№55, Рав Александр Кац

План истории

Поделиться:

Рав Александр КАЦ 

Продолжение. Начало в МТ №44 — 50

Фараон «Книги Исхода» Глава первая Фараон Рамсес и город Рамсес 

Вероятно, фараон погиб в водах Тростникового моря вместе со своим войском.

1

В Пятикнижии сказано: «И возвратились воды, и покрыли колесницы и всадников, и всех воинов фараона, вошедших в море за Израилем — не осталось из них ни одного» (Шмот 14:28)1. А ведь фараон вошел в море вместе со своим войском! Более того, в мидраше отмечается, что именно он был первым погребен волнами. Ведь Творец предсказал Моше: «И узнают египтяне, что Я — Бог, когда Я поражу фараона и его колесницы, и его всадников» (там же, 14:18) — сначала фараона, а потом уже остальных. От него исходило угнетение еврейских рабов — и он был наказан первым2.

Однако в других старинных источниках утверждается, что фараон уцелел. Причем, только он! Выражение, переведённое выше как «ни одного» написано так: אֶחָד עַד («ад эхад») — буквально «до одного» или «кроме одного». И этим «одним» был именно фараон3.

Может быть, поскольку он спустился в море последним, то оказался ближе всех других к берегу и благодаря этому сумел спастись.

Во всяком случае, и по этой версии, он тоже не вернулся в Египет: фараон бежал далеко на север, в город Ниневию, где впоследствии стал правителем ассирийского государства4. И возможно, египтяне (да и евреи), действительно, считали его погибшим.

2 В Пятикнижии имя этого фараона не названо.

Комментаторы Торы поясняют, что все цари Египта получали имя Паро (Фараон)5.

Именно так называется в Торе царь, с которым имел дело праотец Авраам6. И так же называют царя, перед которым два века спустя предстал Йосеф, как написано: «И послал фараон посланцев и позвал Йосефа…» (Берешит 41:14). И еще более чем через два века «пришли Моше и Аарон к фараону» (Шмот 7:10).

В старинном мидраше сообщается, что впервые это имя было присвоено некому иноземцу Рикьёну, который пришел в Египет из Междуречья, из страны Шинар, и египтяне поставили его над собой царем. Именно в его правление побывал в Египте праотец Авраам.7 Интересно, что сегодня многие авторитетные египтологи полагают, что высокая цивилизация была занесена в Египет переселенцами из Нижнего Междуречья, точнее из древнего Шумера (а это и есть страна Шинар). Эти гости принесли с собой радикальные изменения: монументальное строительство, письменность и централизованное правление. Коренные жители считали их «божествами», пришедшими из далекой страны Та-Ур. Это название переводят как «Древняя Земля» или «Земля Света»8. Но Ур — это также один из основных городов шумерской цивилизации (в этом городе долго жил Авраам9).

Причем, эти переселенцы из Междуречья, «говорили на одном из семитических языков, который, смешавшись с хамитским (африканским) языком туземцев, произвел египетский язык». Эти иноземцы и основали в Египте «династическую расу»10.

Так что можно предположить, что Рикьён, о котором повествуется в мидраше, пришел из страны Шинар не один, а во главе большой группы переселенцев. От него началась первая династия.

В этом мидраше также объяснено, что Рикьён получил имя Паро (פַרְעֹה — «фараон») потому, что именно он взымал (פרע — «пара») налог со всех жителей страны11. И если учесть, что правящая элита говорила на одном из семитских языков, к которым относится и еврейский язык — иврит, такое использование семитского корня вполне понятно.

Правда, сегодня египтологи полагают, что слово «пер-о» (таким, по их мнению, было исконное египетское произношение этого титула) означает «большой дворец» — т.е.

дворец фараона. Этим титулом египтяне называли самого владельца дворца — по одной из гипотез, ради того, чтобы избежать произнесения его «священных» имен.

Но также возможно, что сначала этим титулом называли правителя, взымающего налоги, а потом так стали именовать дворец, в котором он жил.

Позднее это слово вошло в древне-греческий язык в искаженной форме Φαραώ (pharaōn) — отсюда и его русское написание. А в коптском языке (считается, что копты — прямые наследники древних египтян) оно звучит как «пуро» и имеет значение «царь».

Кроме этого титула, общего для всех царей Египта, у каждого фараона было еще пять особых имен.

Первое имя, как правило, предварялось иероглифическим изображением «бога»-сокола Хора.

Второе всегда начиналось с иероглифов стервятника и кобры, сидящих на двух корзинах. Это имя символизировало власть фараона над двумя частями Египта — над «верхним» (южным) и «нижним» (северным).

Третье — так называемое, «золотое имя»: оно начиналось с изображения сокола, сидящего на иероглифе «зо- лото» или возле него.

Четвертое — тронное имя. Его вписывали в «картуш» — продолгова- тый контур с горизонтальной линией внизу, который указывал на то, что написанные в нём иероглифы является царским именем. По одной из версий, картуш символизировал землю (или Вселенную), над которой властвовал фараон.

И, наконец, пятое, «личное», имя давалось при рождении (при воцарении этого фараона оно тоже вносилось в «картуш»).

Вместе с тем, исследователи считают, что обычай публично называть фараона его личным именем распространился лишь в гораздо более поздний период. Но в древности египетского царя называли просто Паро. Именно поэтому в Пятикнижии его имя не указывается — только титул. Но в повествовании Танаха о более поздних событиях фараоны названы по именам — Шишак (Шешонк), Нехо, Хофра и некоторые другие.

3 Как же узнать «личные» и «тронные» имена тех нескольких фараонов, о которых повествуется в Пятикнижии? Фактов и свидетельств, от которых можно было бы оттолкнуться, сохранилось совсем немного.

Как уже упоминалось, поработивший евреев фараон назван в старинном мидраше именем Малоль. А его сын, при котором совершился исход, — Адикам-Авуз12.

С другой стороны, в надписи на гробнице из Эль-Ариша сохранилось «тронное имя» фараона, погибшего в «Месте Водоворота»: Том или Тоум. И. Великовский даже предположил, что в честь этого фараона был назван один из двух городов, которые возводили еврейские рабы: Питом (Пи-Том) — в переводе «Обиталище Тома»13.

Но таких (или похожих) имен нет в тех перечнях фараонов, которыми оперируют египтологи.

Впрочем, один общий знаменатель для Пятикнижия и сохранившихся перечней фараонов все-таки есть.

Второй город, возводимый еврейскими рабами, назван в Пятикнижии רַעַמְסֵס (Раамсес)14 или с несколько другой огласовкой רַעְמְסֵס — Рамсес, с одним «а». Именно из этого города совершился затем исход, как написано: «И отправились сыны Израиля из Рамсеса (מֵרַעְמְסֵס)… — около шестисот тысяч пеших мужчин, не считая детей» (Шмот 12:37).

Кроме того, земля Гошен, которая была предоставлена фараоном для родственников Йосефа, названа так же «землей Рамсес», как написано: «И поселил Йосеф своего отца и своих братьев, и дал им владение в стране Египта, в лучшей части страны, в земле Рамсес (רַעְמְסֵס בְּאֶרֶץ — «бе-эрец Рамсес»), как повелел фараон» (Берешит 47:11).

Таким образом, евреи жили в «земле Рамсес» и строили город, тоже получивший это название.

А на целом ряде исторических памятников, найденных археологами, сохранилось имя фараона Рамсес (точнее, нескольких фараонов, носивших это славное имя).

Из этого перечня древних «тезок» или «однофамильцев» особенно выделяется фараон Рамсес Второй или Рамсес Великий, который восседал на троне необычно долго — по одной из версий, 67 лет15.

Его «личное» имя произносилось, по мнению современных египтологов, как «Ра-ме- си-су» — «Рожденный [солнечным богом] Ра».

4 На этих данных основывается популярная (особенно на заре научной египтологии) гипотеза, согласно которой Рамсес Второй и был фараоном, поработившим евреев. А его сын и наследник Мерне-Птах — «фараон Книги Исхода».

Согласно историческим источникам, еще в годы юности Рамсес был соправителем сво- его отца — фараона Сети. В двадцать лет он стал единоличным правителем.

Сохранилось несколько скульптурных изображений молодого Рамсеса.

На одном из них, выполненном из черного диорита, он изображен сидящим на своем троне.

Властное и чувственное, но вместе с тем утонченное и даже интеллектуальное лицо.

На голове так называемая «синяя корона» — «хепреш». Предполагают, что ее изготовляли из ткани или из окрашенной в синий цвет кожи, а снаружи покрывали маленькими золотыми дисками.

На передней части короны закрепляли изображение «священной кобры» — покровительницы дельты Нила. Такая «кобра», принадлежащая одному из предшествующих фараонов, была найдена при раскопках в Саккаре, возле древнего Мемфиса, — она выполнена из цельного слитка золота и инкрустирована вставками из гранита, сердолика и бирюзы. Еще одну «священную кобру» обнаружили позднее в знаменитой гробнице фараона Тутанхамона, о котором речь еще впереди.

В правой руке восседающий на престоле Рамсес держит царский скипетр с изогнутым концом (по-египетски — «хека»).

Подобный жезл носили не только сами фараоны, но и их высшие советники. Рисунок этого крюка использовался в иероглифическом письме для обозначения слова «править»16.

Вместе с тем, крюк «хека» имел важное магическое значение. Словом «хека» египтяне называли также специфическую энергию, с помощью которой совершались различные магические эффекты. Эта энергия исходила от солнечного «божества» Ра, а фараон считался основным каналом, через который эта божественная энергия спускалась к людям17.

Так что фараон держал в руках своеобразную «волшебную палочку».

На плечах и на широкой пряжке пояса высечены имена юного фараона — тронное и личное. Имена заключены в картуши.

Сбоку у трона изображена любимая супруга Рамсеса — юная Нефертари. Ее фигура сильно уменьшена, ведь рядом с фараоном все люди подобны мелким букашкам, и даже его любимая жена — не больше котенка.

Это изваяние сидящего на троне Рамсеса, приближающееся по высоте к двум метрам, было обнаружено при раскопках в Карнаке, на месте древней столицы Верхнего Египта — Фив. Находку распилили на несколько отдельных фрагментов и вывезли в Европу, а затем снова аккуратно собрали. Сегодня эта скульптура является основным сокровищем «Египетского музея» в итальянском городе Турин.

5 На туринском изображении еще нет знаменитой накладной бороды, которую фараоны подвязывали как символ своей абсолютной власти. Возможно, юный Рамсес стал моделью для ваятеля еще до того, как вступил в единоличное правление.

На других изображениях он уже с бородой.

По одной из версий, эту бороду делали из шерсти, перевязанной золотыми нитями. Другие считают, что она изготовлялась целиком из драгоценных металлов. В любом случае, ее крепили к подбородку шнурком, который был соединен с париком. Считается, что «фараон никогда не появлялся с непокрытой головой и даже в семейном кругу носил парик»18.

Египетские скульпторы эпохи Рамсеса были великолепными портретистами.

Нежное, почти женственное лицо на почти трёхметровой скульптуре из песчаника, найденной в тех же Фивах, на западном берегу Нила (эта скульптура украшает коллекцию Британского музея).

Нежная полуулыбка юного мудреца на лице одного из каменных колоссов, извлеченных из-под многовекового песка в скальном храме в Абу-Симбеле, на самом юге Египта.

Мог ли такой симпатичный и даже интеллигентный молодой человек быть тем самым фараоном, который поработил евреев и повелел бросать новорожденных в кишащие крокодилами воды Нила? Почему бы и нет! Давайте обратимся к истории его правления.

6

В памяти народов античного мира Рамсес Второй остался как великий полководец-завоеватель.

При нем Египет вступил в полосу расцвета.

Из надписей, обнаруженных на стенах храма в Карнаке, а также из других археологических источников, известно, что в первый период своего самостоятельного правления Рамсес вел войны с хеттами и совершил несколько далеких походов в страну Кнаан.

Хетты — один из десяти кнаанских народов, земли которых Творец обещал передать во владение потомкам праотца Авраама — евреям, как написано: «Твоему потомству Я отдал эту землю от реки Египта до великой реки, реки Евфрат: [земли] кенеев, книзеев и кадмонеев, хеттов, призеев и рефаим, эмореев, кнаанцев, гиргашей и йевусеев» (Берешит 15:18-21).

Именно у хеттов Аврааам купил пещеру Махпела, которая стала семейной усыпаль- ницей праотцов19. А брат Яакова, Эсав, взял в жены двух женщин из «дочерей хеттов»20.

На заре правления Рамсеса хетты создали могучее государство, которое контролировало почти всю территорию страны Кнаан.

В знаменитой битве при Кадеше на реке Оронт (ныне запад Сирии) фараон оказался в гуще сражения и попал в окружение.

На древнем рельефе, запечатлевшем эту битву, Рамсес изображен гигантом (как тогда было принято), и враги с трудом достигают его колен. Надо сказать, что Рамсес, действительно превосходил своих современников ростом (его рост был определен по мумии: около 180 сантиметров при среднем росте египтян его эпохи в 160). И все же хетты не уступали ему ни в силе, ни в умении сражаться. Лишь благодаря незаурядному личному мужеству Рамсесу удалось вырваться из окружения и спастись.

Правда, некоторые исследователи полагают, что на самом деле фараон всего лишь удрал со своими телохранителями, столкнувшись с небольшим отрядом врагов — а затем уже египетские хронисты приписали ему несовершенные подвиги.

Как бы то ни было, после нескольких лет войны, так и не сумев одержать решающую победу, Рамсес заключил с хеттами взаимовыгодный договор, а его «главной женой» стала дочь царя хеттов, потеснившая красавицу Нефертари.

В последующие годы молодой фараон совершил еще несколько походов на север, стремясь подчинить, в первую очередь, средиземноморское побережье страны Кнаан — до Финикии. Постепенно его армия продвинулась вглубь страны. Так, в городе Бет-Шеане, в двадцати километрах к югу от озера Кинерет, была найдена базальтовая стела, на которой Рамсес прославляют одну из своих побед. В этом же городе археологи обнаружили развалины египетской крепости и храма, относящиеся к тому периоду.

Египетские войска даже перешли Йордан, завоевав ряд городов в Эдоме и Моаве. А на севере Рамсес Второй продвинулся до Евфрата, так что почти вся страна Кнаан оказалась под его властью (египтяне называли эту землю «презренной страной Речену»).

По всей стране были созданы укрепленные форты (такие, как в Бейт-Шеане), а также более легкие «места привалов». В состав гарнизонов входили лучники и боевые колесницы.

Согласно официальной египетской точке зрения, территория «презренной страны Речену» стала личной собственностью фараона. Правители Кнаана регулярно выплачивали ему дань, а также снабжали его войско «питанием и питьем, быками, овцами, медом и маслом». Из «презренной страны Речену» пригоняли также рабов, которых использовали для работы на рудниках и в каменоломнях, а также при строительстве храмов и общественных зданий21.

В период войн с хеттами Рамсес перенес свою столицу из центра страны на северо-восток, в дельту Нила, — оттуда ему легче было совершать военные походы в Кнаан. К тому же, по мнению многих исследователей, семья фараона Сети, отца Рамсеса, происходила как раз из восточной стороны дельты.

Эту новую столицу стали называть ПерРамсес (или Пи-Рамсес) — «Жилище Рамсеса».

На строительстве северной столицы и других городов дельты Нила работали тысячи и десятки тысяч рабов, в том числе и из Кнаана.

В древней надписи, найденной археологами, говорится о неких «эпр», которые таскают камни для строительства Пер-Рамсеса. В египетском иероглифическом письме термин «эпр» обозначал азиатов-семитов22.

Среди них могли быть евреи — потомки Яакова.

Во всяком случае, уже не раз упомянутый французский археолог Пьер Монтэ уверенно утверждает: «Когда Рамсес Второй задумал построить свой любимый город Рамсес, который египтяне чаще называли Пер-Рамсес, и государственные склады в Питоме, он собрал сынов Израиля, назначил над ними надсмотрщиков и под угрозой страшных наказаний заставил их формовать кирпичи»23.

И возможно, это был тот самый город Рамсес, из которого «стартовал» исход, как написано: «И отправились сыны Израиля из Рамсеса… — около шестисот тысяч пеших мужчин, не считая детей» (Шмот 12:37).

7 По поводу местоположения новой северной столицы Рамсеса существуют разные точки зрения.

Еще в середине 19-го века на восточной оконечности долины Тумилат, в саду французского инженера, была обнаружена гранитная стела с изображением Рамсеса Второго. Вслед за ней там же нашли еще несколько древних артефактов, на которых было запечатлено имя этого фараона.

Работавшие в этой местности французы стали именовать ее «Рамсес». А арабы назвали этот район Тель-эль-Маскута («Курган истукана») — в память о найденной стеле.

Основываясь на этих находках, один из основателей научной египтологии Рихард Лепсиус предположил, что столица Рамсеса находилась именно здесь.

Спустя два десятилетия в этих местах проводил раскопки выдающийся швейцарский археолог Эдуард Навиль. Он надеялся найти доказательства, что под наносами земли и песка, действительно, скрывается великая столица Рамсеса, но пришел к выводу, что раскопанные им развалины — это не ПерРамсес, а Питом (или Пер-Атум)24.

В первой половине XX века многие ведущие египтологи были убеждены, что ПерРамсес находился на месте более позднего эллинистического мегаполиса Таниса, на восточном, ныне пересохшем, рукаве Нила. При раскопках там обнаружили множество скульптурных изображений Рамсеса Второго (в том числе величественный колосс высотой в 28 метров — почти с десятиэтажный дом), а также ряд стел и надписей с его картушем.25 Но позднее, уже во второй половине двадцатого века, восторжествовала другая гипотеза, в соответствии с которой все эти древние памятники были перевезены в Танис из настоящего Пер-Рамсеса, который находился приблизительно в двадцати пяти километрах южнее, рядом с современным арабским городишком Кантир (Qantir).

В этом пустынном месте издавна возвышался курган, достигавший пятисот метров в диаметре. Эдуард Навиль (тот самый, кто «открыл» Питом) предположил, что под огромным курганом сохранились следы го- родской застройки. Как показали раскопки, проведенные им летом 1882 года, древнее городище тянулось еще на несколько километров к западу от кургана.

Постепенно город начал снова выходить на поверхность.

В конце девятнадцатого века местные жители стали находить черепки прекрасных глазурованных плиток бирюзового цвета (современное арабское название «Кантир» как раз и означает «бирюзовый цвет»). Позднее здесь обнаружили множество обломков глазурованных изразцов с узорами из стилизованных цветов, рыб и птиц. На некоторых изразцах сохранились имена Рамсеса.

Затем из-под земли были извлечены обломки стел и статуй, а также блоки порталов, когда-то украшавшие вход во дворец Рамсеса. Археологи нашли в Кантире также древний колодец, украшенный плитами с начертанными на них именами Рамсеса.

Под влиянием этих открытий большинство египтологов согласилось с тем, что древний Пер-Рамсес, в конце концов, обнаружен26.

В конце шестидесятых годов раскопки в Кантире вела австрийская экспедиция Манфреда Битака, которая извлекла из-под земли обломки обширного дворца, построенного еще фараоном Сети — отцом Рамсеса (прекрасный дверной проем этого дворца хранится в Лувре). Исследователи предположили, что Рамсес Великий построил столицу на месте летний резиденции своего отца27.

Через длительный период времени город был заброшен (уже после смерти Рамсеса и, возможно после исхода). Египтологи связывают это с тем, что полностью пересох наиболее восточный рукав Нила, на берегу которого стоял Пер-Рамсес. По уже упомянутой версии археологов, большинство скульптурных изображений и строительных блоков было перевезено в Танис, ставший новой северной резиденцией фараонов (на основании надписей на этих памятников египтологи по ошибке отождествили этот город со столицей Рамсеса).

Впоследствии заброшенная столица была забыта.

8 Большинство исследователей считает, что в том же районе, где стоял Пер-Рамсес, располагалась и земля Гошен, в которой жили евреи.

Еще Э. Навиль обратил внимание на удивительный намек в Септуагинте (переводе Пятикнижия на греческий язык, выполненном семьюдесятью еврейскими мудрецами). Название «земли Гошен»28 переведено там довольно странно: «Гесем Аравийский».

Э. Навиль сопоставил это с тем, что один из «номов» — административных округов, на которые в древности разделяли Египет, греки называли «Аравийским», поскольку на востоке он граничил с пустыней29.

А столицей этого «Аравийского» нома был, по свидетельству александрийского ученогоэнциклопедиста Клавдия Птолемея, город, называемый греками Факусса (Φάκουσσα)30.

Точное месторасположение этого античного города неизвестно. Но ряд исследователей отождествляет его с современным городком Факус (Faqus), расположенным всего в семи километрах к югу от Кантира и соседней деревушки Телль-эль-Даба, под которыми, как предполагают археологи, скрыты руины древнего Пер-Рамсеса31.

А если так, то северная столица Рамсеса располагалась в самом центре еврейской «черты оседлости» — земли Гошен.

Некоторые исследователи полагают, что название города Факусса как раз и происходит от слова «Гошен». В греческом про- изношении сочетание «гош» преобразовывалось в «гос» и «кос» (кстати, сохранилось также написание «Фагусса). А первый слог «фа» — это исковерканное египетское «пи» («обитель», «жилище»), с которого начиналось название многих городов (например, Пи-Том, да и Пер-Рамсес в ряде источников называется Пи-Рамсесом).

А само название «Гошен» (גּשֶׁן) происходит, согласно этой гипотезе, от еврейского слова гуш (גוש — в значении «район», «группа поселений»)32. Это слово часто употребляется в географических названиях. Например, древний еврейский город Гуш-Халав в Северной Галилее, а также такие современные блоки поселений как Гуш-Эцион на хевронском нагорье и Гуш-Катиф (да будет он скорей восстановлен!).

А некоторые предполагают, что название «Гошен» образовано от другого еврейского корня, употребленного в Пятикнижии в слове «ва-игаш» (וַיִּגַּשׁ — «и подошел»)33. Кстати, с этого слова начинается та самая недельная глава Ваигаш, в которой впервые встречается топоним «Гошен»34.

Основа слова «ва-игаш» — буквы ש-ג — имеет значение «подошел», «приблизился», «подступил». И возможно, дали имя «Гошен», к которой они «подошли» по пути из страны Кнаан в Египет. А в Пятикнижии эта земля названа так, как именовали ее евреи (хотя у египтян она имела иное название).

Интересно, что в книге Йеошуа бин Нуна, с которой открывается «Книга Пророков» (Невиим), о некой «земле Гошен», которая находится не в Египте, а в …стране Кнаан(!). Там рассказывается, что при завоевании страны Кнаан (после сорока лет скитания евреев по пустыне) Йеошуа «поразил» всех кнаанских царей «от Кадеш-Барнеи до Газы и во всей земле Гошен до Гивона» (Йеошуа 10:41). И далее повторено, что «Йеошуа захватил …всю землю Гошен с низменностью и равниной, и горы Израильские с низменностью при них» (там же 11:16). Наконец, среди городов, отошедших при разделе Кнаана к колену Йеуды, назван город Гошен», расположенный в горах (по всей видимости, недалеко от Беэр-Шевы)35.

Можно предположить, что еще до того, как семья Яакова пришла в Египет, значительная ее часть жила в «земле Гошен» на юге страны Кнаан. А затем в Египте они назвали отданную им для заселения землю привычным именем — в память о родном Кнаане (так в Америке появился Нью-Йорк, названный в память о старом Йорке, и Нью-Орлеан, названный в память об Орлеане).

Правда, могло быть совершенно иначе: сначала имя Гошен «прикрепилось» к засе- ленному евреями району Египта, а затем уже так назвали одну из завоеванных областей в стране Кнаан — в память о нескольких веках, проведенных евреями в Египте.

А уже упомянутый археолог Э. Навиль полагал, что заселенная евреями в Египте земля первоначально называлась Кесем или Кес (он нашел иероглифическую надпись, в которой так именовалась одна из областей двадцатого, «Аравийского», нома). Отсюда (от корня кес) и произошло греческое название столицы Аравийского нома — Факусса. А первый слог «па» (в греческом произношении «фа») — это просто египетский определенный артикль: «эта Кес». Ну, а евреи, согласно его концепции, просто переиначили египетское название в соответствии со своим произношением36 (тоже вполне возможно, ведь в Восточной Европе евреи называли город Брест — Бриск, а Новогрудок — Новардок).

Во всяком случае, в период порабощения евреев эту область Египта называли не только Гошен, но и, как уже упоминалось, «землей Рамсес»37– предположительно, по имени правящего фараона.

9 В период правления Рамсеса Великого его империя была разделена на сорок два нома — по числу сорока двух «богов», которые, по свидетельству египетской «Книги Мертвых», судят душу каждого умершего.

Каждый из «богов» курировал один ном.

При этом южная часть страны включала двадцать два нома. А северная, от Мемфиса (Нофа) до Средиземного моря, — двадцать.

Это разделение на север и юг было вызвано особым рельефом местности.

На юге узкая полоса орошаемой земли вдоль реки Нил окружена стройными рядами скал и пустыней. Но севернее Мемфиса скалы постепенно расступаются, и русло Нила распадается на несколько рукавов, которые веером расходятся по направлению к Средиземному морю.

В трудах «отца истории» Геродота впервые встречается греческое название северного Египта – Дельта. А другой античный историк Диодор Сицилийский объясняет: треугольное устье Нила по форме напоминает перевернутую греческую букву Δ («дельта»).

В рисуночном письме египтян дельту Нила обозначали изображением папируса, который в изобилии произрастал на болотистых низинах северного Египта.

Сами египтяне называли северную часть страны «низовьем» (т.е. нижним течением Нила) или Нижним Египтом. И соответственно, юг — Верхним Египтом (хотя на карте это выглядит наоборот).

Столица объединенной страны располагалась, как правило, именно в Мемфисе — на границе «двух царств». Одно из названий этого города звучало как Хет-ка-Птах (Обитель души Птаха). Но греки, обычно крайне приблизительно передававшие звучание иноязычных слов, называли его Айгюптус (отсюда современное название страны — Египет).

И хотя фараоны правили всей страной, юг и север все-таки считались двумя отдельными «царствами».

В связи с этим фараона называли правителем «обоих земель».

У него было еще три особых короны — кроме синего шлема «хепреш», о котором уже говорилось выше.

Корона Верхнего Египта Корона Нижнего Египта Двойная корона В белую, похожую на бутылку, корону «хеджет» фараон облачался в качестве царя Южного Египта.

В красную корону «дешерт» — в качестве царя севера.

Но чаще всего использовалась «двойная корона» — «пшент» — которая была составлена из красной короны севера и белой юга.

При слабых фараонах империя вновь распадалась на два особых царства, а то и на отдельные номы. Однако Рамсес Второй не только правил над всем Египтом, но и присоединил обширные соседние области: часть Нубии на юге, Ливии — на западе и страны Кнаан — на северо-востоке.

И поскольку война в стране Кнаан оказалась самой трудной и затяжной, именно Рамсес стал первым из фараонов, кто перенес свою столицу на север, в Дельту.

10 «Аравийский» ном, где по предположению исследователей находился город Пер-Рамсес, был двадцатым из двадцати, на которые делился север Египта.

Сами египтяне называли этот «ном» Септ (или Сопду) — в честь «владыки востока» священного сокола Септа, который считался одним из воплощений солнечного «божества» Хора.

А название «Аравийский» возникло вследствие досадной ошибки, допущенной Геродотом.

Этот великий путешественник стал не только «отцом истории», но и «отцом» античной географии. В поисках материалов для своей всемирной истории он обошел (именно обошел, а не объехал) почти всю тогдашнюю ойкумену. Побывал в Италии и в Вавилонии, в Ливии и в Ассирии.

В частности, Геродот исшагал весь Египет — от устья Нила до его первых порогов на самом юге. Но на северо-восток от Дельты он не ходил.

В результате он не заметил Синайского полуострова.

И соответственно, он не знал о существовании двух больших отдельных заливов Красного моря — Суэцкого и Эйлатского, именуемого также Акабским.

Эти два залива хорошо видны на снимках, сделанных в наше время со спутников.

Но на картах, составленных по описаниям Геродота, оба залива представлены одной узкой полоской воды, отде- ляющей Египет от Аравийского полуострова. Он утверждает, что для прохождения всего залива в длину на гребном судне «требуется сорок дней», а «в ширину, в самом широком месте, — всего полдня»38.

Геродот был уверен, что сразу к востоку от Египта начинается «Аравия». А собственно «Египтом» он считал только узкую долину вдоль Нила. Скалы на восточном берегу Нила, ограничивающие эту долину к югу от Мемфиса, он называл «Аравийскими горами»39.

Геродот указывает, что в период разлива, «когда Нил выходит из берегов, он заливает не только Дельту, но и часть …Аравийской области … на два дня пути»40. Канал, соединяющий Нил с Красным морем, проходит, по словам Геродота, «мимо аравийского города Патумоса (очевидно, Пер-Атума — Питома)»41. Соответственно, сам залив, отделяющий. По его представлениям, одну часть «Аравии» от другой, «отец истории и географии» называет «Аравийским»42. Ведь и всё египетское побережье единого залива было для него просто «аравийской пустыней»43.

Этот знаменитый ляп Геродота унаследовали все последующие античные ученые, включая римских. И когда римляне присоединили Синайский полуостров к своей державе, они назвали его «Аравией» — в соответствии, с «научными» представлениями той эпохи.

Чуть позже «апостол» Павел в одном из своих посланий пишет о «горе Синай в Аравии»44.

И даже в атласе, составленном величайшим картографом античного мира Клавдием Пто- лемеем через шесть веков после Геродота (на его картах уже нанесены меридианы и параллели), нет ни намека на два залива. А сам Синай изображен в качестве сравнительно узкого перешейка между Африкой и Аравией.

Неудивительно, что двадцатый ном, соприкасающийся на востоке с пустыней, античные авторы называли «Аравийским» — ведь по их понятиям он граничил с Аравий.

И поэтому еврейские переводчики Пятикнижия на древне-греческий (они были современниками Клавдия Птолемея) обозначили землю Гошен как «Гесем Аравийский» — чтобы грекам и римлянам было понятно45.

Лишь позднее, в эпоху позднего эллинизма, появляются упоминания о двух заливах. Так, христианский историк Филосторгий из Кап- падокии (4-5 в.) указывает, что Эритрейское (т.е. Красное) море «разделяется на два неких залива» — на одном из них стоит город Клисма, возле которого «в древние времена израильтяне, убегавшие от египтян, перешли залив, не замочив ног». А второй залив — упирается в «город, издревле называемый Аэйла (Ἀειλά — т.е. современный Эйлат)»46.

Правда, для спасения научного авторитета Геродота и Клавдия Птолемея можно предположить, что в ту эпоху рельеф береговой линии Египта, действительно, был совершенно иным. Тем более, что сам Геродот, ссылаясь на египетских жрецов, утверждает, что значительная часть самого Египта «является наносной землей» (т.е. сушей сравнительно недавнего происхождения). Как он полагает, прежде низменность, лежащая между двумя цепями гор, была глубоким морским заливом, который «простирался от Северного (т.е. Средиземного) моря в сторону Эфиопии». Причем, с его точки зрения, этот северный залив почти соприкасался с южным, отделяющим Аравийский полуостров от Африки. На определенных участках эти два залива были отделены друг от друга «только узким пространством земли». Но затем мощные наносы Нила заставили море отступить и образовали Дельту. Как указывает Геродот, «почва Египта — черная и рыхлая именно потому, что она состоит из ила, перенесенного Нилом из Эфиопии»47. А особенным плодородием отличается как раз дельта Нила.

Тем более, что обычно так в природе и происходит: при впадении реки в море принесенные ею песок, глина, гравий и галька откладываются на дне. Из года в год широкое устье мелеет, возникают небольшие островки, сложенные из принесенных рекой наносов, затем островки соединяются, образуя равнину, на которой река делится на много рукавов. Эта равнина постепенно покрывается растительностью, и на ней поселяются люди. А наносы реки образуют новые островки и новые участки суши48.

Возможно, подобные гидрологические процессы (например, связанные с деятельностью нильских каналов) привели и к образованию двух отдельных заливов, омывающих Синай с юга. Но произошло это уже после того, как античный период истории завершился.

Однако современные исследователи так не считают, и с их точки зрения, описание Геродота было простой ошибкой.

Интересно, что второй знаменитой «ошибкой» Геродота стало то, что он вообще не заметил ни страны Израиля, ни евреев. Всю территорию страны Кнаан он назвал «Финикией». Впрочем, возможно, его странствия совпали с периодом вавилонского изгнания, когда иерусалимский Храм был разрушен, а евреи лишены своей государственности.

Во всяком случае, ни самих евреев, ни Синайского полуострова, по которому они ски- тались после исхода из Египта, этот древнегреческий «отец истории и географии», как говорится, в упор не видел.

11 Еще одним веским подтверждением того, что северная столица Рамсеса располагалась в самом центре еврейской «черты оседлости» — земли Гошен, являются путевые записки средневековой паломницы Сильвии Этерии, о которых уже рассказывалось в предыдущей главе49.

Эта знатная матрона из Галлии сообщает, что ее «целью было увидеть все те места, куда заходили сыны Израиля на своем пути из Рамесси (Рамсеса) до Красного моря». Но она прошла этот путь в обратном направлении — от Красного моря до «города Аравия», по которому «вся эта земля называется Аравией, а это и есть земля Гесем (Гошен)». По оценке путешественницы, эта область «является лучшей частью Египта».

Путь от моря до «города Аравия» занял четыре дня. По дороге Этерия и ее спутники «увидели построенный сынами Израиля город Пифом (Питом)», на месте которого теперь возвышалась крепость. Этерия отмечает, что по этой «очень приятной местности» протекает один из притоков Нила (вероятно, речь идет о канале, соединяющем Нил с Красным морем, — археологи убеждены, что он был прорыт по крайней мере при Рамсесе Великом, а возможно и еще раньше50).

Миновав Питом, путешественники «покинули землю сарацинов (арабов) и вступили в пределы Египта». Следующим пунктом на их пути стали развалины «Рамесси»-Рамсеса, к которым они подступили, не доходя нескольких километров до «города Аравия».

«Чтобы достичь ночлега в Аравии, — повествует Этерия, — нам необходимо было пройти посередине Рамесси. В наши дни Рамесси — пустынное место, без единого жилища. Но даже теперь видно, что было много зданий, занимавших огромную площадь».

Причем, паломница уточнила, что расстояние «Рамесси лежит в четырех милях (ок. 6,4 км.) расстояния от города Аравии», и это уже «земля Гесем».

Путешественница также сообщает, что ее «путь по земле Гесем проходил среди виноградников, производящих вино, бальзамовых плантаций, мимо огородов, богато возделанных полей и многочисленных садов, расположенных вдоль берегов Нила».

«Я думаю, — подытоживает свой рассказ Сильвия Этерия, — что никогда не видела страны более красивой, чем земля Гесем»51.

Очевидно, в то время еще существовал самый восточный рукав дельты Нила, на восточном берегу которого и стоял Пер-Рам- сес. Современные исследователи полагают, что в этом месте рукав Нила описывал широкую дугу вокруг города, а затем устремлялся на северо-восток, где впадал в море у города Пелусий. По мнению археологов, этот рукав Нила был в тот период транспортной артерией Египта, соединявшей столицу не только со Средиземным морем, но и с южной частью страны.

Сохранился древний папирус (так называемый «папирус Анастаси»), в котором Пер-Рамсес также описывается как важный речной порт. По свидетельству некого древнего писца, в городе устроена гавань, где «находят приют корабли», а заводи в окрестностях столицы Рамсеса «полны рыбой». В «прибрежных лагунах множество птиц, луга покрыты зеленой травой, а плоды в прекрасно обработанных садах имеют вкус меда». Там растут «гранаты и яблоки, маслины и инжир». В амбарах городских жителей «полно ячменя и пшеницы».

Сам Пер-Рамсес назван «великолепным городом, не имеющим соперника». Его дворцы ослепляют залами из бирюзы и лазури52.

Это описание замечательно соответствует словам Пятикнижия, в которых земля Гошен (она же «земля Рамсес») названа «лучшей частью страны»53.

12 По мнению ряда исследователей (в том числе и Э. Навиля), земля Гошен занимала не только весь Аравийский, двадцатый, ном, но и распространялась на юг до Гелиополя (Она), а на север — почти до самого Таниса54.

А новая столица Пер-Рамсес — в середине.

И если Рамсес Великий, действительно, был фараоном, поработившим потомков праотца Яакова, то они просто оказались у него под рукой. Их не надо было даже перегонять на новое место жительства — они строили Питом и Рамсес совсем недалеко от своих домов и «местечек».

Во всяком случае, из самого Пятикнижия следует, что семья Моше жила в непосредственной близости от резиденции фараона. Ведь, когда мать Моше положила корзинку с ним «в камышах у берега Нила», то вскоре «сошла дочь фараона искупаться в реке» и «увидела в камышах корзину» (Шмот 2:3-5).

Затем дочь фараона пожалела красивого младенца, и к ней тут же выбежала сестра Моше, наблюдавшая из кустов. По прось- бе царевны, «девушка пошла и позвала мать младенца» (там же, 2:8)55.

Вероятно, события происходили в ближайших окрестностях Пер-Рамсеса, на одном из рукавов дельты Нила.

А затем, в день исхода, все потомки Яакова собрались в Пер-Рамсес — очевидно, этот город находился в гуще заселенной ими земли, на пути к востоку.

Вместе с тем, идентификация Пер-Рамсеса с районом Кантира, принятая сегодня в научной египтологии, безусловно, не является окончательной.

По всей долине Нила, в том числе в дельте, находили и продолжают находить многочисленные памятники с картушем Рамсеса Второго.

Гигантские колонны. Стоящие и сидящие колоссы.

Этих находок было так много, что египтологи выдвинули гипотезу, согласно которой Рамсес «присваивал» себе чужие постройки: даже если строения были возведены за века до него, этот фараон, ублажая свое тщеславие, повелевал вырезать на них свою монограмму56.

Так что практически любой крупный город в районе дельты мог быть столицей Рамсеса.

А один авторитетный египтолог даже предположил, что огромная столица Рамсеса растянулась на два десятка километров — от Таниса, где ее локализовали вначале, до района Кантира57.

Но, возможно, настоящий Пер-Рамсес до сих пор еще не извлечен из под наносов земли или из-под сыпучих песков пустыни.

Тем более, что в пе реводе Торы на арамейский язык указывалось, что на месте города Рамс еса, о котором повествуется в Пятикнижии, был впоследствии построен укрепленный древнегреческий полис Пелусий, а затем римская крепость Пелусиум58. А «земле Рамсес», в которой «поселил Йосеф своего отца и своих братьев», это, соответственно, район Пелусия59.

По мнению археологов, Пелусий располагался у устья самого восточного рукава Нила, в нескольких километрах от Средиземного моря — между озером Манзала на западе и озером Сирбонис (Бардавил) на востоке60. Теперь на этом месте стоит арабская деревня Тель эль-Фарама.

Интересно, что один из основателей научной египтологии Ален Гардинер на определенном этапе своей научной карьеры также полагал, что древний Пер-Рамсес был скрыт под развалинами Пелусия61.

Если так, то это был самый восточный крупный город Египта.

С другой стороны, уроженец Египта Сеадья Гаон, ставший одним из духовных лидеров евреев Вавилонии, утверждал, что Рамсес располагался на месте города «Эйн-Шамс» (это арабское название Гелиополиса), и там же «земля Рамсес»62. В наши дни Эйн-Шамс (Гелиополис) является северо-восточным пригородом Каира63.

В этой связи стоит упомянуть, что античный историк Александр Полигистор, которого цитирует Евсевий из Кесарии, указывал, что еще в дни Йосефа евреев «поселили в Гелиополисе и Саисе»64. А город Саис, в отличие от Гелиполиса или Пелусия, находился в западной части дельты. Исходя из этого, некоторые исследователи полагают, что земля Гошен распространялась на обе стороны дельты65.

А есть считающие, что Эйн-Шамс, о котором говорил рав Саадья Гаон, это тот же самый Пелусий, расположенный в устье Нила66.

Как бы то ни было, археологов еще ждут удивительные открытия.

13 Но где бы не находился Пер-Рамсес, этот город носил то же имя, что и Рамсес Великий. И если этот фараон, действительно, поработил потомков Яакова, то «фараоном исхода» был его сын Мерне-Птах (по-русски часто пишут слитно Мернептах или даже просто Марнепта).

Всего Рамсес Великий произвел на свет сто одиннадцать сыновей — от четырех законных цариц и многочисленных наложниц (поэтому его и называли «Великим»!). Кроме того, у него выросла пятьдесят одна дочь (по другой версии, даже шестьдесят семь). И если Рамсес, действительно, был «фараоном-поработителем», то одна из этих дочерей (вероятно, самая старшая) нашла корзинку с Моше в зарослях тростника, а затем принесла спасенного мальчика во дворец.

Но Мерне-Птах мог не знать будущего вождя евреев, так как родился уже после того, как Моше вырос и, убив египетского чиновника, бежал из страны67.

Мерне-Птах был всего лишь тринадцатым по старшинству сыном.

Его мать Исит-Нофрет («Прекрасная Исида») стала «главной супругой» Рамсеса лишь на двадцать четвертый год его царствования, и Мерне-Птах был ее четвертым ребёнком.

Он родился в Гелиополе (Оне).

Его имя означает «Тот, кого возлюбил [бог] Птах».

Первоначально он был одним из малоизвестных царевичей.

На стеле, найденной археологами в Асуане, царица Исит-Нофрет изображена стоящей за спиной Рамсеса. Рядом с ней — ее старший сын и наследник Хаэ-Муас. А «Тот, кого возлюбил Птах» изображен лишь с боку-припеку — в нижнем ряду и левом углу (перед ним — его старшая сестра БентАнат).

Позднее Мерне-Птах удостоился титула «царского писца», а затем проявил себя в качестве полководца.

Судя по сохранившимся изображениям, этот «любимец Птаха» был похож на отца.

Такое же миловидное, слегка женственное лицо.

Нежная полуулыбка.

Вероятно, Рамсес Великий видел в нем свое продолжение.

Во всяком случае, в последний период своего царствования престарелый и больной фараон назначил своим соправителем именно Мерне-Птаха.

И когда Рамсес Великий скончался (египтологи считают, что он дожил до девяноста, а возможно, и до ста лет), его сменил на престоле «любимец Птаха».

И если Мерне-Птах, действительно, был «фараоном Книги Исхода», то на третий год его царствования в Египет возвратился Моше и потребовал отпустить евреев из рабства.

А затем последовали десять казней.

И, наконец, волны моря Суф поглотили армию фараона.

14 В 1898 году при раскопках в Долине Царей возле древних Фив археологи обнаружили мумию Мерне-Птаха.

Интересно, что она была найдена не в его гробнице, а в погребальном склепе другого фараона — Аменхотепа Второго. В этом склепе, как на складе, были сложены мумии еще тринадцати фараонов. Египтологи полагают, что еще в древности жрецы снесли туда останки из множества обчищенных грабителями гробниц.

В погребальном склепе самого МернеПтаха были обнаружены обломки четырех каменных саркофагов. Первоначально они были вложены один в другой.

Внешний саркофаг Мерне-Птаха считается самым крупным из всех, обнаруженных археологами в Древнем Египте. Его длина превышает четыре метра, а ширина и высота составляет приблизительно по два с половиной метра.

На крышке второго саркофага было высечено барельефное изображение усопшего.

Третий еще в древности позаимствовали для другого фараона, правившего приблизительно два века спустя (очевидно, тот не накопил на собственный гроб).

Три внешних ящика изготовлены из красного асуанского гранита.

И, наконец, в четвертом, внутреннем, саркофаге из белого алебастра первоначально лежала мумия.

Почему именно для Мерне-Птаха потребовалось четыре ящика (да еще внешний саркофаг — настолько гигантский!), остается тайной. Для сравнения: такие великие фараоны, как его дед Сети Первый и его отец Рамсес, были погребены всего лишь в одном саркофаге из белого алебастра.

Но и четыре саркофага не помогли! Приблизительно три тысячи лет назад в склеп Мерне-Птаха пробрались грабители (судя по всему, это дело уже закрыто по сроку давности). Два внешних ящика были разбиты (сохранились лишь крышки)68. А затем сердобольные жрецы перенесли мумию, с которой воры сняли все украшения, в коммунальную гробницу-склад Аменхотепа Второго.

15 После того, как мумию Мерне-Птаха извлекли из братской могилы в Долине Царей под древними Фивами, ее перевезли в Каир.

Почти десять лет спустя, летом 1907 года, мумию распеленал знаменитый египтолог и анатом Эллиот Смит. Позднее в лондонской газете «Таймс» было опубликовано письмо Смита, в котором он утверждал, что обнаружил на мумии «симптомы инкрустации кристаллами соли». Некоторые впечатлительные исследователи истолковали эту находку в качестве подтверждения того, будто тело утонувшего фараона было извлечено из морской воды — точнее, из Тростникового моря.

На самом деле, даже если такие «симптомы инкрустации», действительно, имели место, это ровно ничего не доказывает. Ведь при бальзамировании египетские мастера широко использовали смесь солей натрия, называемую «натрон» (или «натрит»). В античную эпоху это слово перешло в древнегреческий язык и латынь (в форме «натрум»). А много веков спустя оно стало источником для названия химического элемента — натрий69.

По свидетельству античных историков (тех же Геродота и Диодора), на начальной стадии бальзамирования египетские мастера делали надрез в левой стороне живота и через него извлекали все внутренние органы, а в очищенную и промытую брюшную полость насыпали соляную смесь. Благодаря своей высокой гигроскопичности, натриевая соли натрия вытягивали влагу из тканей тела. Иногда внутрь закладывали полотняные мешочки с «натроном», а когда они отсыревали, заменяли их новыми. Тело также натирали солью снаружи. Процесс обезвоживание занимал 35-40 дней.

После этого высушенную и очищенную брюшную полость заполняли льняными тряпками или древесными опилками70. Туда же помещали ароматические вещества — корицу и мирру, а затем разрез зашивали. А затем набитое чучело фараона снова помещали в «натрон» — еще на семьдесят дней. После этого тело обмывали от накопившихся солей и оборачивали льняными пеленами, пропитанными особой смесью, основным компонентом которой был все тот же «натрон»71.

Так что, судя по всему, на мумии МернеПтаха соли было не больше, чем на мумиях других фараонов. К тому же, в состав «натрона» входил хлорид натрия (в быту его называют поваренной солью). А именно хлорид натрия является основной составляющей морской соли. Следовательно, определить под- линный источник «инкрустации кристаллами соли» на мумии Мерне-Птаха было практически невозможно.

После того как англичанин Э. Смит осмотрел и сфотографировал мумию Мерне-Птаха, она спокойно пролежала в Каирском музее еще шесть десятилетий. В июне 1975 года, ее обследовала группа врачей. При осмотре были обнаружены многочисленные переломы костей, а также пробоины в черепе, которые могли стать причиной смерти72.

Возможно, фараона прибило перевернувшейся колесницей, а затем накрыло возвратившейся водой моря. Позднее волны выбросили его тело на берег вместе с трупами его воинов. Уцелевшие египтяне могли найти его там и придать погребению.

Правда, при осмотре мумии невозможно было установить, появились ли переломы в час его смерти или через много десятилетий, когда грабители снимали ожерелья и другие золотые украшения с его мумии.

Во всяком случае, Мерне-Птах вполне мог быть фараоном, погибшим в водах Тростникового моря.

Так думали не только на заре научной египтологии. Один из современных исследователей даже называет эту точку зрения «фактически общепринятой»73.

Более того, некоторые знатоки Торы также указывают, что «фараоном, в дни которого евреи покинули Египет, был сын Рамсеса Второго по имени Манефта (Мерне-Птах)»74.

Эта точка зрения подтверждается также тем, что, согласно историческим данным, краткий период правления Мерне-Птаха был временем упадка и смут. После его смерти власть в стране узурпировал визирь Аменмес, происхождение которого точно не известно. По некоторым данным, он был одним из младших сыновей Рамсеса Великого, а то и сыном самого Мерне-Птаха — но, во всяком случае, не его первенцем. Полагают, что Аменмес правил страной три года, так и не провозгласив себя фараоном.

Всё это могло быть следствием разрушительных десяти казней, а также гибели фараона и всего его войска в море. А наследник престола, вероятно, погиб в ночь «казни первенцев».

16 Между тем, еще в самом конце девятнадцатого века было сделано загадочное открытие, спутавшее египтологам все карты.

В 1896 году один из основоположников научной египтологии англичанин Уильям Ф. Питри75 вел раскопки в древних Фивах (современный Луксор), где он обнаружил погребальный храм Мерне-Птаха. Именно там было обнаружено первое скульптурное изображение этого фараона.

В ходе раскопок изпод земли извлекли необычно большую стелу из черного гранита — самую крупную из найденных археологами к тому времени: высота превышала три метра, а ширина составляла более чем полтора метра76.

При расшифровке иероглифов выяснилось, что на стеле запечатлены победные реляции Мерне-Птаха о расправе над восставшими соседями: над ливийцами на востоке и над народами Кнаана — на севере.

В связанном с Кнааном отрывке текста перечислялись захваченные египтянами царства и города: «Хатти (Хеттское Царство) смирили силой, разоренный Кнаан постигло зло. Аскалон (Ашкелон) захвачен, Гезер взят, Иноам будто никогда не существовал».

Названы три города-государства на юге и в центре Кнаана.

А далее в тексте стелы сообщалось: «Израиль уничтожен и его семя истреблено». По оценкам археологов, это было самое раннее по времени упоминание о евреях в нееврейских источниках.

Особенно интересно, что в первом же упоминании о народе Израиля говорилось об «окончательном решении еврейского вопроса»: «его семя истреблено».

И соответственно, получалось, что в короткий период царствования Мерне-Птаха (не более пяти-шести лет) евреи находились уже в стране Кнаан. Но если он, действительно, погиб в водах Тростникового моря в дни исхода, то при его жизни потомки Яакова были еще в Египте! Египтологи предложили несколько объяснений.

17

Некоторые предположили, что в найденной надписи говорится об уничтожении еврейских младенцев в водах Нила — и поэтому написано: «его семя истреблено». Но тогда пришлось бы допустить, будто Мерне-Птах правил за восемьдесят лет до исхода — ведь Моше родился в период истребления младенцев, а при исходе ему было восемьдесят лет. В таком случае Мерне-Птах оказался бы не «фараоном исхода», а фараоном-поработителем, правившем в течение долгих десятков лет (ведь, согласно еврейской традиции, фараон-поработитель умер незадолго до того, как Моше вернулся в Египет, чтобы вывести евреев из «дома рабства»). Но Мерне-Птах не подходит на эту роль. По всем историческим и археологическим данным, период его правления был очень кратким.

К тому же, в найденной стеле говорилось о походе Мерне-Птаха на север, в страну Кнаан, а не об истреблении евреев в самом Египте. Так что эту версию пришлось отбросить.

Другие исследователи предположили, что в надписи говорится о несостоявшейся победе фараона над евреями на берегу моря Суф. Египетские пропагандисты выдали желаемое за действительное. На самом деле погибла армия фараона, а они отрапортовали: «Израиль уничтожен и его семя истреблено».

В этом нет абсолютно ничего удивительного — в соврем5енном Египте ежегодно празднуют победу над Израилем в войне Судного дня 1973 года (несмотря на то, что египетская армия была разбита, а передовые отряды израильтян под командованием генерала А. Шарона форсировали Суэцкий канал и перешли в наступление в глубоком тылу противника).

Так и древние египтяне вполне могли перепутать побежденных и победителей! В этой связи важно подчеркнуть, что слово «Израиль» сопровождается в надписи иероглифом, обозначающим название племени или народа, а не государства.

На рисунке изображены сидящие мужчина и женщина. А три вертикальные черточки под ними служат указанием на многочисленность племени.

Но если бы речь шла о евреях, уже осевших в Кнаане и создавших там свое государство, то слово «Израиль» сопровождал бы совсем иной знак — венец правителя. Все остальные названия в тексте сопровождаются либо такими «коронами», либо знаками, обозначающими заселенную территорию. Значит, в надписи говорится об «Израиле», не имеющем ни правителя, ни своей постоянной территории. Так, возможно, в тексте стелы, действительно, подразумеваются потомки Яакова, выходящие из Египта? Впрочем, такому пониманию «мешает» всё тот же контекст: в надписи рассказывается о карательной экспедиции в Кнаан (там названы хетты, Ашкелон и Гезер!), а не о победе над евреями на границе Египта.

И возможно, все же в ней повествуется о какой-то реальной победе фараона над евреями, а не просто о бредовой фантазии фараоновских агитпропщиков?! Еще одна интерпретация надписи МернеПтаха связана с преданием о преждевременном исходе колена Эфраима.

18

Выше уже рассказывалось, что за тридцать лет до всеобщего исхода потомков Яакова из Египта значительная часть колена Эфраима — около двухсот тысяч мужчин с женами и детьми — бежала из страны под предводительством своего вождя Игнона. Многих бег- лецов уничтожили настигшие их египтяне77 (а других перебили филистимляне у города Гата, уже в самой стране Кнаан)78.

Возможно, именно об этой карательной операции и рассказывается в надписи на стеле Мерне-Птаха. Но если так, то пришлось бы предположить, будто Мерне-Птах правил за тридцать лет до исхода, и ко времени самого исхода его краткое правление давно завершилось. А, в соответствии с еврейской традицией, в течение долгих десятилетий перед исходом правил всё тот же фараон-поработитель, для которого евреи строили ПерРамсес и Пи-Том. Он умер всего за три года до исхода79.

На эту роль фараона, правившего в течение многих десятков лет, вполне подходит, как уже говорилось, Рамсес Великий, но совсем не подходит его сын Мерне-Птах.

Правда, можно предположить, что небольшой части беглецов из колена Эфраима всё же удалось уцелеть, и они поселились на юге Кнаана. А за два или три года до исхода евреев из Египта Мерне-Птах совершил карательную экспедицию в Кнаан и истребил евреев из колена Эфраима. Об этом и написано: «Израиль уничтожен и его семя истреблено».

19 Существует еще одно интересное объяснение.

В старинных еврейских книгах сохранились упоминания о том, что, когда семья Яакова переселилась в Египет, многие евреи постоянно поддерживали контакты со своими бывшими соседями-кнаанцами. А порой и подолгу жили в стране отцов.

Ведь праотцы Авраам, Ицхак и Яаков прожили в Кнаане в общей сложности около двух веков и за это время приобретали там многочисленные владения. Так, праотец Авраам приобрёл около Хеврона поле и пещеру Махпела, которая стала семейным склепом80. Ицхак засевал на юге Кнаана поля и получал «стократные урожаи», в результате чего он «стал чрезвычайно богатым» (Берешит 26:12-13). Яаков купил обширный участок земли возле Шхема81. Вероятно, были и многие другие приобретения, которые прямо не упомянуты в Пятикнижии. Нет никаких оснований предполагать, что дети Яакова просто отказались от всех этих владений в земле праотцов и, в первую очередь, от семейной усыпальницы в пещере Махпела. Тем более что сначала они отправились в Египет лишь на короткий срок — переждать годы голода. В Пасхальной Агаде сказано: «Яаков спустился в Египет не для того, чтобы там поселиться, — а лишь на временное житье».

К тому же, в течение первого века пребывания в Египте — вплоть до порабощения — потомки Яакова могли беспрепятственно контролировать свои кнаанские владения. Ведь, по крайней мере, со времен правления Йосефа власть фараонов распространялась также на Кнаан (в годы семилетнего голода зерно оставалось только у Йосефа в Египте, и обитатели соседних стран попали к нему в зависимость, в первую очередь, жители ближайшего северного соседа — страны Кнаан82).

Во всяком случае, сохранилось несколько свидетельств того, что в период пребывания большинства потомков Яакова в Египте под властью фараонов еврейское присутствие в Кнаане, по обе стороны Йордана, не прерывалось. Так, в древнейшей еврейской хронике Диврей а-ямим («Летопись»), входящей в состав Танаха, указано, что Шээра, внучка Йосефа и дочь Эфраима, «построила Бейт-Хорон, нижний и верхний, и Узен-Шээра» (Диврей а-Ямим 1, 7:24).

Бейт-Хорон и Узен-Шээра — это города в земле Кнаан, в наделе колена Эфраима («верхний Бейт-Хорон» упомянут также в книге Йеошуа бин Нуна83).

Для кого дочь Эфраима построила эти города еще при жизни отца, если все евреи находились тогда в Египте? Кто их должен был населять? Ответ на этот вопрос находим в удивительном комментарии раби Йеуды А-Хасида (XII-XIII вв.), который указывает, что «все время, пока сыны Израиля жили в Египте, они периодически посещали страну праотца Яакова — Кнаан, возводили там большие города …и сдавали дома внаем, получая за них арендную плату».

В качестве подтверждения раби Йеуда а-Хасид ссылается на еще одну строку из хроники Диврей а-Ямим. Там сообщается, что правнучка Йосефа (внучка его сына Менаше) «царствовала» над некой землей. Комментаторы поясняют: ее владения располагались «на краю страны Кнаан», рядом с наделом ее брата Гилада84.

А ведь внучка Менаше жила как минимум за шесть поколений до Йеошуа бин Нуна, под руководством которого евреи завоевали святую землю (Йеошуа был внуком Элишамы, сына Амиуда, а Амиуд приходился праправнуком Эфраиму, сыну Йосефа85). Значит, внучка Менаше «царствовала» над определенной областью в Кнаане за долгие десятилетия, а то и за века до исхода.

Этот комментарий раби Йеуды А-Хасида записал его сын, раби Моше, который подчеркивает, что города в Кнаане строили именно потомки Йосефа — евреи из колен Эфраима и Менаше, так как у них «было особое разрешение от фараона». «В силу великих почестей, оказываемых Йосефу, — поясняет комментатор, — фараон относился с особым почтением и к его потомкам, предоставляя им возможность обустраивать и укреплять их владения».

Но и у евреев из других колен оставались в Кнаане многочисленные наделы, полученные по наследству от предков. «Несмотря на то, что евреи поселились в Египте, — продолжает упомянутый комментатор, — они направляли посланцев в Кнаан, чтобы возделывать свои поля и виноградники. Эти посланцы собирали урожай, а выручку передавали владельцам этих наделов».

Так было до начала порабощения.

Исходя из этого понимания, можно объяснить знаменитую строку Пятикнижия о том, как новый фараон, «который не знал Йосефа», сказал египтянам: «Вот, народ сынов Израиля. …Давайте исхитримся против него, а не то он умножится и, случись война, присоединится к нашим неприятелям и будет воевать против нас, и уйдет из страны» (Шмот 1:8-10).

Раби р. Йеуда а-Хасид (ссылаясь на своего современника р. Ицхака из Руси) объясняет это экономическими причинами. При жизни Йосефа кнаанские арендаторы перечисляли плату в Египет сынам Израиля. Но после смерти Йосефа новый фараон потребовал, чтобы эта плата поступала лично к нему. Поэтому он и опасался, что в случае военного конфликта с кнаанцами евреи присоединятся к его врагам, а затем уйдут в Кнаан к своим обширным владениям86.

Не исключено, что с началом порабощения многие евреи осели в своих отдаленных кнаанских владениях, чтобы сохранить относительную свободу. Возможно, среди них был и отец пророка Моше — Амрам. В «Сефер а-йовлим» («Книге пятидесятилетий»), относящейся еще ко времени Второго Храма, рассказывается, как в период пребывания в Египте евреи принесли останки братьев Йосефа в Кнаан и похоронили их на горе недалеко от пещеры Махпела. После этого большинство из них вернулось в Египет, но некоторые, и среди них Амрам, поселились в Хевроне. Позднее он вернулся в Египет, где и родился Моше87.

Сохранились так же указания на то, что и отец Йеошуа бин Нуна жил в Кнаане, в Иерусалиме, и там родился сам Йеошуа88. Позднее вся семья тоже возвратилась в Египет. Но другие евреи могли остаться.

И, возможно, в надписи на стеле фараона Мерне-Птаха подразумевалось, что во время карательной экспедиции в Кнаан (за год или два до исхода) египтяне уничтожили укрывавшихся там потомков Яакова.

Но также возможно, что слова, переведенные выше как «…его семя истреблено», означают вовсе не поголовное истребление. Ведь египетский корень «п-р-т» может подразумевать не только «потомство», но и просто «семя» — в значении «урожай»89. Не исключено, что каратели просто уничтожили поля или запасы зерна, а самих евреев угнали обратно в Египет — в рабство.

20 Наконец, последнее объяснение: вполне может быть, что переводчик просто ошибся.

Не исключено, что слово, переведенное как «Израиль», на самом деле обозначало название какого-либо другого племени, похожее по звучанию.

Так, в современном русском языке очень похоже звучат названия немцы и ненцы (живут на побережье Северного Ледовитого океана), казаки и казахи, индейцы (живут, точнее, доживают в Америке) и индийцы (титульное население полуострова Индостан).

Эти названия произносятся и пишутся почти одинаково. Нечто подобное вполне могло быть и в языке египтян.

Слово, благодаря которому стела МернеПтаха приобрела всемирную славу, находится посередине предпоследней строки (вообще, основная часть текста посвящена войне с ливийцами, а рассказ о походе в Кнаан составляет лишь последний «абзац»).

Первоначально это слово было прочитано как «Исриар» или «Исриал», так как в египетском письме звуки «р» и «л» могли быть переданы одним и тем же иероглифом.

Для того чтобы понять, как было расшифровано это слово, нужно представлять себе основные правила древнеегипетского письма.

Было несколько типов знаков.

Первую группу составляли рисуночные изображения самих предметов или явлений (лингвисты называют такие изображения «идеограмма- ми»). Так, например, в качестве слова «глаз» использовали рисунок глаза, а чтобы написать «рот» рисовали открытый рот.

Слово «луна» было изображением серпа луны, а для того, чтобы написать слово «звезда» рисовали звезду.

Подобным же образом передавались некоторые глаголы: рисовали либо само действие, либо предмет, с помощью которого оно совершалось. Например, чтобы записать слово «править», рисовали, как уже упо- миналось, скипетр фараона, называемый по-египетски «хека».

Вместе с тем, существовало множество слов — в первую очередь абстрактных понятий и категорий, которые невозможно было выразить при помощи простого рисунка. В частности, очень сложно передать рисунком название племени или народа.

Для записи подобных понятий использовались знаки иного типа: рисунки, передающие тот или иной звук. Так, например, иероглиф , обозначавший слово «ро» («рот»), использовали также для записи звука «р», потому что слово ро начиналось с этого звука. Изображение дверного засова , с помощью которого записывали слово «засов», использовали также для записи звука «с» (или «з»). Рисунок тростника использовали не только для изображения самого слова «тростник», но и для обозначения звука, подобного русскому звуку «й».

Именно эти три знака и составляли слово «Исриар», понятое как «Израиль». Еще один значок — рисунок птицы — изображал, как принято считать, некий «звук, который наши уши не различают»90.

Итак, два «тростника» — «й-й». «Засов» — «с» (или «з»). «Рот» — «р». Еще один тростник — «й». «Птица» — неизвестный звук. И, наконец, еще один «рот» — «р» или «л».

Иероглифический текст записывали, как правило, справа налево — за редкими исклю- чениями, когда по каким-то особым причинам писали слева направо и даже сверху вниз.

Надпись на стеле Мерне-Птаха начертана обычным для египтян, правосторонним способом. Соответственно, слово «Исриар» читается от двух «тростников» к последнему «глазу», расположенному в верхней части строки. Лишь в некоторых современных публикациях его зеркально переворачивают — слева направо, чтобы сопоставить иероглифы с современными буквами.

Важно отметить, что египетские «звуковые» иероглифы изображали лишь согласные звуки (или сочетания нескольких согласных звуков). Гласные не записывались, ведь при чтении каждый говорящий на египетском языке мог их без труда вставить.

Но поскольку язык древних египтян уже давным-давно «умер», любая современная «огласовка» слов является гадательной и условной. И хотя издавна принято приводить все египетские названия и имена в древнегреческой транскрипции (ведь европейцы «открыли» для себя Древний Египет в книгах античных, в первую очередь, греческих историков), такая «транскрипция» существенно, порою до неузнаваемости, изменяла и коверкала подлинное звучание. В греческом «фараон» с трудом угадывается «паро» (или «пер-о»), а в названии древней столицы Мемфис — Моф (или Ноф).

Во всяком случае, можно только гадать, какие гласные звуки заполняли лакуны между буквами «й», «с», «р» и последним «р» или «л» в разбираемом нами слове.

Наконец, возвратимся к последнему иероглифу в этом слове — к сидящей паре.

Этот иероглиф относится к третьей группе знаков, которую лингвисты называют «определители». Ведь, поскольку гласные не записывались, многие одинаково написанные слова могли читаться по-разному. Так, например, слово «п-р» могло читаться как «пер» (дом) или как «пире» (выходить). Для устранения этой неясности к слову пририсовывали либо крошечную проекцию дома , либо — изображение идущих ног . «Определители» размещали в конце слова, и они, понятно, не произносились.

Изображение сидящей пары, как уже упоминалось, указывало на то, что речь идет о каком-то племени, а три вертикальные черточки под рисунком свидетельствовали, что оно достаточно многочисленно. В данном слове был использован и еще один «определитель» — посох, указывающий на то, что речь идет о врагах.

В мемуарах об открытии стелы МернеПтаха сохранилось упоминание о том, что, когда расшифровщик, немецкий египтолог Вильгельм Шпигельберг впервые прочитал это слово Й-си-ри-ар, он был весьма «озадачен». Но более опытный руководитель экспедиции У.-Ф. Питри сразу же подсказал ему, что это слово следует читать как «Израиль».

Шпигельберг согласился91.

Следует подчеркнуть, что к тому времени немецкому археологу исполнилось только 26 лет («молодой специалист»!), а сорокатрехлетний руководитель экспедиции уже тогда считался живым «классиком» научной египтологии.

В тот же вечер за ужином Питри, сразу осознавший важность происходящего, предрек: «Эта стела приобретет большую славу в мире, чем все остальные мои открытия»92.

А ведь до этого он уже определил возраст знаменитого мегалитического сооружения Стоунхендж у себя на родине в Англии, он уже провел масштабные исследования пирамиды Хеопса и раскопки в Танисе, где обнаружил каменный колосс, изображающий Рамсеса Великого. За его плечами уже были раскопки в долине Фаюма, где он открыл «фаюмские портреты», быстро ставшие знаменитыми.

Но теперь он рассчитывал на еще гораздо более громкую славу. И все благодаря одному слову, прочитанному как «Израиль»! В ближайшие дни большинство английских газет вышло с крупными заголовками, сообщающими о великом открытии.

Вскоре расшифровка У.-Ф. Питри была принята всем научным сообществом. Стелу, переданную на хранение в Каирский музей, стали именовать «Стелой Израиля».

Но сегодня некоторые исследователи полагают, что перевод был выполнен некорректно. Они считают, что первый символ, обозначающий звуки «й-й», вообще относится не к этому слову, а к предыдущему — ведь в древнеегипетском письме разделительных знаков не было и слова друг от друга не отделялись. Тогда укороченное слово следует читать «си-ри-ар», и возможно, оно обозначало сирийцев или каких-либо иных обитателей Кнаана.

А если так, то Мерне-Птах вполне мог быть «фараоном Исхода», совершившим за несколько лет до ухода евреев из Египта карательный поход в страну Кнаан.

21 Ну, а если догадка У. Ф. Питри все же была верна, и на стеле, действительно, повествуется о победе Мерне-Птаха над евреями, уже живущими в стране Кнаан, то логичней предположить, что эти события происходили не в период исхода, а гораздо позже, когда сыны Израиля уже поселились в своей стране.

По одной из версий, это происходило в период «судей», когда у евреев еще не было царя и единого государства, и они могли быть обозначены на иероглифической надписи значком, который указывает на племя или народ, не имеющий свой государственности, — «сидящие мужчина и женщина».

В книге Шофтим («Судьи») египтяне названы среди тех народов, которые посылал Творец, чтобы покарать сынов Израиля за то, «что они делали злое перед очами Б-га»93.

Египтяне приведены в этом списке рядом с эморийцами, аммотнитянами, филистимлянами, цидонянами (финикийцами), амалекитянами и т.д.94 — т.е. наряду с народами, населяющими страну Кнаан и Заиорданье. Понятно, что все эти народы «притесняли и угнетали»95 евреев уже после того, как они заселили Кнаан. Но упоминание о египтянах комментаторы обычно относят к периоду рабства в Египте96. Однако, возможно, речь идет как раз о военном вторжении фараона в период судей, ведь многие военные конфликты и другие политические события упомянуты в Танахе только намеком (а то и вовсе не упомянуты). И вполне возможно, что сама победа Мерне-Птаха была куда менее грандиозной, чем можно заключить по победной реляции на его стеле. Слова о том, что народ Израиля «уничтожен и его семя истреблено» можно легко истолковать как обычное преувеличение победных гимнов. Тем более что древнеегипетские пропагандисты, призванные прославлять царствующих фараонов, вообще отличались неисправимой склонностью к преувеличению и лести97.

А возможно, слова «…его семя истреблено» означают лишь уничтожение посевов и запасов зерна. Ведь, как уже упоминалось, корень «п-р-т» может обозначать не только «потомство», но и семя в буквальном смысле — т.е. посевы и урожай98.

22 Самой экзотической можно считать версию И. Великовского, который полагал, что карательный поход Мерне-Птаха был совершен более чем через восемь столетий после исхода — в период перед разрушением первого иерусалимского Храма.

В книге пророка Ирмеяу рассказывается о том, как «фараон поразил Газу (Азу)»99 — город филистимлян. В ходе этой экспедиции был также «разрушен Ашкелон»100 — тот самый город «Аскалон», о котором говорится в победной реляции Мерне-Птаха.

При каких обстоятельствах это происходило? В древней еврейской хронике «Седер олам раба» повествуется, что, когда вавилонский царь Невухаднецар захватил значительную часть святой земли и осадил Иерусалим, фараон Египта решил выдвинуть свои войска навстречу завоевателю — ведь царь Иудеи Цидкия был вассалом и союзником фараона. Но, в конце концов египтяне уклонились от схватки с чересчур опасным врагом, удовольствовавшись тем, что разграбили юг стра- ны — в первую очередь район Азы, населенный филистимлянами101.

Возможно, на пути египтян лежали также такие города как Гезер и Инам. Тем более что в те времена Гезер (ныне на этом месте курган Тель-Джазар) контролировал путь из Египта в Междуречье, а также дорогу на Иерусалим.

И также вполне возможно, что по пути войско фараона поживилось за счет многочисленных еврейских беженцев, спасавшихся от вавилонян на юге страны. Именно об этом и могли отрапортовать в надписи на стеле: «Израиль уничтожен…». При этом писцы обозначили евреев знаком племени, не имеющего своей государственности. Ведь северное царство — Израиль — уже за век до этого было уничтожено ассирийцами, а теперь и Иудея была растоптана ногами вавилонских солдат.

Через год после того, как армия фараона возвратилась в свою страну, пал последний оплот евреев — Иерусалим.

Фараона, правившего в тот период в Египте, пророк Ирмеяу называет именем «Хофра»102.

Великовский обратил внимание на полное личное имя Мерне-Птаха — Мерне-Птах хотеп-хар-Маат — «Тот, кого возлюбил Птах, радующий [богиню] Маат». Слова хотеп-хар («радующий») можно записать как «хтп-хр» («htp-hr»), поскольку гласные неизвестны и добавляются лишь гадательно. Основываясь на сравнительном анализе древних языков, Великовский предположил, что «т» в середине сочетания хтп не произносилось, а сочетание «ph» звучало наподобие «ф» (как и в современном английском). Получалось «хфр» — Хофра103.

Великовский также считал, что это был тот же фараон, которого древнегреческие историки называли именем Априй (Априес). Возможно, это имя было усвоено греками через иврит — по цепочке Хофра-Хапра-Априй.

У Геродота сообщается, что этот фараон «ходил войной на город Сидон и сражался на море с царем Тира»104 (и Сидон, и Тир — города в Финикии, на северо-западе Кнаана). Другой античный историк Диодор Сицилийский также подтверждает, что Априй «приступом взял Сидон, а прочие финикийские города, устрашив, подчинил себе, …и с множеством трофеев возвратился в Египет»105.

Во время этого возвращения он вполне мог разграбить Ашкелон и другие города филистимлян. Тем более, что в упомянутом выше пророчестве Ирмеи города Ашкелон и Газа названы в одной связке с Сидоном и Тиром.

«Наступает день, — говорит пророк, когда ограбят всех филистимлян, чтобы лишить всякой помощи Цор (Тир) и Сидон»106 (ведь филистимляне и финикийцы были союзниками). А в следующей строке сказано: «Постигла Газу скорбь, разрушен Ашкелон».107 Понятно, что походя войска фараона могли поживиться за счет группы еврейских беженцев, а затем отрапортовать: «Израиль уничтожен, и его семя истреблено».

По сведениям античных историков, через некоторое время после этого победоносного похода в Кнаан египтяне подняли против фараона Априя бунт. Восстание возглавил бывший полководец фараона Амасис. Главное сражение произошло у столицы страны — Мемфиса (Мофа). Априй потерпел поражение — он был пленен, а затем растерзан толпой108.

После этого предводитель мятежников женился на дочери смещенного фараона и узурпировал власть в стране.

По мнению ряда исследователей, Амасис и был тем самым визирем Аменмесом, который узурпировал власть в стране после гибели Мерне-Птаха109.

И если Мерне-Птах, Хофра и Априй, действительно, были одним историческим лицом, то обнаруженные на мумии Мерне-Птаха переломы костей и пробоины в черепе (в том числе круглое отверстие, сделанное заостренным предметом), могли быть следами той жестокой расправы, а совсем не следами гибели в Тростниковом море, под перевернувшейся колесницей110.

А предшественник Мерне-Птаха — Рамсес Великий — был, по версии Великовского, предшественником Хофры, фараоном Нехо, который сражался с вавилонянами за власть над страной Кнаан111.

Эта реконструкция Великовского основывается на том, что он передвигает всю египетскую историю на шесть-восемь веков вперед, параллельно синхронизируя ее с Танахом. Тогда фараон Мерне-Птах становится не современником Моше и исхода, а современником пророка Ирмеи.

А исход и тем более период правления Йосефа отодвигаются к гораздо более седой древности Египта.

Более подробно мы поговорим об этом в следующей главе этой книги.

Продолжение следует

См. также Теилим 106:11.

См. «Сифрей», «Насо» 18; см. также «Мехильта», «Бе-шалах» 2, 6.

См. Даат зкеним, Шмот 14:28; см. «Мехильта», «Бе-шалах» 2, 6.

См. «Пиркей де-раби Элиэзер» 43; Бааль А-Турим, Шмот 14:31.

Раши, Теилим 34:1.

См. Берешит 12:15-20.

См. «Сефер а-яшар», «Лех леха»; «Седер а-дорот» 2023.

См. У. Б. Эмери, «Архаический Египет», СПб, 2001.

См. Берешит 11:31.

10 Б. Мертц «Древний Египет», М., 2004; см. также Пайков В. Л. «За обещанной землей. Гиксосы».

11 «Сефер а-яшар», «Лех леха».

12 См. «Сефер а-яшар», «Шмот»; см. также выше — в гл. 1, «Новые египтяне» 10 и в гл. 2 «Казни египетские» 1-2.

13 См. И. Великовский «Века в хаосе» гл. 1; см. выше — гл. 2 «Казни египетские» 2.

14 См. Шмот 1:11.

15 См. П. Монтэ «Египет Рамсесов», М. «Наука», 1989, с. 216.

16 М. Луркер «Египетский символизм».

17 М. А. Коростовцев «Религия древнего Египта». М. Наука, 1976; В. Седова, «Принцип Хека: практика древнеегипетского ритуала и магии».

18 П. Монтэ «Египет Рамсесов», М. «Наука», 1989, с. 197-198.

19 См. Берешит 23:16-20.

20 См. там же 26:34 и 27:46.

21 Г. Штайндорф, К. С. Зееле «Когда Египет правил Востоком».

22 В. Келер «Танах ке-история» гл. 3, с. 108.

23 П. Монтэ «Египет Рамсесов», М. «Наука», 1989, с. 161.

24 См. Edouard Naville “The route of the the exodus”, D.Lit., Ph.D, 1891; см. также выше — гл. 5 «Два моря Суф?», 4.

25 См. также выше — в гл. 3 «Переход через море», 5-6.

26 См. И. А. Стучевский «Рамсес Второй и Херихор», М. Наука 1984 с. 48-49.

27 M. Bietak «Tell el-Dab‘a II», Wien, 1975; Avaris and Piramesse «Archaeological exploration in the Eastern Nile Delta», London and Oxford, 1981.

28 См. Берешит 45:10 и 46:34.

29 См. Ed. Naville «The route of the Exodus», Ph.D, 1891.

30 Ptolemy Geog. 4:5:24.

31 См. Walter Reinhold W. M. y de la Torre, «The Land of Goshen (Ancient Egyptian Pa-qas, Greek Phacusa, modern Faqus)», 2004.

32 Там же.

33 См. Берешит 44:18.

34 См. там же 45:10.

35 См. Йеошуа 15:51.

36 См. Ed. Naville «The route of the Exodus», Ph.D, 1891.

37 Берешит 47:11.

38 Геродот «История» 2.11.

39 Там же 2.8.

40 Там же 2.19.

41 Там же 2.158.

42 Там же 2.158-159.

43 См. Steve Rudd «Herodotus».

44 «К галатам» 4:25.

45 «Septuagint 250 BC: Goshen of Arabia».

46 Philostorgius «History» 3.6.

47 Геродот «История» 2.10-12.

48 См. «Образование дельты».

49 См. «Два моря Суф?» 12.

50 См. П. Монтэ «Египет Рамсесов», с. 183; см. выше — в гл. «Два моря Суф?» 6.

51 «Письма паломницы IV века». М., 1994.

52 «Папирус Анастаси» 3 (1:11-3:1); см. в кн. В. Келер «Танах ке-история» гл. 3, с. 111; И. А. Стучевский «Рамсес Второй и Херихор», М. Наука 1984 с. 50..

53 См. Берешит 47:11.

54 См. Ed. Naville «The route of the Exodus», Ph.D, 1891; C. R. Conder, «Goshen».

55 См. также выше — гл. 3 «Переход через море», 7.

56 В. Келер «Танах ке-история» гл. 3, с. 110.

57 Kees H. «Ancient Egypt. A Cultural Topography». Chicago, 1961, с. 201; И. А. Стучевский, «Рамсес Второй и Херихор», М. Наука 1984 с. 49.

58 Таргум Йонатан, Шмот 1:11 и 12:37.

59 Там же, Берешит 47:11; см. Таргум Йерушалми.

60 См. в гл. 3 «Переход через море», 1 /примеч. 13/ и в гл. 5 «Два моря Суф?», 9.

61 Gardiner A. H. «The Delta Residence of the Ramessides». JEA. 1918, т. 5, с. 127, 179 и 242.

62 См. «Перушей Саадья Гаон аль а-Тора», Берешит 47:11, Шмот 1:11, 12:37, Бемидбар 33:3.

63 См. в гл. 5 «Два моря Суф?» 7.

64 Eusebius of Caesarea, «Preparation for the Gospel», 1903, кн. 9, гл. 23.

65 G. M. Matheny «Exodus», с. 59.

66 См. Х. Бар-Дрома «Ве-зэ гвуль а-арец», с. 7; см. также «Перушей Саадья Гаон аль а-Тора», Берешит 47:11/2/.

67 См. Шмот 2:11-15.

68 «Тайна саркофага Мернептаха»; «Зачем одному фараону четыре гроба?» 2012.

69 См. «Путешествие в прошлое: египетские мумии».

70 См. Г. Сиднева «Тайны египетских фараонов».

71 См. П. Монтэ «Египет Рамсесов», М. «Наука», 1989, с. 316; «Путешествие в прошлое: египетские мумии»; см. также Геродот «История» 2.86.

72 См. Пайков В. Л. «За обещанной землёй», гл. «Фараон исхода», 2010; Д. Генис «Стела Мернептаха».

73 Пайков В. Л. «За обещанной землёй», гл. «Фараон исхода», 2010.

74 «Тора шлема», Шмот с. 241; см. р. Й. Шварц «Эмет ме-эрец тицмах» с. 94.

75 См. о нем также выше — в гл. 5 «Два моря Суф» 7 и 9.

76 «The Treasures of Ancient Egypt: From the Egyptian Museum in Cairo» 2003, с.186.

77 См. «Пиркей де-раби Элиэзер» 48.

78 См. в гл. 3, «Переход через море» 3; см. также далее, во второй части этой книги — гл. 2, «Срок исхода» 13.

79 См. выше — гл. 2, «Казни египетские» 1.

80 См. Берешит 23:13-18.

81 См. там же 33:18-20.

82 См. там же 41:57, 47:20; «Берешит Раба» 90.6, Радаль.

83 См. Йеошуа 16:5.

84 См. Диврей а-Ямим I 7:18, Радак и «Мецудат Давид».

85 См. Бемидбар 2:18 и 13:8; Диврей а-Ямим I 7:22-27.

86 См. «Перушей а-Тора ле-раби Йеуда а-Хасид» Иерусалим, 5735 г. (Шмот 1:7); см. также р. Авраам Косман «А-йециа ше-кадма ле-йециат Мицраим», Кульмус (русск. перевод — А. Косман, «Исход до исхода?», «Община», № 128, 2012, с. 43-48).

87 «Сефер а-йовлим» 46-47.

88 См. «Рав пеалим» 23; «Оцар ишей а-Танах», «Йеошуа бин Нун».

89 См. Hasel, M.G. «Israel in the Merneptah Stela», Bulletin of the American Schools of Oriental Research 296, 1994, с. 45-61; Bryant G. Wood «What has archaeology taught us about the origins of Israel?», 1995.

90 См. Г. Штайндорф, К. С. Зееле «Когда Египет правил Востоком», гл. 11 «Египетские иероглифы».

91 См. Margaret S. Drower «Flinders Petrie: a life in archaeology» Madison», 1985, с. 221.

92 Там же.

93 Шофтим 6:1.

94 См. там же 10:11.

95 Там же 10:8.

96 См. «Мецудат Давид», Шофтим 10:11.

97 См. р. Э. Айзикович «Окончательное решение еврейского вопроса по версии Мернептаха» («Община». № 128, 2012 г).

98 См. выше — 19.

99 См. Ирмеяу 47:1

100 Там же 47:5, Раши.

101 См. «Седер олам раба» 26; Раши и «Мецудат Давид», Ирмеяу 47:1; см. также Ирмеяу 37:5-8.

102 Ирмеяу 44:30.

103 См. «Pharaoh Mereneptah. Toward the End of the 19th/26th Dynasty»; Зусманович С. М «Стела Минепты (Мернептаха)».

104 Геродот «История» 2.161.

105 Диодор Сицилийский «Историческая библиотека» I 68.

106 Ирмеяу 47:4.

107 Там же, 47:5.

108 Геродот «История» 2.162-163 и 169.

109 См. выше — 15.

110 См. «Pharaoh Mereneptah. Toward the End of the 19th/26th Dynasty»; см. также выше — 15.

111 См. Immanuel Velikovsky «Ramses II and His Time» («Ages of Chaos»); см. также Ирмеяу 46:2.

Поделиться: