№59, Рав Цви Патлас

Дотронуться до наших корней

Поделиться:

Рав Цви ПАТЛАС Руководитель издательства «Пардес»

Какой должна быть вера? Она должна быть подобна свежей ране — человек сидит, ходит и лежит, но ни на секунду не забывает о ней. А может, она похожа на родничок новорожденного — бьет, пульсирует, живет. Нет, это скорее постоянно обновляющийся родник — сколько из него не выкачивай воду, источник вновь наполняется до краев. Такой родник пульсирует и бьет в единственном в мире месте — в Хевроне, в Пещере Праотцов (Меарат а-Махпела), где лежат те, кто держит руку на пульсе мира. Вернее, они и есть пульс мира. Там приходит новое понимание без слов — вернее, над словами. Понимание того, что мы незримой пуповиной связаны с нашими праотцами — с теми, кто проложил тропинку, кто выстоял и выдержал все то, что, казалось, просто невозможно было выдержать.

Посвящается нашему учителю, Гаону раву Моше Шапиро, благословенной памяти

Часть первая

Авраам Авину

Авраам родился в месте абсолютной тьмы, в поколении Вавилонской башни, под властью Нимрода. В «Законах об идолопоклонстве» (1.3) Рамбам написал, что Авраам родился «…среди глупых идолопоклонников. И его отец, и его мать, и он сам служили идолам, но одна мысль не давала покоя Аврааму, и он обдумывал ее днем и ночью: «Как это возможно, что весь мир находится в непрерыв- ном движении и изменении, и чтобы при этом не было Того, Кто всем этим управляет и приводит в движение». И так открыл Авраам первооснову всего — Единого Творца мира». И это была самая большая революция, произошедшая в мире — изменение понимания в сердце одного человека. Поэтому Авраам стал первым в мире «иври» — он перешел на другую сторону1. Весь мир служил идолам, а Авраам — Единому Творцу («Ялкут Шимони» 73). Он первый, кто назвал Творца именем Адон (Г-сподин). Он открыл, что Творец безвозмездно делится своим добром с миром. И он захотел быть в этом быть на него похожим.

* * *

Бесконечный и Непостижимый открыл Аврааму Свое Имя. Он, Сотворивший все миры, «спустился» к нам в самый нижний, материальный мир. Он подверг Авраама десяти испытаниям, и тот выдержал их все. Ничего для себя — все отдать Ему: «Если хочешь — вот мое тело». Сперва Авраама бросают в костер, разведенный по приказу царя Нимрода. Это невозможно постичь, но если Он так хочет, значит так надо. В пепел, так в пепел. В прах, так в прах. Как сказано в Торе: «Вот я осмелился говорить перед Тобой, а я только прах и пепел!» (Берешит 18:27).

А в конце самое сложное испытание: «Возьми, пожалуйста, сына твоего единственного, которого любишь, Ицхака и вознеси его во всесожжение на одной из гор, которую Я тебе укажу». И не было вопроса: «Зачем?» И не было крика: «Не отдам!» «И встал Авраам рано утром, и оседлал осла…» Все Твое. Значит, так надо. Вырвать последний росток своего личного — любовь к тому, кто должен продолжить его дело. Вот что означает: «И полюби Творца всем сердцем твоим». Всем сердцем — до конца, без остатка.

* * *

Вот что мы получили в наследство от нашего праотца Авраама, который с готовностью пошел на самопожертвование, освятив Имя Творца в Ур Касдим. Он был брошен в огонь, но не отказался от своей веры. И все десять испытаний, которым подверг Творец Авраама, были необходимы только для того, чтобы проложить путь для нас — его потомков.

Мы идем по тропе, протоптанной нашими праотцами, которые первыми отказались шагать в ногу с окружающим их миром. И так сказано об Аврааме в Торе: «И поверил Творцу, и это засчитано было ему как милость». Несомненно, здесь скрыта глубокая тайна. Ведь Авраам ясно видел по звездам, что у него и Сары не может быть детей. Он доверился Творцу вопреки логике этого мира. Но как можно понять, что он сделал милость по отношению к самому Творцу? Ответ заключается в том, что вера Авраама стала тем фундаментом, на котором Творец строит новый, «поперечный» мир. У бесплодного мужчины и бесплодной женщины, когда они уже состарились и пришло время утратить последнюю надежду, вопреки всему очевидному и привычному (природному миру) рождается сын. «Смех сделал мне Всесильный», — восклицает Сара. И в мире раздается смех. Рождается их сын Ицхак — тот, кто будет смеяться последним. Рождается новый, невозможный мир.

Ицхак Авину

И именно об Ицхаке — о том, чье рождение против всех законов природы — говорит Творец Аврааму: «В Ицхаке наречется твое потомство» — только в нем Авраам получит продолжение. Но когда Ицхаку исполняется 37 лет, Авраам получает новое повеление, вернее просьбу, от Творца — вознести сына во всесожжение. Это означает перечеркнуть все, над чем Авраам трудился около ста лет, уча мир вере в Единого Творца, Который запрещает человеческие жертвоприношения.

И, несомненно, в этом — крушение и завершение всех его надежд. Это последнее, десятое испытание Авраама. И в этом парадоксальном испытании мы видим продолжение строительства невозможного, «поперечного» мира. Ицхак — сын Авраама, тот, кто должен продолжить путь Авраама, остался на жертвеннике, а с жертвенника поднимается новый человек — наш праотец Ицхак.

Тот, кто первый произносит благословение об оживлении мертвых — первый, кто живет в этом мире после смерти2. И эта тайна (как открывают наши мудрецы в святых книгах) заключена в самом его имени. Ведь из букв имени Ицхака складываются два слова: «кец» и «хай», и это означает: «тот, кто живет после конца», т.е. после смерти. И если служение Авраама заключается в том, чтобы все до конца отдать Творцу, то Ицхак провозглашает всей своей жизнью: «У меня вообще нет ничего своего — все Твое». Если Авраам — это любовь к Творцу всем сердцем без остатка, то Ицхак — это любовь к Творцу всей душой, даже когда забирают саму душу.

Тот, кто хочет приобрести жизнь, должен заплатить за это самой жизнью. Сказано в «Пиркей де-раби Элиэзер» (гл. 31): «Когда увидел Ицхак занесенный над ним нож — отлетела его душа, а когда Творец сказал Аврааму: «И не делай ему ничего» — он ожил». Есть ли такие ценности, за которые можно приобрести саму жизнь? У того, кто по праву приобрел свою жизнь, заработал ее — уже невозможно ее забрать.

Корень имени Ицхак — «цхок» (смех). Его рождение было против всех законов природы, а продолжение его жизни — это жизнь после смерти. Но какое отношение это имеет к смеху? Если подумать, неожиданный поворот событий может вызвать реакцию в виде смеха. Если можно так сказать, самое неожиданное и «смешное» событие произошло на горе Мория, в момент жертвоприношения Ицхака: тот, кто умер на жертвеннике, ожил и породил потомство. Это самый большой и неожиданный поворот, который только мог произойти — оживление мертвых. Вот открытие, которое принес в мир наш праотец Ицхак. Он приобрел свою жизнь по праву, и мы, его потомки, получили свою жизнь по праву, благодаря нашему праотцу Ицхаку.

* * *

Написано в Талмуде («Шабат» 89а): «Сказал рав Шмуэль бар Нахмани от имени рава Йонатана: «В будущем обратится Всевышний к Аврааму и скажет: — Твои сыновья согрешили.

— Пусть будут стерты наказанием [их грехи]3, и через это будет освящено Твое Имя.

Тогда обратится Всевышний к Яакову, который испытал много страданий, воспитывая своих детей, и скажет: — Твои сыновья согрешили.

— Пусть будут стерты наказанием [их грехи]. И через это будет освящено Твое Имя. [Однако Творец ищет возможность их оправдать], и тогда Он обращается к Ицхаку: — Твои сыновья согрешили.

— Мои сыновья, а не Твои? — возражает Творцу Ицхак. — Когда у горы Синай они провозгласили перед Тобой: «Наасе ве-нишма» («Будем исполнять, а затем слушать»), Ты сказал о них: «Мой сын, Мой первенец, Израиль», а сейчас [они] только мои сыновья?! Ну, хорошо. Сколько грешит человек? 70 лет. Отнимем 20 [первых] лет [жизни], ведь до этого возраста не судят человека на Небесах. Остается 50. Отнимем 25 лет на ночь (т.е. на сон). Остается 25. Половина от этого времени уходит на молитву, еду и туалет. Всего остается 12,5 лет. Если можешь, возьми все на Себя [чтобы оправдать их]. А если нет, то половина на Тебя, а половина на меня (т.е. по 6 лет и 3 месяца на каждого). А если нет, то я принимаю все на себя, ведь я отдал Тебе свою душу, и поэтому прости моих сыновей.

И Творец принимает доводы Ицхака. И это значит, что Ицхак требует нашего оправдания по праву, по всей строгости закона, по мере суда.

* * *

Авраам — правая сторона, безграничное милосердие — «хесед».

Ицхак — левая сторона, полное преодоление своего желания, абсолютная справедливость — доблесть и суд.

И это две противоположности, две непересекающиеся параллели, два пути.

И тогда приходит наш третий праотец — Яаков и делает невозможное: соединяет эти две противоположности — правое и левое — в единое целое, в серединный путь — путь Торы.

Яаков Авину

Яаков с детства посвятил себя Торе: «Цельный человек («иш там»), сидящий в шатрах Торы» (Берешит 25:27). В чем же было его открытие? Чем он дополнил наших праотцов — Авраама и Ицхака? Яаков открыл, что на земле нет абсолютного милосердия, и нет абсолютного суда. Сердцевина пути, его золотое сечение — это милосердие по справедливости. И это серединный путь — путь истины, путь Торы: воздействие только по возможностям получающего, а не по безграничной возможности Дающего.

Но давайте обдумаем, как реализовал это Яаков, считающийся избранным из наших праотцов? Ведь еврейский народ несет на себе особое имя, полученное Яаковом — Исраэль, «идущий прямо с Творцом» («яшар Э-ль»). Это имя означает полное подобие Творцу мира, Который сделал то, что может сделать только Всемогущий — ограничил Себя, Безграничного, ради человека.

В этом состоит «дополнение» Яакова к нашим праотцам — любить Творца всем достоянием, всем имуществом («бэ-коль мэодэха»). Его близнец Эсав в 40 лет (подражая отцу) женится на двух кнаанских женщинах-идолопоклонницах, а Яаков продолжает изучать Тору. И вот близнецам исполняется по 63 года. Жена Ицхака — Ривка — в свое время вышла из дома идолопоклонников, лжецов и злодеев. Ривка точно различает, где правда, а где фальшь и обман. И тут она узнает, что ее муж намерен дать свое благословение злодею Эсаву, который обманывает отца, выдавая себя за праведника. Властью матери Ривка заставляет Яакова идти к отцу и, выдав себя за Эсава, получить благословение.

В мире лжи Эсава тот, кто идет прямо с Творцом (Исраэль), называется «кривым»4.

«Яаквейни зе паамаим» («Обманул меня уже дважды»), — кричит Эсав. — Забрал мое первородство, а сейчас украл мое благословение» (Берешит 27:36).

Но давайте спросим себя: зачем Яакову это благословение Эсава — благословение богатством, властью и благоденствием в этом мире? Зачем все это ему, сидящему в шатрах Торы и стремящемуся к близости с Творцом? Пишет Маараль из Праги: «Авраам — это начало истории нашего народа. Все начинается с «хеседа» — милосердия Авраама. Путь Ицхака — служение. В истории нашего народа этому соответствует период двух Храмов в Иерусалиме: строительство и разрушение, подъем и спуск. А Яакову соответствует период «галута» — нашего Изгнания среди других народов — и окончательного Избавления. Последние семнадцать счастливых лет жизни Яакова — это намек на время завер- шения всей истории, на время прихода нашего царя Машиаха» («Дерех Хаим» 5.4).

* * *

Три тропинки, проложенные нашими праотцами, соединяются в одну. По ней в будущем пойдут 12 сыновей Яакова, а затем 70 членов его семьи и 600 тысяч его потомков, которые, выйдя из египетского рабства, придут к горе Синай и получат Тору.

Мидраш рассказывает, что, когда Яаков со своей семьёй бежал от Лавана, у него было 600 тысяч голов скота. Яаков это корень и начало всей нашей будущей истории — истории изгнаний и конечного Освобождения. Это фундамент, который заложили наши праотцы, на котором построено здание еврейского народа — «поперечного» народа.

