№56, Рав Илель Бродский

О подленной сущности нешера

Поделиться:

Рав Илель БРОДСКИЙ (Из серии «Записки переводчика»)

Слово «нешер» повсеместно переводится как орел. Какие еще варианты? Ведь это же орел — царь птиц, орел самый большой и самый сильный! Более того, Тора предупреждает евреев о том, что произойдет, если они не будут соблюдать законы Всевышнего: «напустит Всевышний на тебя народ издалека, как налетает нешер…» (Дварим 28:49) — и действительно, символом римлян, которые «налетели издалека» разрушать Храм, был именно орел! В какой-то «кирувной» брошюре, изданной в середине 90-х, это приводилось как одно из доказательств истинности Торы. Увы, не все так просто, и даже в царстве пернатых не обошлось без политики. Суще- ствует несколько причин, позволяющих усомниться в подлинном величии орла.

Дело в том, что орел не является самой большой птицей. Самой большой птицей является гриф. Конечно, бывают разные орлы и разные грифы, но судите сами: у беркутов (самая большая разновидность орлов) размах крыльев — 180—240 см, а у белоголовых сипов (самая большая разновидность грифов) размах крыльев — 234—269 см.

Для тех, кто плохо разбирается в таких тонкостях: орел и гриф — родственники, они вместе относятся к семейству ястребиных, то есть родственное соотношение между ними такое же, как между тигром и львом. Разница заключается в том, что гриф — падальщик, а орел известен именно тем, что падалью брезгует и охотится за живой пищей. (Помните, как в «Капитанской дочке» Пугачев объясняет разницу между орлом и вороном?) Теперь давайте посмотрим, что говорит о нешере Танах: «Глаз, насмехающийся над отцом, презирающий седины матери — выклюют его вороны, съедят его нешеры» (Мишлей 30:17). Как видим, нешер — это падальщик, такой же, как ворон. «Рви волосы на голове и брей ее по твоим избалованным жителям, сделай лысину большой, как у нешера, потому что они изгнанны от тебя» (Миха 1:16). Нешер — «лысый», его характерный признак — отсутствие перьев на голове (хотя, в принципе, перья у этой птицы есть: «большой нешер, с длинными и широкими крыльями и густыми перьями» (Йехезкель 17:3). Про кого можно сказать, что он «лысый» — про орла или грифа? Давайте посмотрим на орла.

Вот золотой орел или беркут (именно он был символом фашистской Германии): 

А это белый орел, символ современной Америки:

 

О да, перья орла впечатляют. Но, как мы видим, оперенье на голове у него выглядит таким же густым и величественным, как и на теле.

А теперь, для сравнения, посмотрим на грифов: 

Гребневый гриф: 

Черный гриф: 

Белоголовый сип: 

Вот где разница бросается в глаза! Действительно, голова покрыта не только кожей, но и перьями,но по сравнению с перьями на теле и крыльях тонкий пушок на голове и шее грифа вполне можно назвать лысиной.

У «лысины» грифа важное предназначение. В исключительной ситуации, будучи крайне голодным, орел тоже может питаться падалью. Но попробовав сделать это он неизбежно столкнется с проблемой: с кожи животного много не наклюешь, а если он засунет голову в тело животного, то кровь и гной будут застревать у него в перьях головы и шеи и долго преследовать его своим отвратительным запахом, отбивая тем самым желание продолжать подобные эксперименты. У грифа, в отличие от орла, кровь и гной свободно стекают по голове и шее, задерживаясь в нижней части шеи хорошо заметным у многих разновидностей грифов «воротником», и не попадая на перья тела.

В этом отношении на грифов очень похожи стервятники, только они гораздо меньше, чем орлы, поэтому на «царей» не тянут. И у воронов на голове тоже перья заметно короче, чем не шее, хотя разница не так явно выражена.

В привычной нам культуре падальщик — мерзкое создание, вызывающее отвращение, и идея о том, что Всевышний принес евреев из Египта к горе Синай «на крыльях грифов», может показаться невозможной: вы бы еще сказали, что Он привез их на спинах гиен! Но в прошлые времена отношение к таким вещам было совершенно другим. У египтян, например, ворон считался священной птицей — именно благодаря его очищающей функции. В нашем сознании шакал — животное отвратительное, а в Танахе «тан» — животное вполне нормальное. По крайней мере, он безопасен для живых людей. В Древнем Египте шакал (Анубис) считался божеством потустороннего мира.

Когда-то и у народов мира, и у евреев считалось совершенно нормальным приходить после боя и раздевать трупы, забирать себе оружие, имущество и одежду убитых (см. Шмуэль I 31:1 и Шмуэль II 23:10) — совсем как грифы и стервятники. Отрицательное отношение к падальщикам, видимо, сформировалось благодаря установленному позже запрету наших святых мудрецов получать от умерших «онаа» (пользу / удовольствие). Этот принцип был заимствован у евреев начинавшим формироваться христианством, и в результате стало частью общемировой культуры. Но буквальный смысл Торы от общемировой культуры не меняется.

Когда следует перевести выражение «аль канфей нешарим», его, вероятно, лучше всего переводить как «на крыльях орлов». Это положительное образное выражение, и его следует переводить так, чтобы у читателя возникали положительные ассоциации. Но когда Тора начинает со слова «нешер» список запрещенных в пищу птиц, то она, по-видимому, имеет в виду отнюдь не орла, а белоголового сипа — самого большого из рода грифов.

А как же по поводу «народа, который налетит издалека», упомянутого в начале? Большой проблемы в этом нет: то, что символом римлян был орел, а не гриф, еще не означает, что они «летали» именно как орлы, а не как грифы: орел — птица-индивидуалист, сравнима разве что с каким-нибудь Ильей Муромцем — героем-одиночкой, тогда как грифы и другие падальщики могут собираться на до- бычу огромными стаями — вполне сравнимо с регулярной вражеской армией. Действительно, от использования символики римлян как «доказательства» Торы придется отказаться, зато теперь, благодаря знанию точного значения слова «нешер», смысл сказанного в Торе открывается во всей своей глубине.

Народ, который нападет на вас — это не орел, могучий герой, который побеждает благодаря своей силе. Это гриф, падальщик. Он победит вас не потому, что он сильнее, а потому, что из-за низкого духовного уровня, на котором вы оказались, из-за того, что вас покинет Шхина — Присутствие Всевышне- го — вы будете как труп, в котором внешний вид, вроде бы, сохранился, а жизни нет.

Эта идея, что без преданности Торе, без преданности Всевышнему народ Израиля — это живой труп, повторяется потом много раз и в Танахе, и в словах Мудрецов (например, так в мидраше говорит народ Израиля разрушившему Иерусалим и Храм Навухаднецару: «Ты сжег сожженный дом, ты убил мертвого льва».) А возвращение из Изгнания, не только физическое, но и духовное, т.е. возвращение к Всевышнему, пророк Йехезкель (37:1 — 14) сравнивает с воскресением из мертвых.

Поделиться: