№60

Письма еврею-буддисту

Поделиться:

Дэвид ГОТТЛИБ, рав Акива ТАТЦ 

Перевод рава Исраэля и Элишевы Ермаковых 

Продолжение. Начало в МТ №39-50, 52-53, 57-59 

Дэвид Готтлиб родился и вырос в Чикаго. Он защитил диплом бакалавра искусств в Amherst College. В процессе обучения был награжден премией Питера Барнетта Хоу за фантастическую прозу. Продолжил образование в Университете Северной Каролины, который закончил с дипломом магистра изящных искусств. Профессиональная деятельность Дэвида была связана с театром и проектами по защите исторических памятников, также он успел поработать в области PR, и все это время публиковал свои рассказы, пьесы и статьи в таких изданиях как Families in Business, Diversion, Denver Magazine, и других.

Дэвид изучал и практиковал буддизм, и в итоге прошел посвящение как дзэн-буддист в 2002 году. Он является одним из основателей и исполнительным директором Общин Полного Круга.

Дэвид занимается девелоперскими проектами на рынке доступного жилья. Он живет в Нортбруке, штат Иллинойс, с женой и детьми.

Рав доктор Акива Татц — врач и писатель, родившийся в Южной Африке. Он дает уроки в лондонском Jewish Learning Exchange и выступает по всему миру с лекциями по еврейской философии и врачебной этике. В его книге «Анатомия поиска» описан переход от светского образа жизни в мир иудейского соблюдения. В книге «Жить вдохновенно» он поднимает фундаментальные темы еврейской традиционной мысли. Его «Маска Вселенной» открывает глубины, скрытые за пеленой каждодневной реальности. В книге «Руководство к жизни для думающего еврейского подростка» он предложил свой подход к наиважнейшим вопросам, с которыми сталкиваются молодые интеллектуалы. Он основал и возглавляет иерусалимский Форум по врачебной этике. Широкое распространение получили аудиозаписи его лекций (www.tatz.cc). Его книги были переведены на испанский, французский, итальянский, португальский и русский языки.

Приверженность букве закона и духовная пустота Акива, Иудаизм сохраняет свои сокровенные тайны подальше от обывателей. Неспо- собность иудаизма приспособиться к изменившимся временам и той культуре, в которой живут евреи, приводит к тому, что многие евреи уходят в буддизм. Как может духовная традиция поддерживать тесную связь с Единым Б-гом при таком количестве затуманивающих разум законов, и комментариев, через которые евреи должны становиться ближе ко Всевышнему? Многие считают, что иудаизм настолько пронизан ритуалами и законами, что ему и его приверженцам совершенно не хватает духовного самосознания. Буддист почти всегда ставит во главу угла открытость, осознанность и сострадание. Он является «духовно проснувшимся» человеком. Многие евреи совершенно не обременены вопросами духовной жизни и саморазвития, но все еще с гордостью называют себя евреями. А ведь именно их дети, вырастая, уходят в другие религии, отрекаются от всей духовной практики и заключают такие браки, которые заставляют их полностью терять связь с еврейской идентичностью.

Дэвид, «…Неспособность иудаизма приспособиться к изменившимся временам…» В этом Вы просто ошибаетесь. Моя домашняя библиотека полна книг, в которых подробно обсуждаются вопросы применения еврейского закона в современных условиях. В частности, в области медицины каждая новая технология вызывает этические вопросы, и ученые Торы должны применять талмудические прецеденты в каждом конкретном случае. Я и сам часто оказывался в точке пересечения современной медицины и еврейского закона, и мне всегда удавалось найти в Торе решение медицинской проблемы. На наших религиозных авторитетах лежит ответственность по определению правильного источни- ка в Торе для решения конкретной задачи. И если Вы пролистаете классические сборники раввинских респонс за несколько веков, то обнаружите, что так было всегда.

Каждая эпоха бросает свой вызов и ставит свои вопросы. Тора отвечает на них. Тот факт, что Мишна содержит принципы, которыми регулируется любая мыслимая человеческой ситуация, не нуждается в доказательстве. Творческое усилие наших мудрецов и учителей состоит в том, чтобы правильно определить соответствующие законы и вынести верное решение. Интересно наблюдать, как древний кодекс законов применяется во всех изменениях, которые человеческая изобретательность вносит в нашу динамичную жизнь. Такое замечательное сочетание технологии и морали является одной из классических сфер применения Алахи.

Посмотрите на некоторые из респонс раввинов — они великолепны. Соглашаться ли на рискованную операцию, если альтернативой является неминуемая смерть, но в более отдаленной перспективе? Можно ли прервать беременность, если жизнь матери под угрозой? Каков приоритет в очереди на трансплантацию почки? Что с пересечением линии перемены дат при сверхзвуковом воздушном перелете? Алахические авторитеты рассмотрели эти вопросы и приняли в связи с ними постановления.

Я мог бы написать целую книгу, перечисляя примеры только из моей личной практики. Расскажу Вам одну из многочисленных историй. Не так давно мне был задан вопрос относительно пациента, которому требовалась экстренная замена сердечного клапана.

И кардиолог, и кардиохирург, которые его «вели», предлагали определенный тип клапана, но старший коллега, с которым они консультировались, посоветовал другой тип, с совершенно отличными от первого клапана преимуществами и рисками. Я уверен, что Вы понимаете, насколько серьезны потенциальные последствия принятия решения в этом случае. Первые два врача являются признанными экспертами в своей стране. А тот, кто консультировал этих врачей — эксперт международного уровня.

Меня спросили как, согласно Торе, устанавливают практический закон — по большинству голосов, или меньшинство может перевесить, если в него входят специалисты более высокого уровня? (Кстати, с тем пациентом все в порядке, и я буду рад поделиться с Вами подробностями о том, какое решение принял раввин в данном случае и почему).

Обратите внимание, что в отличие от государственных правовых кодексов закон Торы не меняется. В светском мире по прошествии времени принимаются другие законы. И то, что еще вчера квалифицировалось бы как убийство, сегодня называется эвтаназией и является юридически допустимым действием. Но Тора не меняется — она находит новое выражение в изменившейся реальности. В демократическом обществе законодательство перестраивается в соответствии с тем, как голосуют избиратели. В Торе человеческие усилия прилагаются для того, чтобы выявить присущую ей гибкость, сохраняя при этом верность ее принципам. Рав Шимшон Рафаэль Гирш подытожил это в своем классическом заявлении: «При демократии люди создают закон. В Торе закон создает людей».

«Неспособность иудаизма приспособиться к (…) той культуре, в которой живут евреи» Что Вы подразумеваете под «неспособностью иудаизма приспосабливаться к культуре, в которой живут евреи»? Кто сделал это лучше нас? Кто тысячелетиями находился в окружении культуры других народов и при этом выжил? Кто сохранил свою традицию в окружении чуждых религий? Это представляет собой «подвиг адаптации», когда целеустремленные люди интегрировались в жизнь и культуру окружающего их общества, но никогда не забывали про свои корни. Я имею в виду именно религиозных евреев, а не тех, кто полностью ассимилировался (потому что если они действительно ассимилируются, то оказываются отрезанными от еврейского народа). Я говорю о тех, кто соблюдал Тору всю жизнь и мог быть при этом быть врачом в Египте XII века или министром финансов в Испании XV века. Они были преданы Торе и при этом вносили большой вклад в культуру принимающей страны.

(Вы представляете «адаптацию к культуре» как явно желательное явление. Позвольте мне отметить, что это не всегда так. Если адаптация к культуре означает уподобление аморальному поведению людей принимающей страны, тогда мы не хотим адаптироваться. Мы берем положительные вещи, стараясь оставаться в стороне от негатива. Так традиционно было принято на протяжении веков при проживании еврейского народа в других странах).

«Затуманивающих разум»? Дэвид, Вы никогда не учились в ешиве. Только тот, кто никогда не сталкивался с Устным Законом, мог решить, что это скучные штудии.

Вот выдержка из нескольких строк, которые я написал новому ученику ешивы в Иерусалиме: «Устный Закон записывался в разные времена истории, чтобы предотвратить опасность его утраты из-за воздействия времени и мук изгнания. Тем не менее, форма его записи гарантирует, что он все равно остается устным — Талмуд требует сохранения формы передачи знания от учителя к ученику. Это безупречная кодировка.

Можно точно перевести страницу Талмуда и не иметь ни малейшего представления о том, что же это все обозначает. Но понимая подтекст изложенного, можно обнаружить, что глубинный смысл заключен в словах в связанной, структурированной форме, гармонии и равновесии».

Структура Талмуда многомерна. Великие комментаторы часто занимают противоположные позиции. В процессе изучения внезапно становится ясно, что при взгляде с другой стороны тема выглядит совершенно иначе, и в то же время подчиняется всем правилам формы и структуры. Нужно научиться держать сразу все рассуждения в уме. Когда достигается полное понимание всех рассуждений и комментариев, это сродни тому, как бриллиант начинает переливаться всеми цветами радуги, попав на яркий свет.

Можно прийти в восторг от одного лишь выяснения системы Талмуда, но разделение на «слои» сделано для того, чтобы выявить более глубокий уровень, лежащий в основе всей базовой концепции. В данном случае усилия направлены на то, чтобы проследить цепочку рассуждений до общего знаменателя. Так проявляется объединяющая концепция или тема, которая объясняет всю эту многообразную структуру.

Человек поэтапно изучает все «слои» талмудической дискуссии, пока не начинает понимать, что именно говорят комментаторы. Тогда перед ним предстает целостная картина и он видит великолепие каждого из элементов в общей взаимосвязи.

За этим лежит уровень «хидуша» — опыт отождествления себя с Торой в степени, позволяющей находить новое, оригинальное понимание темы. Изначально «врожденная» Тора поднимается из самой сущности человека к его сознанию.

Даже начинающий заметит, что материалом Талмуда является сама «ткань» мира, а не просто абстрактные понятия. Талмуд имеет дело со всем: от личных обязанностей до морально-этических концепций, структуры человеческой психики и межличностных отношений. Короче говоря, это целая Вселенная.

Глубина понимания в Талмуде — это суть Вселенной. Разъяснение многомерных конструкций Талмуда является «тренировкой» для изучения реальности в ее различных плоскостях. Талмудический анализ Мишны — это способ заглянуть под «оболочку» мира в его суть. Буквы слова «мишна» также составляют слово «нешама» — «душа».

Для начала пока хватит. Когда Вы встретите великих знатоков этих трактатов, то заметите, что их ум сложно назвать изнуренным. Недавно в Иерусалиме Вы побеседовали с одним из великих законоучителей Торы нашего поколения. Можете ли Вы сказать, что у него помутившийся рассудок? «Затуманивающие разум?» Дэвид, Вы не могли подобрать менее подходящего определения. Когда Вы сможете поближе познакомиться с этими источниками (а я надеюсь, что это скоро произойдет), то увидите, насколько они расширяют наши умственные способности. Трактаты «оживляют» наш разум.

Помимо прямого воздействия на разум, который производит Тора, она возвышает всю личность. Тора дает своим последователям не только остроту ума, но и мудрость, которая является вторичной по отношению к совершенствованию характера. Цель обучения лежит за пределами обретения знаний и мудрости.

Проиллюстирую вышесказанное следующим примером. Когда рава Моше Файнштейна, ведущего алахического авторитета нашего поколения, отвозили домой из ешивы, то он через квартал попросил водителя остановиться. Когда тот притормозил, рав Файнштейн открыл дверь машины и освободил свою руку, которая была защемлена. Шокированные ученики, сидевшие рядом с равом, спросили его, почему же он не закричал, когда дверь захлопнулась, зажав ему руку. Рав Файнштейн сказал: «Я не хотел смущать молодого человека, который ее закрыл».

Мы говорим о рефлексах, Дэвид. Возможно, мы с Вами смогли бы перенести такую боль в случае необходимости. Вопрос в том, сможем ли мы сдержать неконтролируемый стон боли в момент получения внезапной травмы. Это возможно лишь в том случае, если человек достиг такого уровня, когда чьето смущение ему так же близко, как и собственная боль. Скорость и силу ума, который способен настолько сдерживать чувствительность, трудно себе представить.

Позвольте мне упомянуть еще одну историю про рава Файнштейна, в которой речь пойдет о пропасти между Торой и светским образованием. Начинающего молодого ученика ешивы родители привели к раву Файнштейну для принятия решения. Родители хотели, чтобы их сын учился в колледже, а юноша желал посвятить себя обучению Торы. Отец, зная репутацию рава, тщательно подготовил свои аргументы: «Талмуд говорит, что в рождении каждого человека участвуют три партнера: отец, мать и Всевышний. А еще там утверждается, что мы полагаемся на большинство мнений. В появлении моего сына на свет участвовали трое. Я его отец, вот стоит его мать. Ну а Вы, рав Файнштейн, представляете Всевышнего. Мы с моей женой хотим, чтобы он учился в колледже. Вы, без сомнения, будете настаивать, чтобы он пошел в ешиву. Так как голоса разделились двое против одного, то в соответствии с принципами Талмуда он должен поступить в колледж».

Не колеблясь ни секунды, рав Файнштейн ответил: «Вы совершенно правы во всем, что Вы сказали. Тем не менее, давайте увидим полную картину — в точном соответствии с тем, что Вы сказали. В Вашем появлении на свет тоже принимали участие три партнера: родители и Всевышний. То же самое касает- ся Вашей супруги и меня. Предположим, что с Вашей стороны две «части», которые представляют родителей, тоже хотят, чтобы Ваш сын учился в колледже, но третья часть — Всевышний — против. Что касается Вашей жены, то ее родители тоже бы голосовали за колледж, но не забывайте о третьем участнике! А что касается меня, то все «части» меня хотят, чтобы Ваш сын пошел в ешиву. В итоге — пять против четырех». После короткого молчания отец сказал: «Если это то, чему учат в ешиве, то он туда идет!» Расскажу Вам еще один интересный случай. Во время Второй мировой войны оказавшиеся в Японии евреи оказались под угрозой исчезновения, поскольку немцы потребовали, чтобы их японские союзники направили евреев в лагеря смерти. Таким образом они хотели расправиться со всеми евреями, находящимися под юрисдикцией Японии.

Японцы были озадачены. Зачем немцам убивать евреев? Для чего уничтожать мирных жителей, которые не несут никакой угрозы? В конце концов, зачем убивать своих же подданных? Почему немцам необходимо полное исчезновение этих безобидных беженцев? Японцы собрали комиссию для рассмотрения запроса Германии. Они не собирались убивать мирных переселенцев без причины. Ребе из Амшинова, хасидский лидер, который был в те дни среди попавших в Японию евреев, вызвали на встречу с японской следственной комиссией, чтобы он ответил на их вопросы.

Когда ребе оказался перед собранием, японский адмирал, который его возглавлял, задал ему вопрос: — Почему они хотят вас убить? Что заставляет их так ненавидеть евреев? В этот судьбоносный момент рава посетило озарение, и он выдал гениальный ответ: — Потому что мы — восточные люди. Больше ничего не было слышно о намере- ниях Японии уничтожить евреев.

Акива, Я не хотел проявить неуважение к мудрецам. (Недавно в Иерусалиме я, действительно, встретил Вашего учителя. Он спешил в лекционный зал, чтобы провести урок ученикам, которые ожидали его с нетерпением. Его присутствие, казалось, наэлектризовывало всю атмосферу. Умиротворяющий, но в тоже время мощный щит света словно окутывал его. Меня пробрало до костей, когда он пожал мне руку, извинился и поспешил на лекцию).

Когда я использовал фразу о «затуманивании разума», я не имел в виду мудрецов. Конечно, они все понимают, раз они ученые Торы! Но что насчет остальных? Высший уровень познаний в иудаизме постигает только малая часть еврейского народа. Мы превращаемся в просвещенную элиту, где несколько посвященных «роются» в слоях знаний, недоступных остальным, поскольку те имеют слишком низкий уровень подготовки. Каждый день все больше умов оказываются отрезанными от тех уровней еврейского знания, к которым имеют доступ только избранные.

Дэвид, Кто Вас исключает? Мудрость Торы предназначена для познания. Бесспорно, необходимо приложить усилия, чтобы ее постичь. Однако это доступно любому, кто готов вкладывать свои силы и время. Конечно, наши мудрецы — это наша «аристократия». Но это не наследуемый статус. Тора не передается по наследству — она приобретается глубокой преданностью. Говорят, что Тора — это аристократия власти, но демократия возможностей.

Практически в каждом городе с еврейским населением сегодня проводится просветительская деятельность по изучению Торы. Организуются уроки для всех заинтересованных евреев. Наши мудрецы постоянно обучают других. Изучение Торы без обучения других считается дефектным, неполноценным. Особенностью распространения Торы в современном мире является ориентация на расширение сферы деятельности. Существует известное постановление рава Моше Файнштейна о том, что каждый еврей должен посвятить, по крайней мере, одну десятую часть своего учебного времени обучению тех, кто знает меньше. Это подобно тому, как мы отдаем одну десятую часть нашего дохода на благотворительность.

Невозможно никого исключить из Торы, кроме как в случае если сам человек этого хожет. Нужно приложить усилия, чтобы открыть для себя иудаизм. Конечно, существуют и языковой барьер, и проблема отсутствия навыков работы с текстом, но эти препятствия не являются непреодолимыми. И если Вас волнует более широкая картина, то ключом к проблеме отхода от еврейских знаний в последних поколениях является подлинное еврейское образование для детей. Если им дать нужные инструменты, они не будут испытывать то отчуждение, которое затрагивает многих из Ваших современников. Вы не можете стоять перед открытой дверью и жаловаться, что Вас не пускают. Войдите! И приведите своих детей.

Поделиться: