёх локтей, благодаря водосточным трубам, ограничивающим часть стены.

13. Боярский переулок — за станцией метро «Красные Ворота» «цурат а-петах» образована проводом и выступом меньше четырёх локтей между домами 2 и 1; дополнительная «цурат а-петах» между поворотом налево в Большой Козловский переулок (угловые дома) и домом 9 по Мясницкому проезду, образованная проводом между домом 2/1 (над контейнерами для кондиционеров) и домом 3 (над флагом России); в обоих местах выступ стены уже четырёх локтей достигает земли.

14. Большой Харитоньевский переулок — провод над первым зданием по диагонали до здания напротив считается притолокой «цурат а-петах», по мнениям «При Мегадим» и Хатам Софера.

15. Фурманный переулок — следует натянуть провод «цурат а-петах» между первым изгибом посередине дома 20 и дорожным знаком напротив. Это возможно, если считать изгиб стены началом расположенного сверху косяка, см. «Хазон Иш» 70 (если с одной стороны косяк прилегает вплотную к зданию, то с другой достаточно отдельного от здания косяка в сочетании с преимущественно сплошной стеной за счёт «цурат а-петах»; очевидно, что стоит учесть облегчающие мнения касательно косяков, расположенных не ближе трёх «тефахов» от стен «мавоя» (см. «Мишна Брура» и «Биур Алаха» 363.6). Если такой провод натянуть невозможно, можно считать притолокой «цурат а-петах» электрический провод, проходящий с двух сторон улицы — над двумя знаками частной парковки и напротив, между двух водосточных труб; это разрешение основано на мнениях Мааршама и «Сефер Йеошуа».

16. Улица Машкова — имеется «цурат а-петах», образованная проводом над знаком с номером 28/20 и зданием напротив; в стене здания напротив есть чёткий выступ уже четырёх локтей, а с другой стороны также есть выступ, который, хотя у основания он шире, всё же соответствует мнению «При Мегадим», Хатам Софера и других законодателей.

17. Улица Покровка — следует натянуть провод «цурат а-петах» между фонарными столбами вблизи площади Земляной Вал со стороны Покровки. Сама площадь не входит в «эрув». Косяк «цурат а-петах» находится рядом с банком «Москва Сити». Прямо за этим зданием (со стороны улицы Маросейка) имеется промежуток меньше десяти локтей (4.75 метра), отделяющий его от изогнутого «мавоя» за пределами «эрува».

18. Малый Казённый переулок — «цурат а-петах», образованная выступами крайних зданий и проводом.

19. Большой Казённый переулок — электрические провода; косяк с одной стороны образован выступом шире четырёх локтей у основания, а с другой – выступом над стеной ресторана и решёткой, что соответствует мнению «При ме-гадим», Хатам Софера и др.

20. Яковоапостольский переулок — электрические провода над выступами зданий с двух сторон, каждый из которых уже четырёх локтей. Дальше по Садовому кольцу, после Яковоапостольского переулка, рядом с рестораном «Бургер-Кинг», имеется лестница, выходящая на Садовое кольцо. Там разрешено переносить в Шабат вплоть до внутренней части лестницы, но не со стороны Садового кольца. На Земляном Валу между домами 36 и 38 есть две «цурот а-петах», образованных жёлтой трубой над косяками уже четырёх локтей.

21. Улица Воронцово Поле и переулок Обуха — на крайнем доме имеются провода и выступы, образующие «цурат а-петах». В некоторых местах эта «цурат а-петах» соответствует мнению «При ме-гадим» и Хатам Софера; кроме того, следует учесть косяк в десять «тефахов», установленный над участком шире четырёх локтей (см. выше). Между Воронцовым Полем и переулком Обуха, между домами 46 и 48, есть проём шире десяти локтей. Это место кашерно за счёт провода, проходящего над крышами рядом с этим проёмом (см. выше). Кроме того, над этими двумя зданиями есть толстый кабель, проходящий над центром дома 46 и выступом на стене дома 48 высотой в несколько этажей и шириной меньше четырёх локтей, что позволяет считать это «цурат а-петах» по мнению «При ме-гадим» и Хатам Софера. По установленному правилу, всё здание, над которым протянут провод «цурат а-петах», располагается вне «эрува», поэтому в Шабат переносить можно от начала этих домов не дальше двора, поскольку упомянутый широкий проём считается брешью.

22. Слева — провод над выступом в стене дома 5, справа — провод над пространством стены между выступами подъезда и окна (можно учитывать мнения «При ме-гадим», Хатам Софера и др.).

23. Две «цурот а-петах» с двух сторон крайних зданий — по мнению «При ме-га- дим» и Хатам Софера. Как описано выше, существует возможность расширить эту часть «эрува» в направлении Яузы за счёт «цурат а-петах», образованной проводом над двумя её берегами между крышами зданий на улице Земляной Вал (51 и 52), а также за счёт проводов и столбов, расширяющихся по середине, причём их более широкая часть выше десяти «тефахов» и находится прямо под проводами, и считается косяком «цурат а-петах». Две подобные «цурат а-петах» присоединяют край «эрува» между Земляным Валом / Садовым кольцом и Серебрянической набережной / берегом Яузы, образующим перегородку гораздо выше десяти «амот» вдоль реки без промежутков (в которой, правда, имеется проход на лестницу меньше десяти локтей, но он не дисквалифицирует перегородку). С другого края между Серебрянической набережной и Яузской улицей также имеется «цурат а-петах», образованная проводом и столбом. Яузская улица не считается полноценным общественным владением, которое бы сделало недействительной перегородку, образованную берегом Яузы, поскольку она почти полностью ограничена своим прямым продолжением — улицей Солянка; так же и Серебряническая набережная заканчивается полноценной перегородкой рядом с берегом Москвы-реки. Эту перегородку не дисквалифицируют Москворецкая и Котельническая набережные по той же причине: они полностью ограничены своим продолжением, особенно в направлении Москворецкой, Кремля и Лужников. Все эти внешние улицы прерываются мостами через реку, которые считаются частным владением за счёт «цурат а-петах» и по закону «гуд ахит» (уморзрительно продолженной вниз стены) и подвешенной перегородки. С двух концов моста есть «цурот а-петах», образованные проводами и столбами и закрывающие Яузскую улицу и Солянку с третьей стороны. Таким образом, к «эруву» возможно присоединить весь парк вокруг памятника пограничникам, поскольку он окружён «цурот а-петах», которые образуются столбами, не говоря о его собственных оградах и естественных перегородках, образуемых берегами реки.

24. «Цурат а-петах», образованная проводом, справа за крайним зданием над над чёрными деревянными воротами, слева — над выступом с краю предпоследнего здания. С обеих сторон косяки уже четырёх локтей.

25. Улица Солянка — между домами 15 и 16 необходимо натянуть провод «цурат а-петах» между фонарными столбами.

26. На улице, отходящей влево от Солянки, один угол перед пересечением с улицей Забелина — закрытая Т-образная улица (у которой один конец закрыт полностью, а второй — со стороны Китай-Города — ограничен мостом, который может служить «цурат а-петах», если учитывать мнения «При Мегадим», Хатам Софера и др. Судя по всему, возможно расценивать этот проход как имеющий косяки уже четырёх локтей с обеих сторон).

27. Улица Солянка — провода «цурат а-петах» у улицы Забелина и Большого Спасоглинищевского переулка слева от Хоральной синагоги. Нужно натянуть провод «цурат а-петах» напротив, чтобы включить в «эрув» также и часть улицы со стороны синагоги.

До сих пор речь шла о способах присоединить «мавои» и дворы к «эруву «посредством «цурот а-петах». Однако в полноценном общественном владении недостаточно обычных «цурот а-петах» — нужно установить двери, запирающиеся на ночь или — по другому мнению — такие, которые могут запираться (см. «Шулхан Арух»,«Орах Хаим» 364.3).

Известен спор средневековых законоучителей: считать ли общественным владением любое открытое пространство, по которому может пройти много людей и которое в ширину больше 16 локтей (так считали рабейну Там, Рамбам и Риф, и это мнение приводится в «Шулхан Арухе» («Орах Хаим» 345.7)), или пространство, по которому проходят 600 000 человек (Раши, Смаг, Смак, Маарам из Роттенбурга, «Ор Заруа», Рош, Тур). Общественное владение по второму определению сотни лет присоединялось к «эруву» с помощью «цурат а-петах»,что соответствовало мнению многих мудрецов последних поколений. Поэтому мы не нашли решения проблемы в соответствии с тем мнением, по которому не требуется чтобы по общественному владению проходило 600 000 человек, а это мнение, по мнению большинства мудрецов последних поколений, разделял и составитель «Шулхан Аруха» (см. «Биур Алаха» 345 и «Каф а-Хаим» 13.7), и поэтому оно принято в сефардских общинах. И хотя существовали сефардские общины (см. например книгу рава Яакова Саспортаса «Оэль Яаков» (73) касательно «эрува» в Амстерадме), в которых считалось, что, хоть и не требуется прохождения 600 000 человек, чтобы владение считалось общественным, тем не менее, для «эрува» в нём достаточно установить «цурот а-петах» (см. респонсы раби Акивы Эйгера (6), а также «Ор ла-Цийон» и «Ябиа Омер»), тем не ме- нее, в большинстве сефардских общин принят обычай устрожать.

И все же, как нам представляется, в том что касается существующего «эрува» в Москве, есть множество причин выбрать облегчающее мнение (см. «Биур Алаха»345, «Каф а-Хаим» 303, а также постановления рава Бен-Циона Абы Шауля в респонсах «Ор ле-Цийон» и рава Овадьи Йосефа в респонсах «Ябиа Омер»; кроме того, по мнению ряда законоучителей, в т.ч. автора «Арух а-Шулхан», сам «Шулхан Арух» позволяет облегчить (см. «Орах Хаим» 303)). Тем более возможно облегчить в ситуации, когда есть несколько факторов, позволяющих не следовать самому строгому мнению.

