№57, Рав Шмуэль Копелевич

О нюансах, возникающих при заключении «Этер Иска»

Поделиться:

Рав Шмуэль КОПЕЛЕВИЧ 

 В статье использованы законодательные постановления рава Пинхаса Винда, главы раввинского суда по вопросам «рибита» из книги «А-Тшувот бе-илхот рибит Брит Пинхас».

«Этер иска» — это специальный алахический механизм, который позволяет заимодавцу в случае правильного составления соответствующего договора и при обязательном соблюдении нескольких основных условий получить дополнительную сумму сверх суммы займа, которого он предоставил, не нарушая при этом запрета кредитования под проценты. Первые дошедшие до нас упоминания об «этер иска» относятся к поколению раби Йоэля Сиркиса, автора алахического труда «Бейт Хадаш» («Бах») — комментария на кодекс «Арбаа Турим», составленный рабейну Яаковом, сыном знаменитого законодателя рабейну Ашера (Роша) около 400 лет назад.

Этот механизм основывается на понятии «иска», упоминаемом еще в Вавилонском Талмуде, под которым понимается соучастие партнеров в бизнесе на определенных условиях. Особое новшество состояло в том, чтобы взять понятие «иска» и превратить его в «этер иска», т.е. в «разрешенное» соглашение о партнерстве, позволяющее заимодавцу получить прибыль сверх суммы займа. Механизм «этер иска» состоит в трансформации отношений кредитора и должника: кредитор становится компаньоном должника, либо приобретая долю в его бизнесе, либо инвестируя в бизнес должника, либо получая некую долю в имуществе должника. В итоге та дополнительная сумма, которую получает бывший кредитор, который стал компаньоном, является принадлежащей ему долей в прибыли, которую принесло удачное бизнес-предприятие получателя займа. Чтобы такая трансформация из кредита во вклад действительно имела место, необходимо обеспечить переход права собственности некой доли имущества получателя вклада в пользу вкладчика, чтобы прибыль, которую получит вкладчик, взималась из того, что принадлежит вкладчику, а не «должнику».

Столь существенное изменение отношений между сторонами приводит к тому, что «кредитор» не может быть уверен в полном возврате своей инвестиции, не говоря уже о «набежавших» процентах: он теперь имеет долю не только в возможной прибыли, но и в возможных убытках, поскольку в бизнес вложены его собственные деньги, и это уже не классический займ, за полное возвращение которого должник несет ответственность. А если условиться таким образом, что при любом раскладе получатель средств будет обязан выплатить всю полученную сумму вместе с процентами, то по факту сделка и дальше будет представлять собой процентный кредит, что запрещено.

Из-за этого особое искусство раввинов состояло в том, чтобы правильно составить договор «этер иска», который действительно изменит природу сотрудничества сторон, сделав их партнерами в совместном бизнесе, и одновременно максимально обезопасит средства вкладчика, чтобы он их получил обратно — именно для этого бремя доказательства отсутствия прибыли возлагается на получателя. В договоре «этер иска» специально оговаривается, что получатель должен доказать при помощи двух свидетелей что есть убытки с базовой суммы вклада, и что он обязан клясться в раввинском суде о том, что на самом деле не было прибыли.

«Этер иска» это документ, который меняет характер отношений между сторонами, превращая договор кредитования в соглашение о деловом партнерстве, а не просто юридическая фикция, придуманная для «технического» обхода религиозного запрета, и не магическая «палочка-выручалочка», позволяющая волшебным образом получить запрещенные проценты.

Важно учитывать, что тема «этер иска» является весьма объемной и далеко не во всем однозначной, тем более что соглашения и их условия усложняются и меняются. Это означает, что могут возникать различные нюансы, которые потребуют от еврея проконсультироваться с компетентным раввином относительно правомочности применения той или иной версии договора «этер иска» в каждом конкретном случае. Но даже по облегчающим мнениям для того, чтобы положиться на «этер иска», необходимо соблюсти определенные условия, без которых это соглашение не может иметь законной силы и выполнять свою функцию договора о деловом партнерстве, где прибыль принадлежит обеим сторонам, и потому возможно законное получение бонусов и процентов с базовой суммы ссуды.

Вот три условия, обязательных к соблюдению при подписании «этер иска»: — Получатель должен владеть активами в размере полученных денег.

— Ожидание того, что размещаемые у получателя активы вкладчика принесут прибыль, которая соответствовала бы оговоренным процентам, должно быть обоснованным.

— Стороны должны понимать суть «этер иска».

Ниже мы кратко объясним первые два условия, рассмотрим проблематичные ситуации, возникающие на практике в связи с ними и покажем некоторые способы их решения, послке чего затронем тему понимания сути «этер иска».

1. Получатель должен владеть активами в размере полученных денег

Получатель должен иметь бизнес, куда можно вложить полученные средства, или, по крайней мере, у него должны иметься активы в размере капиталовложения. Если же получатель средств не намеревается инвестировать полученные средства, а также у него в собственности нет активов в размере полученных денег, либо он владеет имуществом, но оно уже является объектом залога, то следует устрожить и не полагаться на «этер иска», хотя мнения законоучителей по вопросу о том, можно или нельзя полагаться на «этер иска» в данной ситуации, разделились.

В ситуации, когда у получателя нет имущества, соответствующего сумме вложения и способного принести прибыль, соответствующую оговоренным процентам, опираться на «этер иска» запрещает большинство авторитетов: Мааршаг (ч. 2, гл. 2), автор «Имрей Йошер»  (ч. 1, гл. 108), автор  респонс «Хешев а-Эфод» (гл.53) и авторы алахических трудов последнего поколения «Брит Йеуда» (стр. 605), и «Торат Рибит» (гл. 16, прим. 85 от имени рава Йосефа Шалома Элияшива) и др.

Но есть и те, кто разрешает это сделать в той или иной особой ситуации, когда появляются причины разрешить положиться на «этер иска» даже в отсутствие у получателя собственных активов: — В том случае, когда должник не имеет собственного бизнеса и имущества, но при этом использует данный заем на свое ежедневное пропитание, а без займа  он  бы вообще  прекратил  работать. Автор «А-Шоэль ве-а-мешив» (изд. 1-е, ч.3.160; изд. 3-е, ч.3.137), респонсы Мааршам (ч.2, 216 и 252) и Хатама Софера («Йорэ Дэа» гл. 134) полагают, что вкладчик становится компаньоном получателя в его работе, поскольку если бы не эти деньги, получатель не смог бы продолжать выполнять свою работу. Аналогичным образом эти авторы трактуют «вклад», предназначенный и используемый для проведения свадебного торжества сына или дочери получателя. Если бы не полученные деньги, то отцу пришлось бы и дальше содержать своего ребенка. Таким образом можно рассматривать займ как вложение и соучастие в деле получателя.

— Получатель денег может (теоретически) вложить эту сумму в бизнес и он согласился, подписав «этер иска», что должен будет клясться, чтобы доказать отсутствие прибыли. Это значит, что все то время, пока должник не клянется, он выплачивает сумму оговоренных процентов, а вкладчик, получая платеж, освобождает контрагента от обязанности доказывать отсутствие прибыли. Этот аргумент, разрешающий положиться на «этер иска», приводят автор респонс «Хелкат Яаков» (ч.3, 199), Мааршаг («Йорэ Дэа» в конце гл.4) и «Торат Рибит» (гл.16, прим. 86 от имени рава Шломо Залмана Ойербаха). Однако речь идет лишь о разрешении вкладчику получить проценты, но не о праве получателя эти проценты выплатить.

2. Размещаемые у получателя активы должны принести прибыль, соответствующую оговоренным процентам

Даже если получатель имеет свой бизнес, либо имущество в размере полученных де- нег, все равно требуется чтобы реальная возможность получить прибыль соответствовала изначально оговоренным процентам, которые полагаются заимодавцу. Но получатель средств не может обязаться выплачивать проценты свыше суммы прибыли, которую он сможет получить из своего бизнеса.

Например, если по договору получатель обязан выплатить 2000$ в год, то он должен изначально оценить, что действительно сможет получить за этот год прибыль в размере 2000$. Прибыль, которую он может извлечь из своего доходного имущества, может быть получена: 1.Благодаря росту рыночной стоимости имущества.

2. Из платы, полученной за аренду этого имущества.

В связи с этими двумя условиями возникают вопросы: 1) Считается ли банкротство бизнеса получателя убытком, освобождающим от обязанности выплачивать вкладчику оговоренные проценты? 2) Можно ли положиться на «этер иска», рассматривая в качестве имущества получателя иностранную валюту, хранящуюся дома или в банке? 3) Как правильно поступить с оформлением «этер иска», когда получатель берет деньги не на свое имя? Мы постараемся ответить на эти вопросы.

1) Считается ли банкротство бизнеса получателя убытком, освобождающим от обязанности выплачивать вкладчику оговоренные проценты?

Выше мы упомянули, что в «этер иска» оговаривается ситуация, при которой вкладчик не сможет получить свои средства обратно — это случай полных убытков. Вкладчик вкладывает свои деньги в бизнес получателя, и имеет долю как в прибыли, так и в убытках. При этом получатель должен доказывать с помощью клятвы, что убытки были на самом деле, а пока факт убытков не доказан, получатель должен выплачивать оговоренную сумму. И он должен будет заплатить, если хочет освободить себя от обязанности клясться. В связи с этим рассмотрим следующий случай.

Банк Реувена предоставил большую ссуду компании Шимона на основании «этер иска». Вскоре после этого финансовое положение компании Шимона начало резко ухудшаться, и в конце концов она объявила о банкротстве. Деньги кредиторов пропали. Спустя некоторое время была назначена комиссия, целью которой стали санация и восстановление компании, в т.ч. погашение задолженностей. Комиссия обратилась к Реувену с просьбой предоставить им документы с общей суммой долгов компании перед ним. Вопрос заключается в том, может ли Реувен включить в сумму долга набежавшие проценты? С одной стороны, здесь имели место явные убытки, и, согласно условиям «этер иска», Реувену больше не положены проценты. С другой стороны, существует комиссия, которая намерена восстановить компанию, и тогда, быть может, для Реувена будет легитимным относиться к компании Шимона так, как если бы никих убытков не было.

Ответ: в данной ситуации Реувен не имеет права требовать ничего свыше базовой суммы вклада. А если у владельца компании есть и другие активы, которые оставались «на плаву» и не банкротились, то Реувен может получить также и оговоренные проценты.

Объяснение: комиссия восстанавливает этот бизнес, фактически отстраивает его заново, но комиссия не в состоянии вернуть уже обанкротившуюся компанию к тому состоянию, в котором она находилась до кризиса. И, соответственно, невозможно принять юридическую фикцию, согласно которой на возрожденную компанию-получателя смотрят так, как будто не было никаких убытков и никакого банкротства. Поэтому требовать прибыль и проценты нельзя. Но если комиссия восстанавливает это учреждение, используя для этого другие активы владельца, с которыми не возникало трудностей, то получать проценты можно, поскольку, согласно «этер иска», вкладчик приобретает долю в любом имуществе должника (так оговорено в «этер иска» версии «Брит Пинхас» (п.4), опубликованном в МТ №56). Но в случае, когда у хозяина компании нет никаких других активов, и возрождение организации происходит за счет пожертвований или дополнительных банковских кредитов, тогда нельзя рассматривать поступающие на счета компании деньги как прибыль, и, соответственно, нельзя получать проценты с этих денег.

2) Можно ли полагаться на соглашение

«этер иска», если в качестве имущества получателя будет рассматриваться иностранная валюта, хранящаяся дома или в банке? В алахе четко определено, что можно положиться на «этер иска» исключительно при условии, что у получателя имеется свой бизнес, либо иное имущество, позволяющее получить прибыль, равную сумме процентов, которые он должен кредитору. Но каков закон в отношении получателя, не имеющего никакого имущества, но располагающего, тем не менее, некой суммой в иностранной валюте? Вопрос в том, можно ли считать, что вкладчик передает деньги получателю, рассчитывая на прибыль, возникающую в результате подорожания принадлежащей должнику иностранной валюты? Ответ: базовый принцип «этер иска» состоит в том, что вкладчик приобретает долю в прибыльных активах получателя, и из этой доли можно выплачивать вкладчику проценты от суммы прибыли. Даже если по истечении договора выясняется что не было никакой прибыли, все равно, поскольку у вкладчика была возможность получить прибыль из активов получателя, это позволяет ему получить условленные проценты, ведь вкладчик не верит должнику на слово, пока тот не поклянется или не приведет свидетелей, подтверждающих что не было никакой прибыли.

Разберем несколько ситуаций, возникающих в Израиле. Аналогичные «кейсы» могут иметь место и в диаспоре (только с другой валютой, ведь, например, шекель является «монетой» в Израиле, но в России будет счи- таться «товаром»).

Деньги вклада были переданы в шекелях, а у получателя уже была сумма в долларах. Или вкладчик изначально передал деньги в долларах, а получатель располагает иной иностранной валютой.

Если займ был в шекелях, а у должника имеются доллары, можно положиться на «этер иска», поскольку доллар в данном случае будет считаться «товаром» («пэри») по отношению к шекелю. Если курс доллара по отношению к шекелю растет, то появляется прибыль, и можно выплатить проценты вкладчику, исходя из того, насколько могли подорожать доллары, находящиеся во владении у получателя ссуды, за весь период до истечения срока договора.

Даже в случае, когда получатель не намеревается торговать валютой, сам факт, что у него есть доллары, курс которых растет — все равно разрешается выплатить проценты по договору. И даже если фактически в период до выплаты по договору курс не вырос, проценты выплачиваются, т.к. должник обязан поклясться, что не было прибыли, а этого обычно никто не делает. Таким образом реализуется принцип «этер иска».

Если ссуда изначально была в долларах, а во владении должника имеется другая иностранная валюта (имеется в виду валюта, которой не пользуются для расчетов в той стране, как например те же шекели, если ссуда взята в России), которая может принести прибыль при росте курса, то закон будет таким же. Можно расплачиваться по договору, исходя из возможной прибыли.

Ситуация, когда у получателя есть иностранная валюта, но ее курс снижается.

Все вышесказанное действительно только в период, когда имевшаяся у получателя иностранная валюта растет по отношению к получаемой валюте, и существует веро- ятность, что в предшествующий выплатам по договору период курс вырастет и данная иностранная валюта подорожает. Но если иностранная валюта сейчас на спуске, и ее укрепления в ближайшее время не предвидится, то в этом случае нельзя опираться на «этер иска», и невозможно считать, что у получателя есть какое-то прибыльное имущество.

Ситуация, когда во владении получателя ссуды до сделки была сумма в той же валюте, в которой и ссуда, и это его единственный актив.

Очевидно, что в этом случае нет возможности получить прибыль на основании роста курса, и поэтому ссуда не будет считаться инвестицией.

Ситуация, когда ссуда выдана в долларах, а во владении у должника есть шекели.

Это неоднозначная ситуация с точки зрения еврейского закона. Шекели — расчетное средство в государстве Израиль, потому в Израиле они считаются «монетой» («тиваа»), а не товаром («пэри»): алаха исходит из того, что стоимость «монеты» неизменна и не переживает подъемов и спусков. Поэтому укрепление шекеля, с т.з. закона, это не подорожание «монеты», а падение цены всего остального (т.е. любого товара — «пэри») по отношению к «монете», в то время как ценность монеты остается неизменной. Т.е. рост курса шекеля не означает, что имущество должника, держащего при себе эти шекели, принесло какую-то прибыль: это другие валюты / товары подешевели по отношению к шекелю.

В то же время, можно сказать, что поскольку шекели это актив, принадлежащий получателю ссуды, и его курс растет, то здесь не следует брать в расчет, является шекель «монетой» или «товаром» — есть возможность получить прибыль, В итоге принято мнение, что это тот случай, когда следует устрожить и не рассматривать изначально имевшиеся у получателя шекели как прибыльное имущество.

Ситуация когда получатель, владеющий валютой, занимается валютообменными операциями профессионально.

Все вышесказанное относится к случаю, когда должник оставляет иностранную валюту у себя дома, не торгуя ею, и возможная прибыль связана с ростом стоимости этой валюты. Но если получатель ссуды намеревается торговать этой валютой (когда ее курс падает, то он закупает много дешевой валюты, а при небольшом росте курса продает эту валюту), и при любом изменении курса он торгует валютой, то можно облегчить и положиться на соглашение «этер иска», даже если кредит был в долларах, а у должника имеются шекели. Здесь возможность получить прибыль от шекелей гораздо выше, и эта ситуация отличается от предыдущей, когда мы пытались положиться только на предположительный рост курса шекеля, а этот рост не рассматривается как прибыль, поскольку «монета» не дорожает и не дешевеет.

Если получатель торгует валютой, можно рассматривать ее как прибыльное имущество, даже если данная валюта в момент подписания соглашения падает, поскольку получатель наверняка извлечет прибыль даже из небольшого колебания в цене подешевевшей валюты.

Аналогичный закон применяется даже в случае, когда ссуда предоставлена в долларах, а у получателя были доллары, которыми он торгует, зарабатывая на этом. Здесь кредитор становится вкладчиком — компаньоном в бизнесе получателя ссуды.

Ситуация, когда ссуда выдана не в Израиле, а за границей Выше мы исходили из того, что ссуда получена в Израиле, где расчеты производятся в шекелях. За рубежом закон будет таким же, единственное изменение — расчеты будут производиться в другой валюте. Если у кредитора имеется валюта, отличная от расчетной, то это может рассматриваться как прибыльное имущество, при условии, что размер суммы валюты соответствует сумме кредита, и процент, который требуется вернуть в оговоренный срок, соответствует возможности заработать на росте курса данной валюты в этот срок. А если должник располагает только расчетной валютой, то есть основания опасаться, допустимо ли положиться на «этер иска».

Способ приобретения

В любых вышеприведенных случаях требуется осуществить приобретение («киньян»), чтобы часть валюты, находящейся у получателя, стала собственностью кредитора, что позволило бы считать его реальным получателем прибыли. По закону, для перехода права собственности на валюту «приобретение платком» («киньян судар») не подходит, равно как и «приобретение договором» («киньян штар»). И лишь в отношении эффективности «киньян агав карка» («приобретения того, что помещено на землю») согласны все зако- ноучителя: вкладчик приобретает долю в недвижимом имуществе должника посредством «приобретения платком», и вместе с долей в недвижимости приобретается доля в валюте, находящейся во владении получателя ссуды. Только таким образом считается, что у вкладчика есть доля в прибыли от этой валюты.

Деньги находятся в банке или «гмахе» (беспроцентной кассе взаимопомощи)

Данный способ приобретения вкладчиком валюты получателя применим только для денег, расположенных во владении должника. Если же деньги находятся на хранении в банке или «гмахе», то даже если их курс растет (фактор, превращающий валюту в имущество, которое приносит прибыль), то полагаться на «этер иска» нельзя, поскольку не существует доступного и подходящего способа перехода права собственности, который был бы действителен с т.з. еврейского закона, если валюта не находится в непосредственном распоряжении получателя ссуды, и при этом является единственным активом.

3) Как работает «этер иска» при банковском кредите, взятом на чужое имя?

Если у человека есть право получить банковский кредит под проценты и он хочет воспользоваться этим правом, чтобы передать полученные средства другому лицу, либо, наоборот, воспользоваться кредитом, полученным другим лицом от банка, для собственных целей, а также желающий переписать свою недвижимость на того, получает кредит в банке чтобы передать хозяину недвижимости полученную сумму — во всех этих случа- ях в момент получения кредита третьим лицом следует заключить соглашение «этер иска».

Сын, являющийся доверенным лицом своего престарелого отца, управляет и следит за отцовским имуществом. Однажды этот сын захотел помочь в покупке недвижимости своему собственному сыну, и для этой цели взял большой кредит в банке на имя своего отца (т.е. деда приобретателя недвижимости). Было договорено, что внук будет возвращать этот кредит ежемесячными платежами, включая проценты, чтобы восполнить выплаты, взимаемые банком с деда. Кредит в банке был взят по «этер иска».

Чтобы не возникло опасения нарушения запрета процентных займов, было подписано отдельное соглашение «этер иска» между отцом (доверенным лицом деда) и внуком, приобретающим недвижимость. Но возникло сомнение: достаточно ли этого, или же требуется подписать дополнительно «этер иска» между внуком и дедом — хозяином счета? И если будет решено подписать «этер иска» между внуком и дедом, имеет ли смысл добавить к нему еще один «этер иска» — между дедом и отцом? Ответ: отец должен подписать «этер иска» с дедом. А внук должен заключить «этер иска» с отцом. И конечно, отец подписывает с банком «этер иска» от имени деда, как в любых банковских кредитах.

Объяснение: банк признает в качестве владельца счета только деда. Если отец является доверенным лицом, это означает, что банк видит в нем представителя, «опекуна», но именно дед является непосредственным должни- ком и несет ответственность за все операции с принадлежащим ему банковским счетом. Именно поэтому он является единственным должником банка.

Если вещи определены именно так, то при получении кредита отцом от имени деда будет считаться, что отец одолжил деньги у деда. Ведь банк предоставляет кредит исключительно деду, после чего отец «одалживает» у деда. Стало быть, отцу для того, чтобы получить возможность выплатить ипотеку для деда, требуется, чтобы между ними был подписан договор «этер иска».

Внук, получающий кредит от отца на покупку квартиры, обязуется выплатить и вернуть обратно отцу базовую сумму кредита со всеми набежавшими процентами. Внуку безразлично, откуда отец добыл для него кредит, и он обязуется вернуть отцу долг в любом случае. Для этого требуется подписать дополнительный «этер иска» между отцом и внуком, ведь между ними тоже есть долговые отношения, не связанные напрямую с договором отца с дедом. В итоге, требуется чтобы были подписаны «этер иска» между отцом и дедом, и между отцом и внуком. Кроме того, следует быть подписать «этер иска» с банком, как и в случае с любым банковским кредитом. (Отметим, что на сегодняшний день все банки в Израиле подписаны под общий «этер иска», где банк обязуется не производить запрещенных сделок с опасением нарушения процентных займов. Особенное внимание надо уделить банкам за рубежом, если более 50% этого банка принадлежат еврею. В этом случае также требуется подписать «этер иска» между еврейским клиентом и банком).

Все вышесказанное верно, когда отец берет кредит на свои нужды, но не с целью обслуживания имущества деда. Если же кредит был взят отцом на счет деда для того чтобы вложить полученную сумму в имущество деда, на правах его постоянного представителя / опекуна, то нет необходимости подписывать «этер иска» между дедом и отцом. Так как в данном случае не существует кредитных отношений между дедом и отцом — есть лишь кредит, полученный дедом в банке, а отец просто осуществил эту операцию на практике, не обязуясь при этом перед дедом. Кредитование дедом отца начинается только в том случае, когда отец получает от имени деда займ для своих собственных нужд, как например, для покупки недвижимости внуку, и тогда требуется подписать дополнительный «этер иска» между дедом и отцом.

3. Понимание сути «этер иска»

Теперь объясним третье и последнее обязательное условие при заключении соглашения «этер иска». Если принять во внимание настоящее юридическое значение и роль, которую играет «этер иска» в обеспечении займов, необходимых с т.з. обеспечения кашерного ведения экономической деятельности, необходимость понимания сути этого соглашения очевидна. Мы же процитируем рава Исраэля Меира а-Коэна из Радина, известного как Хафец Хаим («Аават Хесед» ч.2, гл. 15): «Простые люди не совсем понимают, что означает «иска», и когда должник приходит к кредитору, то говорит ему: «Возьми у меня в долг под проценты». И он даже не заключает с ним договор о деловом партерстве («иска»), а лишь берет «вексель», т.е. страховой документ, по которому государство обязуется вернуть деньги. И это строгий запрет, поскольку он вообще не понимает сути того, что такое «иска»! А также он не берет у него «договор о партнерстве»».

Из сказанного следует несколько законов.

«Этер иска» не действителен в случае: 1) Когда стороны не понимают сути данного договора.

2) Когда стороны фактически не подписали «этер иска», даже если устно они договорились, что их сделка будет согласно «этер иска».

Данного мнения придерживался не только Хафец Хаим — его разделяют и другие законоучителя.

Даже если «этер иска» был подписан, но не был понят сторонами основной принцип этого механизма, большинство законопостановителей считают, что подпись под договором не является эффективной. Так считают авторы «Шла» («Хулин»), «Цемах Цедек» (гл.

88), «Хахмат Адам» (гл. 143, 3).

Если «этер иска» уже был подписан, но без обоюдного понимания сути данного соглашения, то задним числом можно положиться на мнение тех авторитетов, которые считают, что человек, подписывая договор, тем самым принимает на себя обязательства по этому соглашению, а значит оно становится действительным. Но проблема в том, что непонимание происходящего при осуществлении сделки по сути — приобретения («киньяна») — считается необратимым, и подписанное соглашение не поможет даже апостериори («Шулхан Арух а-Рав» п.46; «Шев Яаков» гл. 35).

В связи с этим уместно затронуть еще один вопрос. С одной стороны, введя в оборот соглашение «этер иска», раввины приложили все усилия и создали все необходимые условия, чтобы это соглашение имело максимальную законную силу. В «этер иска» версии «Брит Пинхас» есть пункт (п.1), который гласит что «этер иска» является неотъемлемой частью основного соглашения между сторонами, и что даже при наличии слов «ссуда» или «проценты» сила «этер иска» не становится меньше. Оговаривается даже то, что если одна из сторон окажется не знакома с сутью «этер иска», то и в этом случае стороны не будут заниматься операциями с запрещенными процентными кредитами (п.13).

Но давайте посмотрим, каков закон в отношении следующего случая.

Дополнение, согласно которому у «этер иска» нет силы изменить какое-либо условие в основном соглашении.

Между светским продавцом и соблюдающим покупателем недвижимости был заключен договор купли-продажи. Покупатель потребовал дополнить соглашение, включив в него экземпляр «этер иска», подписанный обеими сторонами. Причина в том, что при заключении сделки купли-продажи может возникнуть немало опасений нарушить запрет процентов: штрафы за просрочки, условия о привязке выплат к курсовой разнице и т.д. Но светский продавец настороженно отнесся к условиям «этер иска» (у него снизилась уверенность в прибыли). Светскому адвокату, сопровождающему эту сделку, тоже не понравилась эта идея. Поэтому, посоветовавшись, адвокат и продавец решили добавить пункт, который объясняет, что «этер иска» включается в договор только по религиозным соображениям, и при этом у «этер иска» нет никакой юридической силы, позволяющей изменить какой-либо пункт или какое-либо обязательство между сторонами. Покупатель, увидев новую редакцию договора, спрашивает, позволит ли «этер иска» оградить сделку от возможных нарушений запрета процентов, пусть даже апостериори? Ответ: в данном случае у «этер иска» нет никакой силы, все опасения, связанные с запрещенными процентами, остаются на своих местах.

Объяснение: как уже упоминалось выше, «этер иска» это не волшебная палочка, позволяющая магическим образом брать запрещенные проценты, ничего при этом не нарушая — это договор, кардинальным образом меняющий природу отношений между сторонами. В отличие от классического кредита часть передаваемых получателю денег дается в качестве капиталовложения, собственником которого остается заимодавец, и из этой части он может извлекать прибыль. Даже если в конце срока действия соглашения не было прибыли, договор «этер иска» оговаривает, что кредитор доверяет должнику только в том случае, если тот приводит свидетелей, подтверждающих убытки, или приносит строгую клятву в суде о том, что прибыли не было. Таким образом, риск неполучения кредитором обратно базовой суммы остается очень низким, но при определенных условиях получатель средств не должен будет выплачивать проценты, и ему поверят.

Таким образом, для того чтобы соглашение «этер иска» имело силу, требуется чтобы заимодавец был согласен, что он не получит прибыли при наличии двух пригодных свидетелей, подтверждающих убытки, или клятве получателя денег относительно отсутствия прибыли. А если было условлено, что «этер иска» не меняет никакой пункт в соглашении сторон, то совершенно очевидно, что должник не может привести свидетелей или поклясться, и совершенно очевидно, что у «этер иска» никакой законной силы, позволяющей защитить сделку от нарушения запрета процентов.

С вопросами по законам «рибита» можно обращаться на телефонную линию при Раввинском суде по вопросам «рибита», который возглавляет рав Пинхас Винд1.

Тел. +972-2-5015920 (на иврите и английском).

Базовый текст «этер иска» по версии «Брит Пинхас» опубликован в МТ №56. Чтобы получить индивидуализированный текст договора «этер иска» по версии «Брит Пинхас»на русском языке, а также для того, чтобы задать по-русски вопрос о «рибите» и/или высказать замечания по данной статье, пишите, пожалуйста, на email: 8460404@gmail.com.

Один из наиболее авторитетных специалистов в данной области, автор многих книг по теме «рибита», который много лет занимается этими проблемами на практике.

Универсальная версия, которая позволяет включить в один договор наиболее распространенные случаи, требующие оформления «этер иска».

Поделиться: