№59

Письма еврею-буддисту

Дэвид ГОТТЛИБ, рав Акива ТАТЦ

Перевод рава Исраэля и Элишевы Ермаковых

Продолжение. Начало в МТ №39-50, 52-53, 57-58

Дэвид Готтлиб родился и вырос в Чикаго. Он защитил диплом бакалавра искусств в Amherst College. В процессе обучения был награжден премией Питера Барнетта Хоу за фантастическую прозу. Продолжил образование в Университете Северной Каролины, который закончил с дипломом магистра изящных искусств. Профессиональная деятельность Дэвида была связана с театром и проектами по защите исторических памятников, также он успел поработать в области PR, и все это время публиковал свои рассказы, пьесы и статьи в таких изданиях как Families in Business, Diversion, Denver Magazine, и других.

Дэвид изучал и практиковал буддизм, и в итоге прошел посвящение как дзэн-буддист в 2002 году. Он является одним из основателей и исполнительным директором Общин Полного Круга.

Дэвид занимается девелоперскими проектами на рынке доступного жилья. Он живет в Нортбруке, штат Иллинойс, с женой и детьми.

Рав доктор Акива Татц — врач и писатель, родившийся в Южной Африке. Он дает уроки в лондонском Jewish Learning Exchange и выступает по всему миру с лекциями по еврейской философии и врачебной этике. В его книге «Анатомия поиска» описан переход от светского образа жизни в мир иудейского соблюдения. В книге «Жить вдохновенно» он поднимает фундаментальные темы еврейской традиционной мысли. Его «Маска Вселенной» открывает глубины, скрытые за пеленой каждодневной реальности. В книге «Руководство к жизни для думающего еврейского подростка» он предложил свой подход к наиважнейшим вопросам, с которыми сталкиваются молодые интеллектуалы. Он основал и возглавляет иерусалимский Форум по врачебной этике. Широкое распространение получили аудиозаписи его лекций (www.tatz.cc). Его книги были переведены на испанский, французский, итальянский, португальский и русский языки.

Откровение на горе Синай (продолжение) Акива, Синай — основной опыт еврейской идентичности. Но тот факт, что никто больше не претендовал на столь массовое от- кровение, не делает его истинным — это просто делает его единственным, в своем роде, и все.

Я, как и многие другие евреи, прихожу в замешательство, когда Вы заявляете, что «мы встретили Его… и лишь потому, что мы пережили эту «космическую встречу», мы готовы теперь принять слова пророков, которые появились исторически позже». То, что Вы говорите дальше, только усиливает наше состояние замешательства: «лишь доказательства, соответствующие высочайшим стандартам, достаточно хороши для нас».

Я слушал Вашу запись, где Вы увлеченно описываете то, как должна была проходить эта «встреча». Но я не считаю, что я там присутствовал! Когда Вы говорите, что «мы встретили Его», кого Вы включаете в понятие «мы»? Из этого моего вопроса проистекают многие другие, которые, быть может, будут раздражать Вас своей наивностью. но, тем не менее, я вынужден их задать.

Где Он был с тех пор? Почему нет археологических свидетельств нашего пребывания в Египте, «встречи» на Синае и пребывания в пустыне? Почему нигде нет независимых отчетов от первого лица об этих событиях, кроме Торы (и других подобных доказательств)? И почему мы, евреи, постоянно страдаем от инакомыслия и разногласий относительно того, кто мы есть и что мы должны делать, если Его слова (при условии что эти слова действительно были сказаны Им) и указания для нас были столь ясны, и последствия их несоблюдения так ужасны? Были ли мы «там» буквально, в какой-то прошлой жизни, или «мы были там» в силу преемственности, благодаря той самой ДНК, которую мы в себе несем, и чьи моле- кулы оказались под «впечатлением»? Мы уже отказались от многих заповедей или изменили их. Так может мы уже потеряли нашу связь с Ним, и просто не знаем этого? Как мы узнаем, правильно ли мы поступаем, если даже не знаем, есть ли Он? Я не хочу это обсуждать, но должен отметить, что те евреи, которых я знаю — большинство из которых являются относительно грамотными евреями-консерваторами — не могут поверить в то, что они встречали Б-га, или даже в то, что Тора была дана на Синае. И если они сомневаются в в этих вещах, то как они могут действительно считать себя евреями, способствовать еврейской преемственности или продолжать священную работу евреев в мире? Мне бы хотелось выяснить, что Вы имеете в виду, когда говорите: «мы встретились с Ним». Мне необходимо знать следующее: были ли Вы и я каким-то образом там? Если нас там не было, значит мы принимаем утверждение, что 80 с лишним поколений назад была встреча с Творцом, «на веру».

Дэвид, Поскольку мы не воспринимаем первоначальное историческое событие лично, мы должны исследовать его достоверность другими способами, и поэтому настолько важно изучение истории передачи Торы. Я уже говорил вам о работах — как классических, так и современных — которые исследуют эту цепочку — это основной материал Торы.

Что касается вопроса об археологических свидетельствах. Я прилагаю три ссылки, подробно описывающие археологические свидетельства нашего пребывания в Египте — в качестве отправной точки для вашего исследования этого вопроса. (Какие археологические доказательства Синайского откровения Вы хотели бы увидеть?) Были ли все мы на Синае? На самом деле, на глубинном уровне мы там были, и получение этого опыта возможно. У нас есть традиция, которая говорит, что одной из специфических проблем нашего времени является плотный блок в сознании, который затрудняет доступ к этим знаниям. Этот блок является важным аспектом современной неприязни к иудаизму. Отрыв от понимания еврейской идентичности лежит в основе проблемы.

Почему так много евреев в нашем поколении едва ли имеют хоть какое-то понятие об иудаизме? Талмуд утверждает: «Каждые семьдесят лет восходит звезда, которая вводит моряков в заблуждение». Семьдесят лет — обычные временные рамки одного поколения; каждое поколение в еврейской истории проверяется определенной ошибочной идеологией. Великие идеологические движения, противоречащие подлинным еврейским ценностям, захватывают еврейский народ и весь мир в целом; одно из них испытывает и искушает каждое поколение, и многие не выдерживают испытания новым и кажущимся спасительным подходом к жизни. Семьдесят лет спустя идол терпит крах и на его месте возникает новый; и вновь поколение испытывает искушение, и снова есть жертвы.

По мнению великих умов Торы прошлого поколения, их поколение было испытано ком- мунистической и социалистической идеей. Многих евреев поглотило обещание создать идеальное общество. Через семьдесят лет после того, как этот идол начал свое великое восшествие, он рухнул, став очередным провалом в длинном списке человеческих идей, направленных на построение универсальной «мессианской» реальности.

А какое испытание у нашего поколения? Какая звезда вводит в заблуждение тех «моряков», которые будут «проплывать» через наш отрезок истории? Каково то неправильное восприятие вещей, что испытывает и искушает умы евреев сегодня? В современном еврейском сознании произошел переход к универсальному пониманию человека без каких-либо различий. Уникальная природа еврейского народа и его путь в истории «размываются» в сознании современных евреев. Особая красота и величие нашего народа, ощущение чуда нашего существования, несмотря на согласованные усилия огромных масс людей по уничтожению евреев на протяжении всей истории — теряется острое осознание этих вещей. Сегодня в центре самосознания у многих евреев больше нет ничего специфически еврейского.

Теряется самый глубокий элемент ощущения себя, который всегда жил в сердце еврея — эта естественная гордость быть частью еврейской истории. И важно понимать, что это не естественный процесс. Звезда, которая появляется и вводит в заблуждение мореплавателей, неестественно расположена, она не принадлежит этой части небосвода. То, что еврейская интеллигенция должна считать свое еврейство неуместным, недостой- ным даже мимолетной мысли, является ничем иным, как загадочным феноменом.

Идея, которая была в фокусе мировой истории на протяжении веков человеческой деятельности, оказалась настолько далекой от самосознания евреев, что они готовы отказаться от нее даже без поверхностного исследования. Души, высеченные из того же, что и душа Авраама, дети семьи, чьи предки наиболее глубоко и последовательно изменили мир, наследники предания о беспрецедентном выживании находят все это неуместным. Они не задумываются над этим; это просто не имеет для них значения.

Еврейский разум спит, одурманенный этим необычным и не имевшим себе равных испытанием. Живое и агрессивное еврейское мышление, этот проницательный и пытливый ум, который исследовал и проник во все области знаний, открыл, задумал и изобрел множество новшеств, — утратил знание о себе.

Акива, В дополнение к нашим размышлениям о том, что привлекает евреев в буддизме, я бы сказал следующее: именно отрыв от тяжести бытия в пользу созидающего момента сильно притягивает евреев к буддизму.

В буддизме момент — это все, что есть. Все моменты разворачиваются внутри и сосредотачиваются в нем.

(Конечно, есть история о пробуждении Будды под деревом Бодхи и событиях, которые предшествовали и следовали за этим моментом. Хотя жизнь Будды хо- рошо документирована, существует так много мифов, что трудно судить, что из сообщаемого происходило в реальности. Что важно, так это то, что было открыто через Будду. Вот почему, когда ученик спросил монаха: «Что нам делать, если мы встретимся с Буддой на дороге?» Учитель ответил: «Ты должен убить его». Будда не был божеством, и монах указывал, что ученики должны радикально отделить себя от поклонения его фигуре в пользу тщательного изучения его идей.) Дэвид, Вы говорите, что буддизм видит данный момент времени как единственную реальность: «Момент — это все, что есть». Но буддизм говорит об окончательном просветлении после всех необходимых воплощений; разве это не точка вне момента настоящего существования? Или идея буддийского мышления заключается в том, что есть пункт назначения, который выходит за пределы пути, но все осознание должно быть сосредоточено на настоящем моменте? В иудаизме мы рассматриваем идеал как тотальный акцент на данном моменте с фокусом на определенные действия, но при этом с внутренним взглядом на пункт назначения, поскольку именно эта точка дает определение и смысл настоящему моменту.

Вы упоминали, что буддизм фокусируется на переживании настоящего. В еврейском мышлении правильное выражение этого смысла вечного настоящего — это Мир Грядущий; это измерение конечной точки, из которой больше некуда идти. Следующий мир — это измерение, где время не линей- но; там все моменты времени едины. Там существует только данный момент в самом глубоком смысле. Каббалисты объясняют, что понятие времени в следующем мире расширяется — ни одного момента не осталось позади, нет забвения. По правде говоря, это и есть понятие «здесь и сейчас», но осознание этой глубины находится в следующем мире.

Заповедь, которая выявляет этот элемент сознания, это Шабат.

Шабат называют «ме-эйн Олам а-ба» — малой долей испытываемого в Мире Грядущем. Шабат является осязаемым аналогом этого существования в нашем мире. Как мы можем ощутить этот высочайший вкус? Воздерживаясь от работы. Не работы в смысле физического напряжения — это серьезное недопонимание истинного смысла Шабата. То, что останавливается в Шаббат, это не усилие, а творческая деятельность. Неделя наполнена участием в конструктивных действиях, а Шабат строится на отказе от этих действий. Созерцание в Шабат — это медитация бытия, а не становления.

Распространенным заблуждением является то, что Шабат — это день «отдыха» в общепринятом смысле; перерыв в рабочей неделе. Правильный термин для этого — «выходные», а не Шабат. В идее такого «отдыха» нет ничего еврейского; Шабат — это духовная тема, как и вся Тора и заповеди. «Выходные» не имеют ничего общего с Шабатом.

В конечной точке нет ничего, кроме бытия. Там нет другого времени, кроме настоящего. Каждую неделю мы входим в эту вневременную зону, и каждую неделю мы приносим в поток времени что-то нематериальное и неземное. Мы можем сделать это, потому что нить, вплетенная в поток исторического времени, начинается на Синае, где мы прикоснулись к вечности.