Рассмотрим четырнадцать алахических соображений, согласно которым возможно выбрать облегчающий подход безоговорочно: «эрува» с помощью перегородки. См. комм. Тосафот, Рамбана, Рашба, Роша и других на тему в «Эрувин» 22а. Бааль а-Маор спорит с этим, но он говорит только о перекрёстках, а не об исключительно продольных или поперечных общественных владениях. Хотя Ритва там же пишет, что алахически перегородки как будто падают (т.е., судя по всему, «падают» все перегородки и всё пространство остаётся открытым; см. комментарий «Бейт Меир» 345 и «Мишкенот Яаков» 121), но всё же, если внимательно изучить его мнение, оно покажется неоднозначным: он пишет, что в Иерусалиме северные и южные стены были сплошными, а с востока и запада есть проёмы и ворота, из чего явствует, что для дисквалификации перегородки не достаточно одного проёма с востока и запада. И даже если он подразумевал, написав во множественном числе, что, тем не менее, достаточно одного проёма с запада и одного с востока, вероятнее будет предположить , что имелись в виду множественные проёмы с каждой стороны. Что же касается его пояснения к теме в «Эрувин» (22а, אדרבנן דרבנן ד״ה), что во всех иерусалимских воротах проём был меньше, чем сплошная стена, получается, что речь идёт именно о сплошной стене при наличии проёмов в ней. Более того, его слова противоречат выводам «Бейт Меир» и «Мишкенот Яаков» (что речь о подобии пролома без остатков стен): с севера и с юга есть полноценные перегородки, а а востока и с запада — проёмы и ворота. В продолжение он пишет, что «мавои» Иерусалима попадают под закон общественного владения, поскольку они 16 локтей в ширину, а этого достаточно для прохода 600 000 людей; и также имеются проходы с востока на запад и с севера на юг, что является признаком общественного владения в сквозных «мавоях», как объясняет здесь и в комментарии к трактату «Шабат» Раши. Дальше Ритва пишет, что без этого (т.е. если бы ворота не запирались на ночь) «мавоев» касался бы закон общественного владения, и, хотя с запада и востока имеются полноценные проемы, это пространство всё же не считается закрытым, поскольку общественное владение дисквалифицирует перегородки. Имеется в виду не то, что северная и южная стены как бы полностью «уничтожаются», а что множество людей как бы обрушивает западную и восточную перегородки, поскольку их ворота часто используют для прохода; получается, что там как будто нет ворот и остатков стены, а вся стена как будто полностью обрушена, и «цурат а-петах» или остатки стены бессильны исправить это, поскольку восточная и западная стены Иерусалима как будто полностью разрушены. Если бы считалось, что в таком случае вообще нет перегородок, Ритва должен был бы так и написать, поскольку воображаемое полное разрушение стен и отсутствие даже их остатков — это установление мудрецов, в то время как «падение перегородок» — закон Торы. Следует заключить, что Ритва не имеет в виду, что перегородки как будто полностью исчезли, а говорит об их мнимом падении только применительно к воротам. Можно добавить к этому, что из его слов (что с севера и с юга были цельные перегородки, а также что сквозные проходы были направлены с севера на юг и с запада на восток) явно следует, что с востока и запада было множество проёмов; по одним воротам было только с севера и юга, и лишь из-за их многочисленности с запада и востока речь идёт о дисквалификации перегородок. Хотя далее Ритва пишет, что с запада и востока сплошной стены всё же было больше, из его слов также следует, что закон дисквалификации перегородок применим только при множестве проёмов и что вся суть его — в алахическом отсутствии отстатков стены и как бы полном её разрушении, — а это установление мудрецов; однако дело вовсе не в том, что перегородок как будто вовсе нет по закону Торы. В остальных же местах в Шабат запрещено носить не потому, что сами они явля- ются общественным владением, а потому, что они к нему присоединяются; поэтому для них достаточно установить «цурат а-петах», как разъясняют многие законоучителя. По этому поводу автор «Ор Заруа» («Законы эрува» 5) приводит слова раби Йоэля и раби Эфраима касательно разрешения сходить на берег тому, кто встретил Шабат на корабле, а после прибыл в порт. По их мнению, следует считать, что у города как будто вообще нет стен, однако, как объясняется выше, из слов остальных средневековых комментаторов явствует, что это касается непосредственно общественного владения (и см. «Мишна Брура» 392.1). Из слов рава Моше Файнштейна в «Игрот Моше» («Орах Хаим» 1.139) видно, что он, как и упомянутые ришоним, советует следовать устрожающему мнению на мостах и в прочих местах только из-за закона о стене, которая как будто бы полностью проломлена, или из-за закона об общественном владении, если по мосту проходит 600 000 человек (или если он находится в городе с таким населением, или, в соответствии со словами Рашба в «Аводат а-Кодеш», если он представляет собой пространство с 600 000 человек, даже если оно окружено четырьмя перегородками). Однако он не запретил носить в Шабат в подобных местах потому, что проход множества людей как будто полностью уничтожает перегородки.

1. Причина устрожения — закон, согласно которому общественное владение дисквалифицирует перегородку. По мнению большинства средневековых комментаторов, закон этот не подразумевает, что в общественном владении любая перегородка как будто падает, и пространство остаётся открытым; только само место прохода большой массы народа невозможно сделать кошерным для

2. Город состоит из продольных и поперечных улиц, на каждой из которых сплошная часть занимает больше места, чем проёмы (благодаря стенам зданий, заборам и т.п.). Улицы часто ограничены сплошной стеной с трёх сторон; а если прибавить сюда и параллельную улицу, то можно считать, что они ограничены с четырёх сторон. Сходным обра- зом, улица считается ограниченной в ширину сплошной стеной зданий по двум краям этой улицы. В трактате «Эрувин» (22а) приводится спор раби Йеуды и мудрецов о законе дисквалификации перегородок в общественном владении: по мнению мудрецов, перегородки не дисквалифицируются в полностью замкнутом месте (например, если перегородки созданы столбами в форме буквы «Г» по краям такого пространства); по закону Торы, достаточно толщины в «тефах», по закону мудрецов — в локоть, но в любом случае этот закон действует, даже если большая часть такой перегородки — не сплошная стена, а если большая часть сплошная, то эффективность такой перегородки бесспорна. Хотя некоторые комментаторы (Рамбан, Рашба, Ритва и др.) согласны с раби Йеудой, алаха всё же следует за мнением спорящих с ним мудрецов: так постановили Риф, Рамбам, Рош и др., а также «Шулхан Арух» (и см. респонсы «Бейт Эф- раим», «Орах Хаим» 26; Хазон Иш, «Орах Хаим» 107.5; «Ахиэзер» 4.8).

3. Сплошная по большей части стена предпочтительнее по сравнению с перегородками, созданными столбами: в таком случае даже раби Йеуда согласен, что общественное владение не аннулирует перегородки. Это следует из объяснения в Иерусалимском Талмуде («Эрувин» 2.3): если по двум сторонам общественного владения есть два дома, то по мнению раби Йеуды, достаточно установить «лехи» или «кору» (балку над проходом), чтобы общественное владение не дисквалифицировало перегородки. Хотя Вавилонский Талмуд считает подоплёкой этого мнения тот факт, что, по раби Йеуде, с точки зрения закона Торы, достаточно двух перегородок, Иерусалимский Талмуд приводит как осно- вание этого закона именно то, что здесь есть сплошная по большей части стена. Вавилонский Талмуд не спорит с Иерусалимским: так следует из приведенного в Вавилонском Талмуде обсуждения — например, в «Эрувин» (15б) — где сказано что сплошная стена по большей части стена не просто называется перегородкой, но и в действительности является ею. Таков закон, полученный Моше с Синая: достаточно, чтобы большая часть стены была целой — или хотя бы чтобы большая её часть не была проломлена; а закон о проломе в десять локтей и более, который дисквалифицирует перегородку — это лишь установление мудрецов (см. «Тосафот Рош» в начале второй главы «Эрувин»; Хазон Иш 112; респонсы «Бейт Эфраим», «Орах Хаим» 25, в отл. от «Мишкенот Яаков» 121). Закон большей частью сплошной стены отличается от закона столбов, ограничивающих общественное владение за счёт умозрительного заполнения просветов и достраивания её вниз от края «крыши» (см. Тосафот и Ритва в начале 2-й главы «Эрувин»). В случае же со стеной перегородка полноценна («Нода бе-Йеуда», «Тшува ме-Аава» 112; «Хатам Софер», «Орах Хаим» 97, «Хазон Иш» 107.5, «Ахиэзер» 4.8).

4. Более того, поскольку все улицы внутри «эрува», включяя те, что пересекают Садовое кольцо, либо сами (как Маросейка/Покровка, Бакунинская и Попов проезд в районе Детской больницы при повороте направо на Дворцовую), либо благодаря своим продолжениям (как продолжение Мясницкой за Садовым кольцом после поворота в Южный проезд, мост и Казанский вокзал у поворота вправо со стороны моста в Рязанский переулок) оканчиваются пространством, ограни- ченным тремя полноценными и соединёнными друг с друго стенами. Иными словами, речь о закрытом «мавое»; множество людей в этих местах проходит только в продолжении «мавоя», вдалеке от очевидно закрытого с трёх сторон участка. В таком случае, по всем мнениям, закон дисквалификации перегородок не работает. Подобно тому, что Хазон Иш (параграф 2) пишет о системе параллельных улиц, ограничивающих друг друга, с точки зрения закона четырёх перегородок (по мудрецам), можно сказать, что закрытая с трёх сторон улица, служащая оградой для другой, соответствует мнению раби Йоханана, постановившего в соответствии с мнением мудрецов в при наличии трёх перегородок. Очевидный источник этого закона — обсуждение в «Эрувин» (94а) и комментарии Тосафот, «Тосафот Рош,» «Тосафот рабейну Перец», Рашба, Ритва и др.: во дворе, в стенах которого с двух сторон есть проломы менее десяти локтей (или более десяти локтей, но с сохранением большей части сплошной стены), в любом случае требуется «цурат а-петах», однако устанавливать полноценные двери (как в общественном владении) не нужно. Следует особо подчеркнуть слова Ритвы (ד״ה מודית לא מי), что это так даже в том случае, когда множество людей проходит через такую «цурат а-петах»; более того, таково же мнение «Бейт Меир» и «Мишкенот Яаков» (параграф 1): любая перегородка, сквозь которую проходит множество людей, как будто полностью аннулируется, однако если в стенах двора с двух сторон есть проломы, и множество людей проходит через него, достаточно и «цурат а-петах»; поэтому при наличии трёх цельных перегородок общественное владение не дисквалифицирует их. См. «Ор Заруа» («Законы эрувов» 129): это соответ- ствует и мнению раби Йеуды, и мнению мудрецов, однако раби Йоханан, споря и с той, и с другой стороной, считал, что в общественном владении даже цельные стены аннулируются. По мнению «Ор Заруа», закон не следует за раби Йохананом — напротив, даже в пространстве шириной 16 локтей, по которому проходят 600 000 человек и у которого есть две цельные перегородки, общественное владение их не дисквалифицирует. Так же написал и Рашба в «Аводат а-Кодеш»: «Если в стенах двора есть проломы в общественное владение с двух сторон, даже если они расположены друг напротив друга, и множество людей проходит через этот двор, достаточно «цурат а-петах» в одном проломе и «лехи» или столба в другом, чтобы в этом дворе можно было переносить в Шабат; тем более подходят «цурот а-петах» с обеих сторон или большей частью сплошная стена с одной стороны и «цурат а-петах» с другой, поскольку проход большого числа людей не дисквалифицирует «мавои» и дворы».

5. Дополнительная причина, по которой множество людей не аннулирует перегородку, состоит в том, что речь идёт о рукотворных перегородках (здания, ограды дворов, заборы и т.п.) в месте, где человек рассматривает себя как бы окружённым стенами (как, например, внутри Садового кольца, длина которого 16 километров, диаметр — примерно 5, а радиус — 2.5 км; на таком протяжении человек видит среднюю высоту зданий, охватывающих большую часть Садового; то же касается и других улиц, пересекающих улицы внутри «эрува». Подобное обсуждается в «Игрот Моше» («Орах Хаим» 1.129), где говорится, что стоящий на одном краю владения должен видеть перегородку с другого края). По всем мнениям, общественное владение здесь не дисквалифицирует перегородки (Тосафот в комм. на «Эрувин» (22б, דילמא ד״ה), Ритва (דהא ד״ה); «Маген Авраам» 363.40 и «Мишна Брура» там, «Биур Алаха» и «Шаар а-Циюн» там, а также «Шаар а-Циюн» 94 и «Биур Алаха» 346. Что касается размера в «кор» или два «кора», см. его слова далее касательно мнений ришоним, а также комм. Рамбана (лист 59а), Ритву (22а), комментарий Рамбама к Мишне и других авторитетов, по мнению которых это даже 1000 миль. Так же написано у Рамбама в «Законах Шабата» (11.14), а Тур (260) пишет, что это 100 миль; то же можно заключить из слов книги «Эшколь» («Нахаль Эшколь» стр. 163); см. также «Нишмат Адам» и респонсы Мааршама (ч. 4.1), где приведено число 16 миль, и «Игрот Моше» («Орах Хаим» 1.139, раздел 6 и далее); респонсы «Кнессет Исраэль» (2) и «Хазон Иш» 107.1.

6. Все улицы, достигающие Покровки и Мясницкой, чьи продолжения находятся за Садовым кольцом, либо не пересекают их, либо расходятся в конце под прямым углом, либо оканчиваются закрытым участком. Поэтому они не являются общественным владением, дисквалифицирующим перегородки, а на Покровке и Мясницкой достаточно «цурот а-петах». Следует подчеркнуть, что эти улицы продолжаются за Садовым кольцом, причём оно не прерывает их, и места их пересечения чётко размечены; Садовое кольцо не аннулирует эти улицы в местах пересечения.

7. Садовое и Бульварное кольца не считаются «общественным владением», как и некоторые магистрали, проходящие внутри них, поскольку они либо ограничены, либо — там, где это релевантно — разветвляются явным для наблюдателя образом, а их открытые концы (во втором случае) не расположены друг напротив друга (см. «Шулхан Арух», «Орах Хаим» 345.7; «Мишна Брура» там, 20; Иерусалимский Талмуд и комментарии ришоним к «Эрувин» (22а, 59а) и др.). В любом случае, в этих местах достаточно «цурот а-петах», чтобы общественное владение не дисквалифицировало их перегородки («Шулхан Арух», «Орах Хаим» 364.3).

8. Садовое (а также Бульварное) кольцо не считается общественным владением, несмотря на свою ширину и тот факт, что за день по нему проходит или проезжает более 600 000 человек, поскольку всё кольцо окружено домами: это позволяет применить закон сплошной по большей части стены и считать Садовое кольцо территорией, ограниченной с четырёх сторон полноценными перегородками. Переносить в Шабат здесь разрешено, даже несмотря на слова Рашба («Аводат а-Кодеш» 3), что общественным владением считается даже ограниченная территория, если по ней проходят 600 000 человек: «Что считается общественным владением? — Всякая территория 16 на 16 локтей, на которой собираются люди для торговли или иных занятий — такая, как, например, городской рынок; даже если городские ворота запирают на ночь, эта территория всё-таки общественное владение; то же касается сквозных «мавоев», чьи открытые концы расположены друг напротив друга, чья ширина от 16 локтей — и по которым проходит народ с телегами, численностью как еврейский стан в пустыне. Однако последнее касается только случаев, когда городские ворота не запирают на ночь; если же их запирают, это не общественное владение, поскольку настоящее общественное владение находится в распоряжении людей беспрестанно». Очевидно, что Рашба обсуждает только обширное пространство магистрали, состоящее, к примеру, из крупных площадей; однако Садовое кольцо — в терминах Талмуда — является «лагерем», а не таким пространством, где требуется чтобы вход и выход были друг напротив друга, а территория не была закрыта с трёх сторон. Кроме того, Рашба говорит о воротах, запирающихся на ночь, а не о полноценных перегородках, и даже не о воротах, запирающихся днём (ср. мнение раби Эфраима, проводящего это различие, «Бааль а-Маор», «Бейт Меир» и «Мишкенот Яаков»). Источник этого мнения — описание города Мехозы («Эрувин» 6б): если бы ворота Мехозы не запирались на ночь, город считался бы общественным владением. Следовательно, поскольку они запирались, город таким владением не считался. В трактате «Шабат» (124б) явно говорится о рынке Мехозы как об общественном владении по закону Торы. См. также «Брахот» (54а) и «Бава Батра» (12б); а касательно городов, обнесённых стеной, см. «Бава Батра» (73а), «Йома» (11а); касательно городов, окружённых рекой — «Брахот» (59б), «Таанит» (24б), «Моэд Катан» (25б), «Эрувин» (26а)). Хотя по самому Садовому кольцу мы не можем разрешить носить таким образом, можно уверенно утверждать, что оно как общественное владение не дисквалифицирует те места, где есть «цурат а-петах». То же самое относится и к Бульварному кольцу; закон дисквалификации перегородок общественных владений применим только к полноценному общественному владению по закону Торы. См. «Шулхан Арух» («Орах Хаим» 364.3), «Шулхан Арух а-Рав» (345) и др. «Игрот Моше» («Орах Хаим» 1.139.5) пишет, что даже без общественного владения требуется 600 000 человек, и, по его мнению, Садовое кольцо всё же дисквалифицирует перегородку, но, в силу остальных приведённых причин (четыре рукотворные перегородки, которые видны стоящему внутри) фактически этого не происходит. В любом случае, из слов большинства ришоним, а также Тура и «Шулхан Аруха» следует, что в подобной ситуации общественное владение не дисквалифицирует перегородки.

9. Садовое кольцо не считается общественным владением из-за входящих в его состав туннелей. Из-за того, что они искривлены, а их стены на въезде и выезде выше и шире самих туннелей, к ним можно применить закон умозрительного достраивания стены от края крыши вниз: такие туннели считаются закрытыми с двух сторон, а с двух других сторон они ограничены преимущественно сплошной стеной, поэтому их перегородки общественное владение также не дисквалифицирует. «Мишкенот Яаков» (121, стр. 116) объясняет это в соответствии с мнением раби Йеуды (кроме того, если бы въезды и выезды в туннели были расположены друг напротив друга, можно было бы выбрать облегчающее мнение на основании обсуждения в «Эрувин» (95а) касательно сквозных мостов, и слов Рабы, что, по мнению раби Йеуды, стену от края крыши можно достраивать вниз даже в сквозных проездах; если мудрецы это и оспаривают, то в любом случае четыре алахических перегородки общественное владение не дисквалифицирует, не говоря уже о кольце, окружённом преимущественно сплошной стеной).

10. Дополнительный довод состоит в том, что эти туннели могли бы считаться крытым общественным владением, т.е. общественным владением только по закону мудрецов, а внутри них возможно использовать многочисленные выступы в качестве «цурот а-петах». Кроме того, Садовое кольцо проходит над Москвой-рекой в двух местах по двум мостам: Новоспасскому и Крымскому. По обоим концам обоих мостов находятся полноценные перегородки, которые не дисквалифицирует общественное владение, как объясняется выше, и по той причине, что они рукотворные, и по той, что они заметны стоящему внутри них. Эти перегородки позволяют считать Садовое кольцо замкнутым с четырёх сторон, поскольку две другие его стороны — по большей части сплошная стена домов. Единственный потенциальный вопрос касается проходной перегородки, которую, однако, спасает «цурат а-петах». См. респонсы «Нода бе-Йеуда» (2-е изд., 42) касательно мостов, а также «Мишну Бруру» (363.118), респонсы «Ахиэзер» (1.8), и постановление Хазон Иша, приведённое в его книге. Всё это — в дополнение ко мнению Хатам Софера («Орах Хаим» 89 и «Шаарей Цийон», считающих такую конфигурацию кашерной и без «цурат а-петах». Кроме того, см. «Игрот Моше» («Орах Хаим» 1.139).

11. Кроме того, эти места не считаются общественным владением, поскольку предназначены преимущественно для автомобилей, а не для пешеходов («Бейт Эфраим», «Мишне Алахот», рав Овадья Йосеф, рав Ашер Вайс). Хотя вдоль большей части Садового кольца идёт широкий пешеходный тротуар с обеих сторон, в зоне туннелей его нет, и об- щественное владение по бокам туннелей явно не присоединяется к пространству внутри них.

12. Следует также упомянуть слова Хатам Софера («Орах Хаим» 97), что благодаря остаточным стенам, перегораживающим проход множеству людей, закон дисквалификации перегородок не работает, поэтому, хотя парковочные заграждения и не считаются полноценными перегородками, проходу людей они всё же препятствуют. В связи c этим можно рассматривать шлагбаумы в одном из туннелей Третьего Транспортного кольца (ТТК) как запирающиеся ворота, преграждающие проход, что позволяет считать всё кольцо частным владением по закону Торы (благодаря преимущественно сплошной стене), внутри которого расположены второе и первое кольца. Кроме того, ТТК предназначено почти исключительно для автомобилей, а не для пешеходов.

13. Кроме того, в силу самого того обстоятельства, что на ТТК нет перекрёстков, а есть только транспортные развязки, на нём закон общественного владения не аннулирует перегородки. В результате проверки ТТК (трёхчасового объезда и измерения) выяснилось, что, хотя большая его часть — эстакады, возвышающиеся над поверхностью земли и превышающие длину наземной окружности почти вдвое, а примерно одна седьмая его пролегает в туннелях под землёй или под мостами, всё-таки подавляющая его часть (особенно за счёт зданий с внутренней стороны) представляет собой преимущественно сплошную стену. Поэтому Садовое кольцо не просто полностью окружено ТТК: даже если бы возникла проблема с шоссе, пересекающими Садовое кольцо и дисквалифицирующими пе- регородки «эрува» как общественное владение — тем не менее, всё оно заключено внутри Третьего кольца, которое ни одно шоссе не пересекает, так как оно преимущественно расположено на пролётах мостов. А поскольку по бокам всех этих пролётов установлены перегородки выше десяти «тефахов», они соединяются со стенками по сторонам шоссе, проходящего под эстакадой. Что же касается шоссе, проходящих над эстакадами, хотя соединения перегородок и не происходит, всё же сами перегородки по сторонам кольца не аннулируются.

Стоит объяснить ситуацию, в которой на мосту расположено частное владение с полноценными перегородками, а под ним проходит общественное владение. Здесь не аннулируются даже боковые стенки общественного владения под мостом. Это явно следует из рассуждения в начале трактата «Шабат» Иерусалимского Талмуда, где речь заходит о пространстве под сквозными мостами из мишны «Эрувин» (95а), которое Талмуд определяет как «колоннаду». См. также начало трактата «Эрувин» в Иерусалимском Талмуде, где, по мнению раби Йеуды, в подобной ситуации работает закон умозрительного достраивания стены вниз от края крыши. Из всего этого видно, что пространство под мостом никак не может считаться общественным владением, а поскольку, как сказано выше, по мнению «Шулхан Аруха» и абсолютного большиства законодателей, перегородки эрува дисквалифицируются только при наличии полноценного общественного владения, под мостами этого не происходит. То же следует и из слов многих комментаторов трактатов «Сукка» (18б) и «Эрувин» (25а и 93б). Нет нужды упоминать мнение Раши и поддерживающих его (что стена от края крыши достраивается по закону Торы даже при наличии перегородок с трёх сторон — по всем мнениям, и даже по мнению Рава, которому соответствует закон и при наличии перегородок с четырёх сторон). Сказанное же в трактате «Сукка» — что стену от края крыши невозможно достроить в сквозном проезде — закон мудрецов (см. «Пней Йеошуа» там). Из обсуждения в «Эрувин» (94а) и в упомянутом месте Иерусалимского Талмуда, а также из слов большинства ришоним, согласных с Тосафот там, следует, что при двух открытых сторонах закон достраивания крыши не работает лишь потому, что такая территория подобна сквозному «мавою». Подобно этому, мудрецы запрещают переносить в Шабат на сквозных мостах, а раби Йеуда разрешает это только потому, что считает, что по закону Торы, для частного владения достаточно двух перегородок. Если сказать, что в случае с мостами перегородки аннулируются, возникает противоречие с обсуждением касательно сукки (в этом обсуждении подтверждается, что Рава не приводит доказательство из мишны о мостах; и хотя объяснение ришоним именно таково, тем не менее, доказательством эта Мишна служить не может, поскольку в действительности речь может идти о законе дисквалификации перегородок общественным владением). Мы вынуждены заключить, что перегородки не аннулируются. Хоть закон достраивания крыши и не действует в сквозном проезде, он не является общественным владением, так как покрыт крышей (см. в упомянутых местах трактатов «Сукка» и «Эрувин», а также «Тосафот Раббейну Перец», где упоминается закон аннулирования перегородок в случае мостов; однако большинство ришоним с этим несогласны, и так постановили Тур, «Бейт Йосеф» и «Шулхан Арух» («Орах Хаим» 361 и 630), а также Рама (356)).

Если предположить, что перегородки дисквалифицируются в случае зданий, создающих вокруг кольца преимущественно сплошную стену, всё-таки, по мнению большинства ришоним, это касается непосредственно места прохода, поэтому стена остаётся кашерной по закону Торы. Даже принимая во внимание разобранные выше трактовки мнения Ритвы в «Бейт Меир» и «Мишкенот Яаков» (что перегородки аннулируются полностью, если через них проходит общественное владение), в случае колец ситуация отличается: вокруг Садового кольца, по причине кольцевой формы, всегда остаются три преимущественно сплошных стены. Так, например, изгибы Садового кольца по сторонам прямого участка в районе проспекта Мира работают как две отдельных перегородки, так что даже если одна из них «упадёт», с двух сторон останется достаточно, сафот (что речь о «мавоях», сквозных в обоих направлениях) и не пишет, что для «обрушения» перегородок достаточно сквозного прохода в одном из направлений, представляется очевидным, что две перегородки вдоль общественного владения как бы отделяют его от его собственных перегородок, создавая два частных владения по его сторонам. Если бы из-за боковых перегородок аннулировались также и перегородки с востока и запада, Ритва должен был бы написать, что раби Йоханан устанавливает закон в соответствии с мнением раби Йеуды (особенно в свете того, что объясняется на листе 93а: боковая перегородка общественного владения «устраняет» перпендикулярную ей). В любом случае, представляется, что две перегородки по сторонам общественного владения отделяют от него частные владения, образованные внешними перегородками. А поскольку проспект Мира с обеих сторон ограждён домами как непрерывной стеной, то даже если бы на нём самом действовал закон дисквалификации перегоро- а именно — бол ьшая часть кольца.

Кроме того, стены зданий вокруг кольца не аннулируются общественным владением, как следует из обсуждения мнений ришоним — в первую очередь, Ритвы — в «Бейт Меир» и «Мишкенот Яаков». Если подобное общественное владение ограничено стенками с двух сторон, даже помимо мнения раби Йеуды, считавшего что две перегородки, по закону Торы, создают частное владение, из слов Ритвы следует, что при ширине 16 локтей владение с двумя перегородками всё равно является общественным (то же касается и мнения мудрецов, по которому нужны перегородки с трёх сторон), всё же понятно, что, поскольку он опровергает объяснение То- док, он бы не касался собственно стен зданий и заборов вокруг кольца.

Всё это помимо того, что на практике нет ни одной прямой улицы, въезд на которую и выезд с которой были бы расположены друг напротив друга и которая пересекала бы ТТК или проходила под ним. Единственное место, где имело бы смысл это обсуждать — проспектт Мира с одной стороны и Лужнецкий мост с другой. Эта территория не дисквалифицирует перегородки Третьего кольца по трём причинам: – весь этот путь отчётливо разделён, а его части не точно совпадают друг с другом, особенно в районе Лубянки; – на Лужнецком мосту есть очевидная перегородка (сразу после того, как он проходит под эстакадой ТТК); пересекающая его улица — Хамовнический вал — также ограничена полноценной перегородкой, поэтому аннулирования перегородки не происходит; – весь район Лужнецкого моста — Лужники и Воробьёвы горы — окружён с трёх сторон перегородкой, образованной берегами реки.

Все эти перегородки полноценные и цельные. Между тремя береговыми перегородками проходит мост Комсомольского проспекта, не пересекаясь с ними самими и, таким образом, не дисквалифицируя их. Кроме того, что этот путь проходит под эстакадой ТТК, он представляет собой ответвление более значительного пути, состоящего из не точно соответствующих друг другу дорог: начинаясь от Театрального проезда и проходя через Моховую у Кремля, в районе Знаменки он делает поворот почти под прямым углом. Как сказано выше, благодаря трём «речным» перегородкам, полностью соединённым между собой, аннулирования не происходит, даже если допустить, что аннулируется преимущественно сплошная стена.

Длина ТТК составляет примерно 38 км (диаметр — около 13 км, радиус — около

6.5 км), что, по приведённым выше мнениям, позволяет применить закон перегородки — тем более рукотворной, — видной стоящему внутри неё.

14. Помимо того, что ТТК ограждает Садовое кольцо, позволяя считать его частным владением по закону Торы, существует ещё одна подобная ограда вокруг Садового кольца. Речь о линии Московского центрального кольца (МЦК), полностью обнесённой каменными заборами или металлической сеткой, и проходящей преимущественно по земле или по мостам. Длина этой линии около 54 км (диаметр — около 18 км, радиус — около 9 км). Хотя ограды этой линии ниже, чем у Садового и Третьего кольца, тем не менее, как следует из мнений, приведённых в п. 5, и они могут считаться перегородками относительно находящегося внутри, и превращают Садовое кольцо в частное владение по закону Торы. Даже если не включать Садовое кольцо в «эрув», из всего вышесказанного следует, что территория внутри него не нуждается в полноценных запирающихся дверях, и по ней можно переносить в Шабат даже при наличии «цурот а-петах».

«Эрувин» (4а, 11б); «Сукка» (5б); Тур и «Шулхан Арух» («Орах Хаим» 362.11, 363.12).

Таково мнение Абайе в «Эрувин» (15а); Тур и «Шулхан Арух» («Орах Хаим» (363.12). См. объяснение Маген Авраама (363.28) и Таза (19); «При ме-гадим» (19); «Мишна Брура» (113); «Швут Яаков» (8); «Бейт Эфраим», «Орах Хаим» (26); «Маамар Мордехай» (41); «Шоэль у-Мешив» (1-е издание, ч.1 пар. 86, 88); «Бейт Шломо» (ч. 1 48),«Хазон Иш», «Орах Хаим» (77.1 и 111.5). Касательно сукки — Рама, «Орах Хаим» (530.2) и Виленский Гаон там же; то же следует из слов раби Акивы Эйгера (респонса 35), Хатам Софера («Орах Хаим» 96) и Нецива («А-эмек Шеила» 155.9), в отличие от Маген Авраама и респонс «Мишкенот Яаков» (123) и «Йешуот Малко» (20).

1) Касательно частей «цурат а-петах», служащих поддержанию крыши, см. «Менахот» (33б); Рамбам «Илхот мезуза» (6.3); Тур и «Шулхан Арух», «Йорэ Деа» (286.66).2) См. Хазон Иш, «Орах Хаим» (111.5) о том, что достаточно перед наступлением Шабата мысленно посвятить «цурат а-петах» целям «эрува»). С этим, однако, спорит автор респонс «Нефеш Хая».3) См. также респонсы раби Акивы Эйгера (35–36) и Хазон Иша («Орах Хаим» 75.1). См. мнение автора «Мишкенот Яаков» в предыдущей сноске. См. Тур, «Шулхан Арух» («Орах Хаим» 363.11) и «Мишну Бруру» (там же).4) «Маген Авраам» (363.28); Таз (19), «Мишна Брура» (113) См. также «Минхат Питим». И см. мнение Раши и Роша («Эрувин» 11а, «Менахот» 33б) касательно повреждённого проёма, и мнение Ритвы там же, которое отличается. См. респонсы «Мишкенот Яаков» (123) и Хазон Иша («Йорэ Деа» 172.2) и «Менахот» (40.2).5) «Эрувин» (4а); «Сукка» (5б) и др.6) «Шабат» (5а и 101а); «Эрувин» (14б и 16б); Тур и «Шулхан Арух» («Орах Хаим» 362.11 и 363.12) и др.7) «Эрувин» 5б; Тур и «Шулхан Арух» («Орах Хаим» 363.12). Здесь, однако, неприменимо мнение Рама, разрешившего установку во имя «лехи»).

«Мишна Брура» (363.113), «Шаар а-Циюн» (88–9, а также 19), в соответствии со мнением Таза (см. объяснение в «Мекор Хаим» и у Хазон Иша, «Орах Хаим» (70.25).

«Тефах» — «ладонь», ширина 4 сомкнутых пальцев, составляющая около 8 см.

Проём достаточной величины, чтобы через него могла пролезть коза.

«Ама» — «локоть», 5 или 6 «тефахов».

«Эцба» — «палец», ширина среднего пальца, составляющая около 2 см.