Имя «Исраэль» означает того, через кого проявится власть Творца (от слова «срара» — власть). Мы несем на себе Его Имя, мы — Его сыновья. Проходя сквозь все времена, страны и народы, мы протыкаем «мыльные пузыри» придуманных ими верований, все выстроенные ими воображаемые миры. И они — народ разрушителей и насмешников — не могут нам это простить, и по праву ненавидят нас, народ, идущий по тропе, которую проложили наши праотцы, начиная с первого шага Авраама, первого в мире «иври» (еврея), и до завершения всей истории и окончательного Избавления, до прихода царя Машиаха. Мы — народ, носящий Его Имя. Народ, освящающий Его Имя. Народ — само существование которо- го, согласно книге«Зоар», является песней Творцу мира.

Часть вторая

Глава «Толдот»

Недельная глава «Толдот» представляет собой одно из самых тяжелых для понимания мест во всей Торе. Тора называет нашего праотца Яакова «цельным человеком» («иш там»)5. Почему же этот цельный человек, праведник, «сидящий в шатрах» («йошев оалим»), т.е. полностью посвятивший себя Торе, должен обманывать своего отца? Для чего? Чтобы получить таким образом благословение на успех в материальном мире вместо своего брата Эсава? Зачем великому еврейскому мудрецу заниматься разведением скота — всеми этими баранами, козами и овцами? Зачем кормить, поить и пасти стада тому, кто 63 года своей жизни был занят только постижением Б-жественной мудрости, обучаясь сперва у своего отца Ицхака и деда Авраама, а затем в ешиве великих мудрецов прошлого — Шема и Эвера? Когда Ривка отправляет своего сына Яакова к отцу, чтобы он, выдавая себя за Эсава, обманом получил благословение, Яаков плачет. С разбитым сердцем, он, надев одежды Эсава и привязав на руки и шею козьи шкуры, идет исполнять повеление своей матери и получает благословение отца.

Но почему получение благословения должно происходить против желания Ицхака? Почему Сам Творец мира не открыл Ицхаку, что тот должен благословить Яакова, а не Эсава? Почему Творец пророчески открывает э т о именно Ривке, что Ицхак велит Эсаву наловить дичи и приготовить ему кушанье, которое Ицхак любит, чтобы его благословить.

В отличие от своего мужа Ицхака, который вырос в доме великих праведников — первых евреев в мире, Авраама и Сары, Ривка, как уже было сказано, выросла в доме идолопоклонников,злодеев и обманщиков. И она прекрасно понимает, что, если Эсав получит благословение Ицхака, то весь мир будет полностью у него в подчинении, и он не даст жить своему брату Яакову, не оставит ему никакого места. Ривка понимает, что изначальный замысел Ицхака чтобы у обоих его сыновей был удел в Грядущем мире неосуществим. Ведь Ицхак хочет, чтобы Эсав, получив благословение на власть в материальном мире, давал пропитание своему брату-праведнику Яакову, занятому изучением Торы. Но это не входит в планы Эсава. Поэтому Ривка срочно вызывает Яакова из ешивы и отправляет его к отцу вместо Эсава.

И уже в первом ответе Яакова на первый вопрос отца: «Кто ты, сын мой ?» скрыта великая тайна, которая будет раскрыта только более чем через 300 лет у горы Синай. Яаков отвечает: «Анохи Эсав, бехореха» («Я Эсав, твой первенец»). Давайте на минуту представим себе, о чем мог думат ь в тот момент наш праотец Яаков: «Против своейволи я взял на себя роль Эсава. Но знай, мой отец, что я действительно твой законный первенец, потому Эсав пренебрег первородством и я купил его у него. И сейчас я отвечаю тебе, мой отец Ицхак, что помимо твоей и моей воли, я получу твое благословение, которое ты приготовил для Эсава, чтобы в будущем стать Исраэлем. Мне уготована особая роль, и в будущем мои потомки выразят это у горы Синай, сказав: «Наасе ве-нишма» — «Мы будем исполнять Твои заповеди, Всевышний, и слушать Твой голос. Но откуда они узнал и эту тайну: сразу же исполнять, а только затем слушать? Это то, что я получил благодаря твоему благословению от ец, приняв на себя роль Эсава».

Корень слова «Эсав» — «асия» («делание»). Мы готовы делать, и что бы Ты нам не повелел, затем будем «слушать», т.е. учить Тору, в которой заключена Твоя воля».

«Анохи Эсав, бехореха» — «Я Эсав твой первенец». Но в Святом языке местоимение «я» можно выразить и словом «ани». Здесь наш праотец Яаков пророчески открывает, что так будет начинаться первая заповедь, которую услышат его потомки с горы Синай: «Анохи Ашем Элокейха, ашер оцетиха ми-эрец Мицраим, ми-бейт аводим» («Я, Б-г Всесильный твой, Который вывел тебя из земли египетской, из дома рабства»).

Подобно могучей реке, которая начинается с робкого ручейка, а может быть вообще не видна вначале, если течет под землей, но потом, вырвавшись наружу полноводным потоком, онаявляет всем свою мощь. Именно там, в шатре нашего праотца Ицхака, в Пасхальную ночь 2171 года от сотворения мира был сделан первый шаг к раскрытию нашего праотца Яакова как Исраэля. Именно там, благодаря благословению Ицхака, «рождается» наш праотец Исраэль.

Ицхак, ощупывая Яакова, принимает его завернутые в шкурки руки за руки Эсава, и поэтому он не узнает голос Яакова. После того, как Яаков получил благословение, которое, по изначальному плану Ицхака, должен был получить Эсав, у него появляется новая роль в жизни — он должен исполнить миссию Эсава, полностью погрузившись в материальный мир, и при этом ни на шаг не отступить от своего великого служения Творцу (изучения Торы). Он должен «исправить Эсава», оставаясь праведным Яаковом — соединить действие («руки Эсава») и постижение Торы («голос Яакова»), и только благодаря этому реализоваться как третий праотец еврейского народа — Исраэль. Будучи полностью погруженным в материальный мир, Яаков не должен утратить свою связь с Небом. Ведь Яаков — это «лестница», соединяющая небо и землю. Яаков объединяет весь мир в единое целое. Об этом говорит сама Тора, рассказывая о пророческом сне Яакова: «Лестница стоит на земле, вершина ее касается неба, и над ней — Творец» (Берешит 28:12-13).

В этом видении Всевышний открывает Яакову, что ему предстоит породить 12 сыновей, от которых произойдут 12 колен еврейского народа — народа, через который проявится глубинный замысел Творца. И все 12 камней, которые он подложил под голову ночью, утром превращаются в один камень.

Но почему наш Отец, Который на Небесах, выстраивает цепь событий именно так? Мы видим, что Он зачастую действует даже против воли своих праведников и реализует Свой сокровенный замысел. Через пару мгновений после того, как Ицхак благословил Яакова, к нему в шатер входит Эсав, чтобы сообщить, что он исполнил отцовское поручение и приготовил кушанье, которое тот просил. В тот момент охватывает Ицхака ужас — ужас от того, что он благословил своего младшего сына вместо старшего. Ицхак ощутил на своем лице огонь Геинома, который принес с собой в шатер его сын Эсав. И только когда Эсав, который плачет, кричит и требует благословения, проговорился, что много лет тому назад его право первородства было получено Яаковом, Ицхак успокаивается. Более того, в этот момент истины он вторично благословляет Яакова, потому что понял, что в этом был заключен глубинный замысел Творца.

Но мы помним, что после того, как Яаков получил отцовское благословение, задумал Эсав его убить. (И это закон на все времена, как постановил раби Шимон бар Йохай: «Вот закон — Эсав ненавидит Яакова»). В момент получения благословения Яакову исполнилось 63 года, и он на 14 лет скрывается в ешиве у Эвера, спасаясь от мести Эсава. Именно там Яакову предстояло изучить ту часть Торы, которая позволила ему остаться праведником среди злодеев, колдунов и идолопоклонников.

Как Яакову, выступающему в роли Эсава, сохранить свою праведность? Как это возможно — быть полностью погруженным в материальный мир, днем и ночью пасти скот Лавана, и при этом ни на мгновение не утратить своей связи с Творцом? Во время получения пророческого видения о будущем еврейского народа Яакову уже исполнилось 77 лет. И он отправляется к брату своей матери, Лавану, чтобы найти свою суженую и породить 12 сыновей. Что же касается его брата Эсава, то, как уже было сказано, он, подражая отцу, женился в 40 лет, взяв в жены двух девушек из Кнаана. 33 года спустя Эсав уже имел не только детей, но и внуков (среди которых был и Амалек — тот, кто на протяжении всей истории будет вести войну против еврейского народа).

Как известно, главные события в мире происходят вне поля зрения средств массовой информации. Устная Тора объясняет события, о которых сообщено в Письменной Торе: когда Яаков уже почти дошел до Харана, то вспомнил, что он прошел мимо того места, где молились его праотцы Авраам и Ицхак и там не помолился. В его сердце пришло желание вернуться и в тот же момент он оказывается на горе Мория. Это перемещение, с нарушением всех границ времени и пространства, называется «кфицат а-дерех» (букв. «прыжок дороги»). И Тора использует для описания этой ситуации особое выражение, говоря что он — «нифга ба-маком» (букв. «столкнулся с местом»). И тут же, как только Яаков оказался на горе Мория, Творец «выключает свет» — Солнце зашло на три часа раньше, чтобы этот праведник мог лечь там спать, и чтобы Творец смог открыть ему в пророчестве то, что ждет его будущих потомков. В это время и в этом месте стираютсявсе границы времени и пространства. Давайте вспомним о каком месте здесь идет речь. Ведь в будущем именно здесь будет стоять иерусалимский Храм, и в самой святой его части (в «Кодеш а-Кодашим») тоже будут отменены пространственные границы. В Йом Кипур туда будет входить первосвященник, чтобы обойти вокруг Ковчега Завета, хотя с физической точки зрения это невозможно, поскольку Ковчег занимает все пространство — от занавеса до стенки.

Но ради кого Творец отменяет все законы материального мира? Ради того человека, образ которого отражен на Престоле Славы Творца. Из всего человечества, из миллиардов людей, приходящих в мир на протяжении 6000 лет, выбран лишь один и это наш праотец Яаков, избранный из праотцов, тот, кто получит в будущем имя Исраэль. Тот, о ком по праву можно сказать, что он был сотворен «бе-целем Элоким» — по подобию Всевышнего.

И как сказали мудрецы («Баба Батра» 58а): «Красота Яакова была подобна красоте Адама до греха». И объяснили мудрецы, что в этом пророческом видении Яакова тоже заключается намек на дарование Торы. Числовое значение слова «сулам» («лестница») равно числовому значению слова «Синай».

Глава «Ваеце»

Есть известный вопрос: почему Эсав, который поклялся убить Яакова, не преследовал его у Лавана? Ведь он отлично знал куда отправили Яакова отец и мать! Ответ состоит в том, что Эсаву было известно о Лаване, что тот является самым великим магом и колдуном своего времени. А еще Эсав предполагал, что Яаков, находясь у Лавана, несомненно утратит там свою святость, и что он никогда не сможет оттуда вырваться.

В Пасхальной Агаде сказано, что «Лаван хотел выкорчевать все». Но как понять это утверждение? Ведь Лаван сперва отдал Яакову в жены Лею и Рахель — двух своих дочерей от жены, а потом Бильгу и Зильпу — своих дочерей от наложницы! Чтобы ответить на этот вопрос, нужно восстановить цепь событий. Яаков служил Лавану семь лет чтобы жениться на Рахель, которую он полюбил. Яаков расчитывал на то, что от Рахель у него родятся 12 сыновей — родоначальников 12 колен народа Израиля. Но вместо Рахель Лаван подсовывает Яакову Лею. В чем заключался замысел Лавана? Яаков купил первородство у своего брата Эсава и получил благословение от своего отца лишь для того, чтобы заложить основу еврейского народа, породив 12 праведных сыновей. Но Лаван, желая помешать Яакову породить потомство, смешивает все карты. В итоге Реувена, сынапервенца, Яакову родила не Рахель, а Лея. И после Реувена у Леи рождаются еще пять сыновей: Шимон, Леви, Йеуда, а затем Иссахар и Звулун. Йеуда становится родоначальником колена, из которого происходит династия царей. Леви — корень служителей Храма, коэнов и левитов. Шимон — глава колена, из которого вышли учителя маленьких детей. От Иссахара произошли великие еврейские мудрецы, возглавлявшие Санэдрин, Колено Звулуна — состоятельные люди, поддерживающие изучающих Тору. Мы видим, что все ключевые роли в еврейском народе были отданы потомкам сынов Леи, а не Рахель. Все это происходит помимо воли нашего праотца Яакова, но, в то же время, и против желания Лавана — причем даже в большей степени. Похожее событие произошло много веков спустя, когда потомок Лавана, колдун и злодей Билам ответил на призыв Балака, царя Моава, и пришел чтобы проклясть еврейский народ6. Билам повелел Балаку построить три раза по семь жертвенников, и на каждом из них Балак должен был принести Всевышнему по две жертвы: быка и барана. Трижды Билам пытался проклясть еврейский народ, и каждый раз против своей воли его благословлял.

В Вавилонском Талмуде («Санэдрин» 105б) объясняется, что за вознесение 42 жертв, которые принес Балак Творцу по по велению Билама, Балак заслужил, что в будущем от него произойдет праведница — моавитянка Рут. Она примет еврейство и выйдет замуж за Боаза из колена Йеуды, а у ее сына Оведа будет внук — Давид бен Ишай, основатель царской династии народа Израиля.

Так открывается тайна истории нашего «невозможного» народа, само появление которого противоречило всем законам природы. Ведь Аврам, и Сарай изначально были бесплодным и Всевышний изменяет их природу когда они уже постарели. Ицхак родился, когда Аврааму было 100 лет, а Саре — 90. Наш праотец Ицхак, по своей природе, тоже изначально был бесплоден. Лишь после того, как отлетела его душа и получила исправление в Ган Эдене, и заново получив жизнь он встает с жертвенника, Ицхак получает способность породить потомство. И после женитьбы на праведнице Ривке, через 20 долгих лет молитв, у него рождаются близнецы Эсав и Яаков.

Талмуд («Йевамот» 64а) сообщает, что все праматери еврейского народа изначально были бесплодными — не только Сара, Ривка и Рахель, о которых об этом прямо сказано в Торе, но также и Лея. И лишь из-за того, что Творец видел страдания Леи, которую Яаков любил меньше, чем Рахель, Он «открыл ее утробу» и она родила7.

В связи с этим Талмуд задается вопросом: «Но почему это так? Почему те, чья главная роль в жизни стать матерями еврейского народа, изначально были бесплодны?» И отвечает Талмуд: «Потому, что Творец жаждет молитв праведниц (и праведников)» («Йевамот» 64а). На их заслугах держится мир. И это не только наш материальный мир, мир природы под солнцем, а также тот мир, который строят наши праотцы и наши праматери — «поперечный» мир «поперечного народа». И он не может быть продолжением мира злодеев и идолопоклонников: Тераха, Бетуэля и Лавана. Ведь наши праотцы и праматери — это новое начало, а не продолжение. И это они — та лестница, которая стоит на земле, а вершина которой достигает Неба.

Через события, которые происходили в жизни наших праотцов и праматерей, открывается особое, более высокое и более скры- тое управление миром, которое осуществляет Творец. Великий каббалист раби Моше Хаим Луццато (Рамхаль) учит, что Всевышний управляет миром двумя путями. Есть «открытое» управление по суду и по справедливости («анагат а-мишпат»), когда Он воздает точной мерой за все поступки — награждает за исполнение заповедей и наказывает за прегрешения. Но есть еще одно, более скрытое управление — управление единством Творца («анагат а-Ехуд»). И суть этого управления откроется только в Конце Времен, когда всем станет очевидно, что все злодеи и все силы скверны изла служили только для проявления Его добра. Реализации того скрытого замысла, который, несомненно, осуществится — полного раскрытия Его единства.

Да удостоимся мы своими глазами увидеть это поскорее, в наши дни! Амен!

От слова «эвер» — сторона.

Это объяснение я слышал от нашего учителя, гаона рава Моше Шапиро, благословенна память о праведнике.

Добавляет Раши в своем комментарии.

Так я слышал от нашего учителя гаона рава Моше Шапиро, благословенна память о праведнике.

Слово «там» можно также перевести как «наивный».

Аризаль пишет, что Билам — это новое воплощение Лавана.

Бааль а-Турим в своем комментарии приводит удивительную вещь: окончание слов стиха «И увидел Творец, что ненавистна Лея» заключает в себе особое Имя Творца — Э-ье. То святое Имя, которым Творец обращается к Самому Себе. И именно это Имя открывает Творец Моше, посылая освободить еврейский народ из египетского плена.

Поделиться: