№60, Рав Гавриэль Фельдман

Покидая зону комфорта

Поделиться:

Гавриэль ФЕЛЬДМАН

Илель, великий мудрец и потомок царя Давида, имел обыкновение повторять («Авот» 1.14): «Если не я за себя, то кто за меня? Но если я [только] за себя — чего я стою? И если не сейчас, то когда?»

Мы часто подменяем главное второстепенным, важное размениваем на малозначимое и пустое, путаем то, что действительно необходимо, с тем, чего нам просто хочется, и начинаем отчаянно нуждаться в том, в чем нет никакой пользы, и без чего мы с легкостью могли бы обойтись. Нам свойственно цепляться за прошлое, которого не вернуть. Это продолжается изо дня в день, а ответ на последний вопрос Илеля — когда, если не сейчас? — откладывается и переносится. Но неожиданно кто-то застопорил «колесо», стало некуда и незачем бежать, и у «белки» появилось время отдышаться и спросить у себя: кто я, зачем я? События, которые происходят сегодня в мире, застали большинство людей врасплох, перечеркнули множество планов и заставили многих резко перестраивать свою жизнь. Те, кто помоложе, узнали что не только в лите- ратуре и кино сильные государства могут быстро утрачивать стабильность, что у властей может не быть в запасе даже плохого плана действий, и что привычный уклад, который многим казался незыблемым, оказался чрезвычайно хрупким.

Меня все это заставило вспомнить о празднике Суккот. Каждую осень мы выходим из своих домов и на неделю перебираемся в шалаши. У заповеди «жить в шалаше» несколько причин. Сама Тора говорит, что это должно служить нам напоминанием о жизни в пустыне поколения, вышедшего из Египта (Ваикра 23:42-43): «В шалашах живите семь дней, всякий уроженец в Исраэле, пусть живут они в шалашах. Чтобы знали поколения ваши, что в шалашах поселил Я сынов Исраэля, когда выводил их из земли египетской. Я Г-сподь, Б-г ваш». Вопрос лишь в том, какие «шалаши» были у евреев в пустыне. Раши в своем комментарии к Торе цитирует книгу «Сифра»1: в пустыне народ Израиля был помещён Всевышним не в стандартные шалаши — евреев укрывали и защищали Его облака Сла- вы: соответственно, мы, живя в физических шалашах в праздник Суккот, делаем это в память о том, что наши предки, выйдя из Египта, жили под сенью Шхины — Б-жественного присутствия.

Сказанное в «Сифра» соответствует мнению раби Элиэзера в Талмуде («Сукка» 11б), с которым спорил раби Акива, считавший что слово «суккот» («шалаши») в вышеприведенном стихе нужно понимать буквально: в пустыне народ жил в самых настоящих шалашах, и об этом мы вспоминаем сегодня, переселяясь в шалаши на время праздника Суккот. При этом раби Акива, конечно, не ставит под сомнение буквальное свидетельство Писания о том, что с момента Исхода и до вступления в Землю Израиля Всевышний оберегал и защищал евреев, обеспечивая их всем необходимым.

Света, проникающего сквозь «крышу» в пригодном для исполнения заповеди шалаше, должно быть меньше, чем тени, которую эта крыша обеспечивает. В праздник Суккот в шалаше еврей пребывает «в тени своей верности» Всесильному, Б-гу Израиля, и тем самым свидетельствует о Нем. Это «сидение в шалаше» является отсылкой к крылам Шхины, раскинувшимся над еврейским народом — напоминанием о том, что миром по-прежнему правит Всевышний, что Союз между Б-гом и евреями, заключенный у горы Синай, вечен, и что Б-жественное присутствие, пусть даже незримое и неощутимое в нашей ситуации, когда «Лик совершенно сокрыт», всегда здесь.

Принцип вечности царства общины Израиля, который является одним из центральных в еврейской традиции, тоже, как ни странно, связан с сидением в шалаше. Всевышний избрал евреев и заключил с ними союз, чтобы они были Ему «царством священников и народом святым» (Шмот 19:6) — на все времена. Это следует, в частности, из стиха в Пятикнижии о вечности коэнских привилегий для Аарона и его потомков: «Все возношения святынь, какие вознесут сыны Исраэля Г-споду, дал Я тебе, и сынам твоим, и твоим дочерям при тебе, установлением вечным. Вечный завет соли это пред Г-сподом тебе и твоему потомству с тобою» (Бемидбар 18:19). Раши, объясняя смысл понятия «завет соли», пишет, что особенность соли в том, что она не портится («никогда не станет зловонной») и ссылается на «Сифри»2: Всевышний заключил с Аароном союз посредством вещества, которое «не портится и предохраняет от порчи другое». Ряд комментаторов, вслед за Раши, отмечает, что одно из основных свойств соли — способность сохранять. Соль используют для консервации. Рав Шимшон Рафаэль Гирш пишет, что поскольку Всевышний пожелал заключить с евреями такой союз, который никогда не будет изменен или «испорчен», то Он заключает его при помощи «соли»: этот союз «законсервирован», как засыпанная солью земля, которая не дает всходов, сохраняясь в прежнем виде.

В Писаниях (Диврей а-Ямим II 13:5) «запротоколировано», что Всевышний навсегда заключил союз с Домом Давида: «Г-сподь, Б-г Израиля, дал Давиду царство навеки, МИР ТОРЫ 8 РЕДАКТОРСКАЯ ему и сыновьям его по завету соли». Мальбим комментирует слова стиха о «завете соли»: точно так же, как никогда не убывает от соли, не прервется и царство, даже если евреи грешат. В своем объяснении Мальбим опирается на слова псалма (Теилим 89:3135): «Если покинут сыновья его (Давида) Тору Мою и не будут следовать законам Моим, Если осквернят уставы Мои и заповеди Мои соблюдать не будут, Накажу Я прутом [за] преступления их, и [за] грех их — язвами. Но милости Моей не отниму у него и не обману в верности Моей. Не нарушу союза Моего и того, что вышло из уст Моих, не изменю». Соль можно растворить, ее можно выпарить, но при этом она остается все той же солью. В отношениях между Б-гом и Израилем бывали разные периоды. Но союз был заключен и он не может быть пересмотрен.

Это вечное еврейское царство сравнивают c «суккой» — самым скромным и непритязательным архитектурным сооружением в мире. Даже если сильный ветер перевернул и разметал «сукку», ее легко поднять и поставить обратно, на прежнем месте. Именно простота конструкции «Шалаша Давида» делает невозможным его окончательное уничтожение.

Но есть у заповеди «сидеть в сукке» и еще один аспект, ставший очевидным в свете последних событий. Каждый год шалаш учит нас тому, насколько непостоянно, на самом деле, постоянство. Тому, что наш привычный уютный мирок, на самом деле, не навсегда. Для соблюдающего заповеди еврея «сукка» это такой мягкий выход из зоны комфорта — как бы «изгнание», призванное напомнить нам, что мы, на самом деле, все еще ждем Избавления.

Собрание алахических мидрашей мудрецов эпохи Мишны, именуемое также «Торат коаним» и посвященное толкованию книги Ваикра.

«Сифри» — собрание алахических мидрашей, посвященных толкованию книг Бемидбар и Дварим.

Поделиться: