№59, Авия Кальменс

Три силы души и три типа мышления

Авия КАЛЬМЕНС

Написано в тратате «Авот»(4.21): «Раби Элазар а-Капар говорит: «Зависть, страсть и почет изгоняют человека из мира». Маараль в своем комментарии к трактату «Авот», который носит название «Дерех Хаим», пишет, что нам следует знать, что человек обладает душой, которая, в свою очередь, обладает различными силами, и с помощью этих сил она может производить различные действия1. В предыдущих статьях мы подробно обсуждали что представляет собой каждая из этих сил. Мы говорили о том, что существуют три силы души, и что каждая из них ответственна за определенные функции и потребности. Обозначим каждую из них: Мы видим, что эти силы различны, но вместе они удерживают человека в мире, и благодаря им человек имеет представление о своих потребностях. Можно сказать, что эти силы «образуют человека», соединяющего их в себе. Они неотделимы от него, поскольку они одновременно удерживают его в мире и позволяют ему функционировать в нем.

1. «Природная» сила души, отвечающая за физические, телесные потребности. Когда ее становится больше, чем нужно (т. е. когда данная сила выходит за отведенные ей рамки), она становится источником стремления к разврату.

2. «Жизненная» сила души, благодаря которой человек может перемещаться и действовать. Но из нее возникают такие стремления как зависть, желание мести и гнев. А источником этой силы является «сердце».

3. «Духовная» сила души. Маараль пишет, что у нее есть множество проявлений: например, пять чувств, способность мыслить, воображать, запоминать. Эта сила связана с мозгом.

Некоторые представители мира науки тоже пришли к похожим выводам. Русский ученый И.М. Сеченов писал: «Физиология представляет собой целый ряд данных, которыми устанавливается родство психических явле- ний с так называемыми нервными процессами в теле, актами чисто соматическими. Ясной границы между заведомо соматическими, то есть телесными, нервными актами и явлениями, которые всеми признаются уже психи- ческими, не существует ни в одном мыслимом отношении».

«Иными словами, И. М. Сеченов преодолевает дуализм между «субъективным» и «объективным», демонстрируя функциональное и структурное единство психического, а также тождественность его поведению», — написал об этом другой ученый.

Мы уже говорили, что эти силы в совокупности «изгнали Первого человека из жизни», так как Древо Познания вмещало в себя все эти аспекты: «И увидела Женщина, что хорошо это дерево для еды, и что желанно оно для глаз, и притягательно оно для постижения»2.

Эти силы играют в нашей жизни намного большую роль, чем мы могли бы представить. Приведенные выше слова наших мудрецов могут помочь понять, насколько мы зависимы от данных сил. Ведь они окружают нас везде и в любое время, они внутри нас, ими «пропитано» абсолютно все. Поэтому стоит изучить их глубже.

В прошлой статье я уже позволила себе сослаться на данные из области нейрофизиологии, согласно которым в мозгу человека существуют ядра, отвечающие за три базовые потребности — естественное желание продолжить род, социальный инстинкт и инстинкт самосохранения. Было выявлено, что эти ядра отвечают также за наше мыш- ление — но за него несут ответственность не только эти нервные скопления, но и различные участки мозга, которые с ними связаны. В мозгу каждого человека есть отдел, работающий более выражено, чем другие, что и позволило выявить три типа мышления, которые мы разберем ниже.

Прежде всего нужно определить, что же такое мышление. В первую очередь, это моделирование окружающей реальности, ее «сборка». Мышление — это вовсе не абстрактное думание, оно представляет собой способ, которым наш мозг решает различные задачи. Смысл мышления в этом и состоит: чтобы мы могли воздействовать на реальность и производить в ней изменения, нам нужно ее реконструировать.И в зависимости от способа сборки, который присущ конкретному человеку, он будет решать задачи тем или иным образом. Если мы поймем, чем руководствуется человек при построении своей реальности, мы с большей вероятностью сможем его понять и найти к нему подход.

Какие есть типы мышления? Задолго до появления и развития психологии как науки, происхождение и корни типов мышления были выявлены нашими мудрецами, и к концу статьи мы это покажем. Уже со времен Первого человека возник вопрос о силах души, отвечающих за мышление. Но что касается науки, то она выделяет три типа мышления.

1. Истерический (или художественный) тип мышления берет свое начало на уровне подсознания — он основывается на внутренних ощущениях и базовых потребностях человека. В значительной степени он продиктован половым инстинктом. Для людей с таким типом мышления важно производить впечатление (или впечатляться). В мыслительном процессе и при решении задач они руководствуются собственными интересами и мотивами.

2. Шизоидный (мыслительный) тип мышления встречается у людей с менее развитой подкоркой, отвечающей за потребности, и более развитой корой головного мозга, которая отвечает за познавательные способности. Этот тип мышления присущ рационалистам, для которых важно разобраться, как все происходит. Они стремятся во всем находить закономерности, строят логические цепочки. Ключевым элементом у них являются определения, а всего то, что не определено, для них не существует. Какие-то чувства и ощущения у них могут вызывать выстроенные ими самими конструкции. Происходит это за счет выведения подкорковой структуры на второй план и компенсации ее ослабления при помощи коры головного мозга. Такие люди могут не понимать часть действительности, а именно окружающих людей и их потребности.

3. Обладатели невротического типа мышления стремятся к ясности. Этот тип мышления придает вещам некую суть и глубину, тем самым помогая человеку понять, что следует делать с этой вещью дальше. Невротик видит сразу несколько элементов и находит между ними связь. Отношения между элементами — ключевая вещь для него. При этом даваемое вещи определение не имеет принципиального значения (в то время как в случае с шизоидным типом определение, напротив, всегда выводится на первый план) — самое важное это содержание отношений. Все, что невротик видит, он наделяет сутью, для него все всегда является понятным, и исходя из этого ему легко понять, как действовать дальше. При этом он, как и мыслитель, живет на основе уже созданных им в голове понятий и связей. Невротик может не замечать важных деталей. Большинство людей обладают именно невротическим типом мышления.

Самый главный вопрос, который возникает у человека — вопрос «что?», а производным от него является вопрос «что делать дальше?». Одна из самых главных потребностей большинства людей — ясность понимания. Иногда ощущение что мы чего-то не знаем или не понимаем до конца способно свести нас с ума, не говоря уже о том, что с точки зрения выживания в природе чего-то не знать может быть опасно. За поиск удовлетворительного ответа на эти главные вопросы отвечает иерархический (социальный) инстинкт.

Для того, чтобы понять общество, в котором живет человек, ему нужно понимать в каких отношениях состоят между собой его элементы. В стремлении к ясности и определенности и кроется истинная причина того, что мы всегда наделяем людей различными качественными характеристиками: кто-то для нас «глупый», кто-то «хороший», кто-то «странный» и т.д., при этом никакого отношения к реальности, в принципе, эти наши оценки могут и не иметь. Тем не менее, мы, в силу заложенного в нас инстинкта, стремимся занять социальный верх или создать и поддерживать выгодные для себя отношения (или хотя бы просто иметь с кем-то какие-то отношения, т.е. не жить в одиночестве), а для этого нужно знать, в каких отношениях с другими мы состоим, и в каких отношениях с другими состоят эти люди, и тогда мы определим дальнейшее наше поведение среди окружающих… «Художественный» тип мышления можно с определенной долей условности назвать «женским». Если исходить из классификации, предложенной Мааралем, то можно сказать, что этот тип относится к «природной» («телесной») части души, которая больше всего отождествляется с «материей», ведь наше тело «взято из праха», т.е. из материи.

Определения Маараля

Логика этого типа мышления сводится к обоснованию того, что «я чувствую»: человек подгоняет определения и факты под свои ощущения, которые, объективно не обладают значимостью даже для него самого, ведь завтра его ощущения могут измениться на противоположные, и о тех же самых фактах он будет говорить совсем по-другому: чувства переменчивы, а значит картина мира не обладает устойчивостью.

В системе Маараля три типа мышления соотнесены с тремя великими людьми — с Адамом, Ноахом и Авраамом. В контексте нашего исследования важно отметить, что Ноаху у Маараля соответствует «форма», т.е. Ноах находился на уровне выше «материи». Маараль, как и многие другие наши авторы, исходит из концепции, в которой мужчина обладает «формой» и придает ее «материи» — т.е. женщине — изначально не имеющей «формы». По аналогии, для невротиков важнее всего определить суть предмета, внести ясность (т. е. придать вещам «форму»). В одной книге задается вопрос: почему мы так любим истории? Почему у нас есть такая потребность — вносить ясность, придумывать вещам названия и т.д.? Причина, на которую указывает автор, это хаос: «материя» характеризуется бесформенностью и изменчивостью (у людей с художественным мышлением этого в избытке) — подобно воде, которая у мудрецов ассоциируется с «материей».

Невротический тип мышления соответствует части души, отвечающей за передвижение, побуждения, гнев, зависть, ненависть, злость, вместилищем которых является «сердце» (вторая сила души в системе Маараля). Данные качества пробуждаются в нас при взаимодействии с другими людьми. Это иерархический инстинкт, о котором мы уже говорили, продиктованный необходимостью выработки инструкций к действиям: наделив предмет сутью, определив его, мы знаем, что надлежит с ним делать и как к нему относиться. А в еврейской традиции заповеди делятся на повелительные («делай») и запреты («не делай»), и действия принято соотносить с мужским началом, в то время как бездействие, наоборот — с женским.

Иерархический инстинкт наблюдается и у животных, живущих в стаях (например, у обезьян), т.е. не представляет собой какое-то возвышенное качество, присущее только людям. Посмотрим, какое отражение эта тема нашла в мишне («Авот» 3.6): «Раби Нехунья сын Аканы говорит: с того, кто принимает на себя бремя Торы, снимают бремя царства и бремя повседневного труда. А на того, кто сбрасывает с себя бремя Торы, накладывают бремя цар- ства и бремя повседневного труда». Маараль комментирует эту мишну следующим образом: «Человек в своем поведении подчиняется трем силам. Во-первых, он ведет себя в соответствии со своей природой и ее нуждами (телесные потребности). Во-вторых, он следует повелениям царя, которые организуют общественный порядок. И, в-третьих, он подчиняется Б-жественным постановлениям, которые стоят над природой и над свободным выбором. И поэтому мишна говорит, что когда человек принимает на себя бремя Торы, он переходит под прямую власть благословенного Б-га, и тогда с него снимают бремя царства и бремя повседневного труда, ведь эти две силы принадлежат миру, а тот, кто подчиняется непосредственно Б-гу, не может одновременно подчиняться земному царству и природе».

С одной стороны, Маараль определяет повеления царя и телесные потребности как силы, принадлежащие к этому миру. С другой стороны, из его слов следует, что сила «царства» проистекает из свободы выбора: власть, устанавливая законы и правила, вольна решать, чего она хочет и требует от человека. Таким образом, Маараль связывает поведение, обусловленное силой «царства», с «человеческим фактором». То, что этот социальный инстинкт связан с властью и государством, четко видно из другой мишны («Авот» 4.17): «Раби Шимон говорит: есть три короны — корона Торы, корона священства и корона царства…». Маараль, комментируя данную мишну, пишет: «Человек состоит из трех частей. Первая часть это его разум, вторая — его душа, а третья часть его — это тело, и этими тремя составляющими он исчерпывается. И три короны как раз соответствуют этим трем частям человека. Тебе следует знать, что Б-г даровал Израилю ровно три короны: Торы, царства и священства, — и это число соответствует внутренней природе человека». Если «корона священства» связана со святостью тела — с первой силой души, то «корона царства» — со второй силой души. Иерархическая структура подразумевает, что есть верхняя и самая возвышенная часть общества («корона царства») и есть все остальные — кто выше, а кто ниже, в зависимости от места на социальной лестнице, ими занимаемого. Иерархия связана с «сердцем», так как вторая сила («жизненная сила души») у Маараля проистекает из него. Он объясняет: «А корона царства соответствует душе человека. Всем известно, что душа управляет всеми органами человека, и что все тело подчиняется управлению души3. Поэтому ей соответствует царь, управляющий всем народом в целом и властвующий над ним. Ведь ни тело, ни разум, сами по себе не способны к действию — действует только душа, и она подобна царю, который действует сам и заставляет действовать тех, над кем царствует». Таким образом, Маараль напрямую связывает понятие иерархии со второй силой в человеке.

А зачем вообще нужна иерархия? Зачем нужен царь? Как это связано с условно научными данными, приведенными выше? «Жизненная» сила души обеспечивает способность определять предмет и наделять его сущностью. Этой силе соответствует невротический тип мышления. Люди, склонные к данному типу мышления, благодаря своему стремлению к ясности, способны эффективно заниматься общественными делами, им сравнительно проще организовывать социальную систему и устанавливать порядок в обществе. Иерархический (социальный) инстинкт требует именно поддержания порядка. Потребность организовывать и преобразовывать мир выливается, в том числе, в придумывании и внедрении различных терминов и понятий: «ценности», «любовь к родине», «самореализация», «патриотизм» и т.д. На этих понятиях люди выстраивают сообщества, в которых должен быть установлен и поддерживаться порядок. Эти человеческие сообщества являются точкой согласия, объединения людей, а без них в мире царил бы полный хаос. Именно поэтому и нужен «царь», и об этом говорит мишна («Авот» 3.2): «Раби Ханина, замещавший первосвященников, говорит: молись за благополучие властей, ведь если бы не страх перед ними, то люди бы глотали друг друга живьем».

О «мыслителе»

«Мыслителя» тоже можно условно отнести к «мужскому» типу, ведь среди мужчин больше «мыслителей» — математиков, физиков и др. Мыслитель способен выстроить целый мир из понятий, символов и логических цепей. Его выдающиеся интеллектуальные способности возникают за счет снижения инстинкта самосохранения, выражающегося в страхе и агрессии, поскольку обратная сторона страха — любопытство.

Находясь в тяжелой ситуации, борясь за существование, стараясь выжить, например, в лесу, человек, раздвигая ветви и переступая через корни и камни, вряд ли стал бы тщательно изучать их, рассматривать и строить с их помощью в своем сознании сложные абстрактные схемы — в некомфортной ситуации ему лучше двигаться «на автопилоте», не обращая особого внимания на все то, что не может ему помочь здесь и сейчас. Но когда человек не опасается за свою жизнь, у него появляется возможность вплотную заняться «изучением мира». Человек, перед которым не стоит задача выжить в агрессивной среде, вполне может «переключиться» в «режим познания» — размышлять на отвлеченные темы, что-то придумывать и т.д. К сожалению, иногда «мыслители» не способны обратить внимание на важные вещи, лежащие вне поля их интересов: они живут своими схемами и логическими связями.

Именно потому, что активное выживание и агрессивное поведение это сфера, в первую очередь, мужская, среди мужчин больше «мыслителей», чем среди женщин. Тип «мыслителя», согласно Мааралю, связан с «разумной» силой души, которой обусловлена способность мыслить, воображать, запоминать. Местом средоточия этой силы является мозг.

Маараль задается вопросом, можно ли назвать такую силу недостатком? С одной стороны, что плохого в том, чтобы много знать и понимать? С другой стороны, сила разума была одной из тех сил, что привели Первого Человека к греху. Ответ состоит в том, что когда какой-либо силы становится больше, чем нужно (или, наоборот, меньше), это всегда оборачивается недостатком. Эта идея часто прослеживается у Маараля. Кроме того, с ней согласна и психофизиология, поскольку человек со слишком слабым инстинктом самосохранения может пострадать, а если этот инстинкт сильнее, чем должен быть, то человек постоянно будет всего бояться, что приведет к снижению качества его жизни.

Маараль пишет: «Дело в том, что если человек прост, он тянется за благословенным Б-гом, ибо для простых людей это естественно. Недаром стих (Дварим 18) гласит: «Прост будь с Б-гом, Г-сподом твоим». Наши мудрецы (Шофтим, «Сифри») говорят об этом так: когда человек прост, он стремится быть рядом с благословенным Б-гом, а если Б-г рядом с человеком, то этот человек обретает вечную жизнь… А простой человек — это тот, кто не обременен лишней мудростью. Все называют «простым человеком» того, кто не владеет хитростями и уловками, а сам доверяет другим…» Нет никаких сомнений, что «мудрость» может считаться более возвышенной силой, чем все остальные, ведь она меньше всего соприкасается с материальным миром и почти не связана с телом человека. Но из-за ее возвышенности она может обернуться недостатком для человека, обладающего ею. Приведем следующий пример. Мыслитель живет в «мире» множества знаков и символов, которые и есть его реальность. Если вдруг у него возникнет диалог с человеком истерического типа мышления, испытывающим боль, то возникнет следующая ситуация: истерик будет жаловаться на сильнейшую боль, ожидая от «мыслителя» понимания и сочувствия, а «мыслитель» скажет: «Почему ты тревожишься, это же всего лишь вызывает у тебя дискомфорт»? Нет сомнений, что «мыслитель» разбирается во всем многообразии вариантов дискомфорта — он знает, что это не просто «боль», как может обозначить ее истерик, и что ощущения дискомфорта могут быть абсолютно разными: неудобство, покалывание, неловкость, стеснительность, скованность, раздражительность, напряжение и т.д. И для каждого такого обозначения он будет искать еще одно, объясняющее первое, а потом третье, объясняющее второе, и т.д. А «сильнейшая боль» для него это совсем не то, что говорит истерик, ведь боль — это что-то намного более серьезное. В итоге, перед нами человек, который обременен знаниями, мешающим ему быть «простым». Истерик что-то ощущает и пытается всеми способами донести это ощущение до «мыслителя», но «мыслитель», при всем желании, не сможет «понять» это, так как отдел мозга, отвечающий за ощущения, ослаблен, а силен у него другой участок мозга, отвечающий за знания. Часто такой человек обладает пониженным инстинктом самосохранения, что делает его более устойчивым к боли, и это, в свою очередь, затрудняет ему понимание другого человека. Такой человек в некоторой степени отделен от реальности, даже если он имеет выдающиеся способности.

* * * Цель написания данной статьи заключалась в том, чтобы показать связь между частями и силами души с одной стороны, и типами мышления с другой. В частности, я постаралась объяснить, как связаны «природная» («телесная») часть души («нефеш») и истерический тип мышления с «материей» и женским началом, и что «социальный инстинкт» относится к «форме», которая у Маараля (и в Каббале в целом) ассоциируется с мужским началом, чтобы понять, как «социальный инстинкт» связан с «царством», о котором говорит Маараль.

Схожей точки зрения по данному вопросу придерживается и Рамбам.

Насчет второй силы, «происходящей от сердца», которая отвечает за способность к чему-то стремиться, чего-то желать, куда-то двигаться — необходимо пояснить, почему она связана со зрением (ведь сказано: «желанно оно для глаз»). Человек обладает колоссальной способностью увлекаться увиденным, и, по мнению раби Меира, именно эта сила сыграла б€ольшую роль в падении Первого человека, чем остальные. И сила зрения, оказывается, не является производной«духовной» части человека, его разумных способностей, а определяется именно второй силой — жизненной силой души. И таково мнение мудрецов Талмуда: «Сила зрения зависит от сердца» («Авода зара» 28б).

«Душа» и «сердце» у Маараля в этом контексте тождественны. Сердце (душа) действует постоянно, и эта непрерывность функционирования необходима с т.з. социального инстинкта, чтобы знать что нужно делать.