№58

О понимании слов мудрецов

Поделиться:

Раби Авраам бен а-РАМБАМ Перевод рава Михаэля Мирласа 

Да будет тебе известно, что большая часть того материала, который содержится в Талмуде и других книгах мудрецов, благословенна их память, или написан в мидрашах (объяснениях стихов Торы), совершенно скрыта от нашего понимания; даже комментаторы Талмуда никогда не предпринимали попыток постичь значение сказанного там. А мой отец и учитель, да будет память о нем благословенна, собирался писать свой комментарий, объясняющий агаду, о чем и упоминал в предисловии к Мишне, однако впоследствии от написания воздержался. «И Моше побоялся к этому подступать» — как он сказал в начале своего «Путеводителя…» Но после его кончины я прокомментировал кое-что из этой области, не отвлекаясь ни на что, и занимаясь только данным трудом, поскольку с самого начала считал, что дело это верное, видя в нём большую пользу. Мой комментарий должен послужить простой цели: пробуждению сердца и мыслей, чтобы был виден истинный смысл в речах мудрецов, и понятен стиль, к которому они прибегают. Моя книга поможет тебе понять, что они имели в виду: «я буду твоим пророком, а ты будешь моим переводчиком» — ты никогда не будешь высмеивать изречения мудрецов, или подвергать их слова сомнению. Не нужно полагать, что они описывали чудеса, наподобие тех, что происходили с пророками, мол, такие чудеса происходят с любым мудрецом или благочестивым человеком, и нет разницы между происходящим с ними и с рассечением вод Красного Моря для Моше и Израиля, и с тем, как Элиша и Элияупереходили Ярден, или другим подобным чудом. Так кажется лишь потому, что прочитанное воспринимается буквально, и прочитали мы об этом первый раз. Но это не верно.

На нас лежит задача показать, что во всех мидрашах, во всех историях из жизни, под внешним слоем, который мы считываем глазами, есть слой внутренний, содержащий потайной смысл. Более того, от своего отца и учителя я узнал ещё кое-что. Ведь у него на эту тему тоже было написано несколько трудов. Я намереваюсь добавить тебе понимания, объяснить материал в более ясной форме, [семантически организовав его] и разделив на главы, где ты встретишь все необходимые примеры. Вскоре ты с этим материалом познакомишься. Но прежде считаю нужным поместить предисловие.

Предисловие

Знай (ибо это ты обязан знать), что если кто-нибудь предлагает некую теорию, либо идею, и ждёт, что эта теория либо идея будет принята на веру просто из почтения к её автору — без того, чтобы можно было проверить её изнутри на предмет истинности — это один из подходов, которые ни на что не годны. С точки зрения Торы, такой подход запрещён, да и разум восстает против этого. С позиции разума подобный метод познания ничего не стоит, ведь если человек должен принять нечто на веру без всестороннего рассмотрения, без поиска доказательств, это сводит на нет важность познания в принципе. Тора против такого пути, это отклонение от верной и ровной дороги. Всевышний, благословен Он, сказал: «Не лицеприятствуй убогому и не угождай великому; по правде суди ближнего твоего» (Ваикра 19:15). В книге Дварим Тора пишет: «Не лицеприятствуйте в суде». Нет никакой разницы между тем, кто считает некую идею бесспорной, хотя тому нет никаких оснований, и тем, кто верит какому либо утверждению просто потому, что уважает говорящего, и это для него причина настаивать, что высказанная идея, вне всякого сомнения, верна — ведь она исходит от великого человека, такого как Эйман, Калкол или Дарда2. Верить таким идеям запрещено, поскольку провозглашающие их не приводят никаких доказательств.

Однако если следовать сказанному в этом предисловии, получается, что несмотря на высочайший уровень понимания нашими мудрецами всей Торы во всех деталях, и на истинность их толкований общего и частного в ней, мы вовсе не обязаны безоговорочно защищать их мнения, касающиеся медицины, физики и астрологии, и верить и здесь мудрецам так же, как мы верим их толкованиям. Они владеют мудростью, и передают ее, как написано в Дварим (17:11): «По учению, какое укажут тебе, и по решению, какое скажут тебе, поступай…». Ты можешь в этом убедиться: ведь сами мудрецы, говоря о том, что не подтверждено аргументами или доказательствами, подходящими для полемики, пользуются присказкой: «Клянусь, что даже если бы это сказал Йеошуа бин Нун, то и ему я бы не подчинился!» То есть, «не поверил бы ему, несмотря на то, что он пророк». Так говорят о человеке, который не может доказать свою идею аргументами в дискуссии, истолковав её теми же методами, какие используются в Талмуде. Нет смысла разбирать это подробнее — правило налицо. Тем более, что и сами мудрецы в отношении, например, камня, предохраняющего от выкидышей (см. «Шабат» 66б), сказали что эффективность этого камня, с точки зрения учёного-медика, сомнительна3, и то же самое касается некоторых других методов врачевания, о которых можно прочитать в главе «Восемь видов кишащих» в трактате «Шабат»— они упомянуты, но информация о них не подтверждена.

Я должен, однако, обратить твое внимание вот на что: если мы так считаем, то должны ли мы игнорировать, к примеру, совет [Бар Капары]: «Ешь, когда голоден, пей, когда испытываешь жажду, отлей из кастрюли, когда кипит»5? Нет, не должны. Сентенция о том, что человек не должен откладывать питьё, если хочет пить, и не должен есть, пока не почувствует голод, (следовательно, пусть лучше не ест, когда не голоден, и не пьёт, если не чувствует жажды), а если еда уже переварилась во внутренностях, и возникает потребность облегчиться, то не нужно сдерживаться — это правило здоровой жизни, вся её суть здесь, и данный подход был проверен экспериментальным путём и апробирован в лечении.

Верить словам Аристотеля только тогда, когда они подтверждаются опытом

Ориентируясь на Аристотеля, мы не должны считать, что раз он был столь мудр, и признавал величие Создателя, значит, наверняка, не случайны все сделанные им выводы: о вечности мира, о незнании Создателем происходящего в мире и т.п. — и точно так же не должны мы оспаривать все его откры- тия, провозглашая, что поскольку он ошибся в этих (главных) выводах, то тем более ошибся и во всём остальном.

Подход здесь другой: и мы, и любой человек с развитым интеллектом должны рассматривать и обсуждать любую идею и утверждение в подходящей для этого форме, проверяя то, что необходимо проверить, и объявляя ложным то, что является ложью. Но, в любом случае, выводы нужно делать осторожно. И вообще, следует быть сдержаннее, когда, согласно результатам проверки, нужно переходить к выводам. Требуется объявить утверждение истинным либо ложным в подходящей форме, проверив то, что необходимо проверить, и отказываясь проверять то, что проверить невозможно. А если напрашивающиеся выводы нечем подтвердить, необходимо от них отказаться. В данном случае не имеет значения, кто высказал обсуждаемую идею. Мы ведь читаем о том, что мудрецы в таких случаях имели обыкновение заключать: «Если это традиция с Синая — мы её принимаем, а если данный аргумент подсказан логикой, что ж — на любой аргумент есть контраргумент». Если мудрецы сталкивались с вопросом, не имеющим однозначного решения, они говорили: «пока не решено». Если они признавали ошибочным какое-либо заключение, которое ранее считали правильным (и об этом можно прочесть во многих местах Талмуда), они говорили прямо: «Раби такой-то отказался от своего решения», или «В Доме Илеля передумали и постановили поступать в соответствии с мнением Дома Шамая».

Мудрецы порой меняли точку зрения Например, сказано в Талмуде6: «Рава установил истину (относительно сказанного ранее), после чего провозгласил: я ошибался в том, что утверждал». Подобные высказывания подтверждают, что и мудрецы делали свои выводы не на основе некой премудрости или просветления, а пользуясь доказательствами и свидетельскими показаниями; для любого правильно мыслящего человека такой подход — ясен и очевиден. Так говорил и мой отец, благословенна его память.

И вот, вслед за предисловием, испросив поддержки и понимания мудрости у Всевышнего, я утверждаю, что все изречения мудрецов, содержащиеся в Талмуде и других местах, можно отнести к пяти видам.

Виды изречений мудрецов

Первый вид изречений

К первому из пяти видов относятся изречения, претендующие на то, чтобы их понимали буквально. Ничего, кроме «пшата», простого смысла, здесь не откроется пытливым глазам, и не потребуется ни особенного воображения, чтобы постичь сказанное, ни какихлибо дополнительных объяснений. Вот при- мер такого изречения из трактата «Брахот»: «Сказал раби Йоханан от имени раби Шимона бар Йохая: человеку нельзя наполнять уста свои смехом7, как сказано: «тогда наполнятся уста наши смехом», и т.п.

Второй вид изречений

Ко второму виду относятся изречения, в которых присутствует и простой смысл, и аллегория, но важна именно аллегория — простым смыслом здесь нельзя ограничиваться. Для пользы дела идея специально оформлена так, что простой смысл противоречит внутренней сути. Многие подобные изречения, но не все, были приведены [моим отцом] в «Путеводителе Растерянных», и в комментарии к Мишне.

Вот пример такого изречения из трактата «Таанит» (31а): «Сказал раби Элиэзер: в будущем Всевышний устроит танец для праведников в Саду Эдемском, и Сам будет стоять среди них (в центре). Каждый [праведник] будет указывать на Него пальцем, как написано: «И скажет [народ] в тот день: вот, это Б-г наш, на которого мы надеялись, и Он спасет нас! Сей есть Г-сподь, на Него уповали мы, будем же веселиться и радоваться помощи Его» (Йешаяу 25:9)». Конечно, простота сказанного не заставит никакого здравомыслящего человека, или человека верующего понимать эти слова так, как они написаны. Истинный смысл, который в них вложил раби Элиэзер, касается награды праведни- кам в Мире Грядущем, и заключается эта награда в таком постижении Всевышнего, которого нет и не может быть в этом мире. Нет награды выше, чем эта. Радость от неё раби Элиэзер сравнил с радостью танца, на которую, в свою очередь, похожа радость каждого из праведников: тот уровень познания, который до сего момента был недостижим ни для кого, теперь оказался столь близок, что на него можно указывать пальцем; в словах «избавил нас» есть намёк на полное освобождение разумной души от гнева и ярости, в словах «будем радоваться и веселиться спасению нашему» — намёк на то, что в Грядущем Мире будет явлена праведникам истинная слава Всевышнего . Как видим, лаконичность данного высказывания оправдана: есть пища воображению, но рамки для воображения строго определены, и глубокие идеи выражены кратко. Подобных изречений много, и принцип их составления всегда следует учитывать.

Третий вид изречений

К третьему виду изречений относятся те, в которых нет скрытого смысла. Они высказаны, чтобы быть понятыми буквально, однако буквальное это значение, и раздумья, которые оно вызывает, чрезвычайно тяжелы для всех, кто привык глубоко погружаться в текст, и зачастую ведут к полному непониманию прочитанного. А когда возникает понимание, то кажется, что словесная конструкция составлена не так, как должна, что в ней отсутствует некая существенная часть, или заключенные в ней идеи приведены без всякой последовательности [попоскольку форма таких изречений кажется несоответствующей их внутреннему посылу]. По трудности понимания, и по закрытости, этот вид можно срав- нить с предыдущим, а в некоторых местах Талмуда подобные изречения ещё более трудны и закрыты. Поэтому нужно подходить к ним с осторожностью, объяснять без спешки (т.к. здесь нет объяснений, лежащих на поверхности), иначе ошибка неминуема. Возьмём строки из трактата «Брахот»: «Пусть всегда человек сердит своё доброе начало своим злым началом, как сказано: «Сердите — и не грешите». Если победил его — хорошо, если нет — пусть читает «Шма», как сказано: «… на ложе вашем». Если победил — хорошо, если нет — пусть вспомнит о дне смерти, как сказано: «…и молчите! Сэла!» Как видим, изречение составлено так, чтобы быть понятым в качестве простого указания. Однако если вдуматься, то мы увидим, что «простой смысл» здесь далеко не прост, ведь мы не понимаем значения терминов «доброе начало» и «злое начало». Кроме того, тяжело понять причины, которые здесь приводятся. Поэтому я объясню данное изречение подробно — так, чтобы ты сравнил все его части между собой.

Глагол «сердить» здесь означает «облечь властью». Иными словами нужно дать разуму главенствующую роль для того, чтобы злое начало, то есть плотские желания, было подчинено доброму началу. Суть изречения сводится к тому, что человеку необходимо разум ставить выше телесных удовольствий, и об этом требуется размышлять постоянно. Если удастся человеку смирить таким образом свои страсти — хорошо, если же нет — пусть продолжает об этом думать, пусть, не отвлекаясь мыслью ни на что другое, проговорит вслух стихи Писания, произнесёт слова, помогающие в усмирении страстей. Пусть прочтёт «Шма», вдумываясь в суть слов и принимая их всем сердцем.

Молитва «Шма» приводится [в качестве панацеи] по двум причинам. Во-первых, она ослабляет злое начало, которое ненадолго оставляет человека в покое. Такой вывод делается в результате сравнения методом «толкования по аналогии»слов «на ложе вашем»(Теилим) и «ложась»10 (из молитвы «Шма»). Во-вторых, она добавляет человеку выдержки, поскольку в «Шма» провозглашено что функция доброго начала в объединении человека с Б-гом, в любви к Нему, и в служении Ему. В словах «не следуйте за сердцами вашими и глазами…»11 выражен метод борьбы и покорения злого начала, а доброе начало становится сильнее благодаря словам: «и чтобы вы были святы перед вашим Б-гом»12.

В конце приведённого изречения сказано: «если победил — хорошо…». Иными словами, если зло в человеке по-прежнему велико, и сердце его не смирилось из-за косноязычия при произнесении стихов из «Шма», пусть тогда попробует смирить его мыслями о дне смерти, о том, чем заканчивается любая человеческая жизнь, и для борьбы со злым началом, для усмирения гордыни этого будет достаточно. Как сказал Акавья сын Меалалеля: «Посмотри на три вещи и [никогда] не согрешишь…» («Авот» 3.1)13.

Четвертый вид изречений

Изречения этого вида трактуют стихи, написанные в поэтической манере. Но не дай Б-г думать, что заключённая в них поэзия и есть их смысл. Как говорили мудрецы: «Язык Писания — сам по себе…»14 Приведём в качестве примера отрывок из Талмуда («Таанит»): «Сказал раби Йоханан: о чем сказано: «Отделяй десятину»?15отделяй, чтобы разбогатеть»16. И далее растолковал Рами бар Хама от имени Рава: «Разве не изолью на вас благословение сверх меры?!» (досл. «пока не будет достаточно») — то есть пока не устанут ваши рты произносить: «Хватит! Достаточно!» И в таком духе всё остальное. Только не думай, что любое простое толкование или так называемое аллегорическое объяснение из уст мудрецов было передано им по традиции, как и все основные части Торы. Так думают те, кто в этом по-настоящему не разбирается. Правда в другом: объяснения таких стихов, не содержащих твёрдых религиозных принципов или законов Торы, как раз не имеют традиционного происхождения. Мудрецы давали им объяснения просто в согласии с собственными знаниями и интуицией. Многие из них содержат просто фигуры речи, выраженные в поэтическом стиле, или же идеи, для изложения которых была выбрана поэтическая форма.

Поэтому нет никакого сомнения в том, что когда раби Йеошуа по поводу стиха «И услышал Итро…»17 сказал: «О чем он услышал? О войне с Амалеком» («Зевахим» 116а) — это лишь его мнение, а не традиция, о чем говорит приводимое им доказательство, а ведь традиция не нуждается в доказательствах. Более того, сам тот факт, что его мнение расходится с мнением других мудрецов, подтверждает сказанное. Он говорит про Амалека, так как стих перед словами «и услышал Итро» говорит именно об Амалеке. А раби Элазар говорит, что Итро «услышал о даровании Торы», и приводит доказательство своего мнения. А раби Элиэзер говорит, что Итро «услышал о рассечении вод моря, и потому пришёл», и тоже приводит доказательство. Но если речь идёт о традиционной трактовке, то не должно существовать разницы во мнениях.

Аналогичное объяснение встречаем по поводу стиха «Побудил Моше Исраэля отправиться в путь от Красного моря…»18 — что Моше побудил сынов Израиля к этому мягкими уговорами. Я не сомневаюсь, что это тоже одно из тех талмудических объяснений, которые даны в поэтической форме, но традиционными объяснениями не являются.

К этому виду толкований, несомненно, относятся те объяснения стихов Писания, которые не раскрывают их смысл, но представляют самодостаточные трактовки, как, например, сказанное в гемаре трактата «Рош а-Шана»: «Учили в брайте: Кнаан — он же Сихон, он же Арад19. Сихон — потому что похож на жеребца («сйах») пустыни, Кнаан — по имени его царства, а как его (на самом деле) звали? Арад».

Итак, большинство толкований мудрецов относятся к этому, четвёртому, виду. И только невежественный простак будет разводить по поводу них дебаты. Эти толкования построены в разных стилях, поскольку каждый из авторов составлял их по своему вкусу, и, как любой поэт, писал в своей оригинальной манере.

Пятый вид изречений

К пятому виду относятся те толкования и аллегорические высказывания, в основе которых лежит некое преувеличение. Примером может служить высказывание Мара Зутры в гемаре трактата «Псахим» (62б). «Сказал Мар Зутра: Между одним Ацелем и другим Ацелем — четыреста верблюдов, гружёных толкованиями». Первый раз Ацель упомянут в начале стиха, второй раз — в конце20: «И у Ацеля шестеро сыновей, и это имена их: Азрикам, Бохру и Ишмаэль, и Шеарья, и Овадия, и Ханан. Все они сыновья Ацеля».

Даже если мы скажем, как говорили некоторые комментаторы, что Ацель из первого стиха отсылает к Ацелю из второго стиха, преувеличение остаётся преувеличением: если нельзя нагрузить четыреста верблюдов толкованиями всего Писания, то что уж говорить об этих двух предложениях! Эта часть меньше объёмом по сравнению с предыдущими, но лишь потому, что преувеличения являются необходимым элементом одной из разновидностей историй, а сами истории можно разделить на четыре вида.

Четыре группы историй в Талмуде

Многие истории, которые действительно произошли, были записаны для того, чтобы извлечь из них какую-либо пользу. Польза может быть в том, что мы узнаем детали исполнения закона, или образа жизни, или верований. Или сами по себе происходящие события были столь исключительными, что должны просветить нас относительно вышеупомянутых деталей.

Первая группа историй

Эту группу историй можно разделить на четыре подгруппы. Истории, характерные для своей группы, учит одной из нижеследующих вещей.

1. История учит деталям закона

В гемаре трактата «Сукка» (3а) мы читаем о человеке, чья голова и большая часть тела находятся в шалаше, а стол — в доме. Дом Шамая объявляет такое сидение в шалаше некашерным, Дом Илеля считает что это кашерно. Обратились из Дома Илеля в Дом Шамая с вопросом: «Разве не случилось однажды, что старейшины Дома Шамая и старейшины Дома Гилеля нанесли визит раби Йоханану, сыну Ахорани, и увидели, что он сидит в шалаше, и там его голова и большая часть тела, а стол находится внутри дома [и ничего ему не сказали]?! Ответили из Дома Шамая: «Нельзя устанавливать закон, опираясь на такой частный случай. И потом, из Дома Шамая всё же сказали ему (раби Йоханану): «Если ты будешь продолжать так делать, ты никогда и не выполнишь [совершенным образом] заповедь сукки».

Вот история из гемары трактата «Ктубот» (94б) с тем же посылом: «Мать Рами бар Хамы отписала утром имущество Рами бар Хаме. Вечером она отписала его Мару Укбе бар Хаме. Рами бар Хама пришёл к раву Шешету, который подтвердил, что право собственности у него. Мар Укба пошёл к раву Нахману, который также подтвердил его право собственности. Вследствие этого рав Шешет пришёл к раву Нахману и спросил: «По какой причине господин так поступил?» — Тот ответил: «На взгляд судей»21. Рав Шешет сказал: «А я тоже — на взгляд судей!» Рав Нахман сказал: «Прежде всего, судья — я, а ты не судья, и ты не пришел ко мне первым с этим аргументом»22. Подобных историй в Талмуде очень много.

2. История учит воспитанию в себе правильных качеств и взглядов

Вот одна из таких историй в гемаре трактата Шабат: «Пусть человек всегда будет смиренным, как Илель, и не будет раздражительным, как Шамай. Однажды два человека поспорили друг с другом, разозлится Гилель, или нет…» Из этой истории можно выучить урок, что человеку надо стараться изо всех сил быть похожим (в отношении качества смирения) на Илеля — не злиться и не раздражаться, даже если его поддразнивают. Это очень важное качество, и с помощью подобных историй Талмуд часто хвалит и свойства натуры, и правильные воззрения.

3. История учит какой-либо основе веры

Яркий пример такой истории мы встречаем в гемаре трактата «Таанит»: «Однажды сказали Хони а-Меагелю23: «Помолись, что- бы пошли дожди!» — Ответил просившим: «Идите и внесите пасхальные печи,24 чтобы не размякли25 [от дождя]». Помолился — и [дожди] не выпали. Очертил круг, встал внутрь, и сказал: «Владыка мира! Сыновья твои обратились ко мне26, и я теперь как один из Твоих придворных…» Эта история показывает, насколько сильна истинная вера, и что Всевышний всегда слышит молитвы своих слуг-праведников, отвечая на них в час беды, как сказано в Торе: «Ибо кто есть великий народ? К кому сильные близки как Господь, Б-г наш, [Который близок к нам] когда бы мы ни воззвали к Нему» (Дварим 4:7) или у пророка: «Тогда воззовешь — и Г-сподь ответит…» (Йешаяу 58:9), или: «Он воззовет ко Мне, и Я отвечу ему» (Теилим 91:15).

Приведённые цитаты словно иллюстрируют историю, произошедшую в период праздника: «Однажды пришли в праздник чтобы восходить [на Храмовую Гору]. Не было питьевой воды. Тогда Накдимон бен Гурион пошёл к римскому наместнику…»27 Имя Накдимон образовалось потому, что от просьб этого человека солнце «накда» («остановилось»).

И таких историй тоже много в Талмуде.

4. История рассказывает о чуде или событии, замечательном в своем роде.

Пример такого события представлен, например, в гемаре трактата «Йома» (83б). Там рассказана история о раби Меире, раби Йеуде и раби Йоси, которые отправились в дальнюю дорогу, и однажды раби Меир усомнился в честности хозяина гостиницы, где они остановились. А поводом для сомнений послужило имя хозяина, значение которого раби Меира насторожило28. Эта история приведена с единственной целью: познакомить читателя с уровнем размышлений раби Меира и рассказать, насколько поразительно подтвердилась его догадка относительно человека, принимавшего их в гостинице.

Похожая история есть в трактате «Мегила» (7а): раби Йеуда а-Наси послал раби Ошайе телячий огузок29 и кувшин, полный вина. Раби Ошайя в ответ передал: «Этой посылкой выполнил наш учитель через нас заповедь посылания подарков бедным»30. Потом раби Йеуда послал ему целого телёнка и три кувшина вина. Раби Ошайя в ответ передал: «Этой посылкой выполнил наш учитель через нас заповедь посылания подарков друг другу»31! Таких рассказов в Талмуде без счета. К примеру, вы можете найти их очень много в гемаре трактата «Гитин». А в том, что мнения комментаторов по поводу этих историй часто разнятся, есть свои преимущества. Разница трактовок может представить историю так, что покажется, будто она относится к одной из трёх ранее описанных групп, но на деле, проанализировав комментарии, вы увидите, что это отдельная, четвёртая, группа, как я здесь и написал.

Вторая группа историй

Ко второму виду историй относятся те, которые привиделись людям во сне. Сами истории представлены как реальные происшествия, и они написаны как бы с натуры, но лишь потому, что ни один разумный человек, прочитав о них, не усомнился бы, что такого в жизни произойти не может. Вот одна из них, изложенная в трактате «Брахот»: «Учили в брайте: сказал раби Ишмаэль: однажды я вошёл в святая святых, чтобы совершить воскурение, и увидел как бы Создателя…»32 Другие рассказы, подобные этому, встречаются во многих местах. То же самое можно сказать о рассказах, в основе которых лежат описания видений пророков, разговоров с Б-гом, а еще сюда входят рассказы о демонах.

Человек неразумный, ознакомившись с вышеприведёнными описаниями, посчитает, что такие случаи действительно были, хотя факты и противоречат здравому смыслу, ведь событие противоречит законам природы. Все истории, которые наши мудрецы, благословенной памяти, рассказывали о чудесах, изложены тем же языком, каким мог бы их изложить пророк. Как писал мой отец в «Путеводителе растерянных», пророки в описаниях образов из своих видений использовали особый язык.

Третья группа историй

К третьему виду историй относятся рассказы о событиях, которые происходили на самом деле, однако в изложении мудрецов выглядят преувеличенными — в расчёте на то, что разумный человек не сможет совершить ошибку в понимании их истинного значения. Такую манеру изложения мудрецы используют, в частности, в гемаре трактата «Тамид» (29а): «Тора говорит преувеличивая; пророки говорили, преувеличивая; мудрецы говорили, преувеличивая»33.

Вот как говорит [в таких случаях] Тора: «Города велики и укреплены до небес» (Дварим 1:28). Вот как говорят [в таких случаях] пророки: «И поднялся за ним весь народ, и играл народ на свирелях, и веселился великим весельем, так что земля раскалывалась от криков его» (Млахим I 1:40).

Мудрецы, говоря в подобной манере, упоминают груду праха на жертвеннике, а также вино, о котором пишет Мишна, что оно стояло у входа в Храм, а также и то, что пишется относительно завесы, разделяющей Святая Святых от храмовой залы («эйхаля»). Это лишь три примера из Мишны, но в самой Гемаре таких примеров огромное множество. Иллюстрацией может служить рассказ в трактате «Мегила» (7б) о том, как «Раба и раби Зейра устроили совместную трапезу. Во время трапезы Раба поднялся и зарезал раби Зейру. Потом он взмолился Б-гу о милосердии, и раби Зейра ожил». Понимать же эту историю нужно так: во время застолья Раба ударил раби Зейру, и ранил его настолько серьёзно, что последний находился на грани между жизнью и смертью. Глагол «зарезал» употреблён здесь потому, что рана была тяжелой, или потому, что она была нанесена в горло. Глагол «ожил» означает, что раби Зейра поправился, и по значению это вполне соответствует тому, что произошло.

Таких историй в Талмуде очень много. Вот ещё один пример: «Раби Хананья бен Хакинай пришёл в дом Рава под конец свадьбы раби Шимона бар Йохая. Сказал ему [раби Шимон]: «Подожди, пока я не приду к тебе [после своей хупы]. Однако тот не подождал [в силу большого желания учиться]. Пошёл и сидел 12 лет в Доме Учения Рава. Когда потом он вернулся домой, в его городе изменились дороги, и он не знал, как ему добраться до дома. Пошёл и сел на берегу реки. Услышал, как одну девушку окликнули: «Дочь Хакиная! Дочь Хакиная! Наполняй своё ведро и идём!» — «Отсюда учим, [сказал он себе — ] что это зовут нашу дочь».»Пошёл за ней [чтобы дойти до дома]. Его жена сидела и просеивала муку. Подняла глаза, узнала пришедшего, и её душа отлетела [от избытка чувств]. Сказал [раби Хакинай Всевышнему]: «Владыка мира! Такова награда этой бедной женщине?!» Просил смилостивиться, и она ожила».

«Её душа отлетела» не означает, что она умерла при взгляде на мужа. Просто, когда она увидела его вдруг на пороге дома, душа её расцвела, и она долго не могла опомниться, как это часто бывает со многими из нас. Он попросил милосердия Свыше, и она пришла в себя.

Четвертая группа историй

К этому виду относятся истории, случившиеся на самом деле, однако изложенные в форме притч, да ещё в такой манере, что понять их может только тот, кто знает, как правильно интерпретировать такой язык. Порой даже невежественный человек способен понять, что факты, который перед ним изложены, явно преувеличены, но ему, тем не менее, приходится воспринимать их буквально, поскольку знаний из области натурфилософии, необходимых для правильной интерпретации этой истории, у него нет. Примеры этого вы можете найти в трактате «Сукка», а у меня нет желания подробно разбирать данный конкретный предмет.

«Были у царя Шломо два переписчика священных текстов [Элихореф и Ахия, сыновья Шиши]34 .Онажды увидел [Шломо]35, что Ангел Смерти печален. «Почему ты в печали?» — спросил он ангела. Тот ответил: «Потому, что у меня требуют забрать души этих [двоих переписчиков], сидящих здесь. Шломо отправил их в город Луз36. Когда они достигли города, то умерли. На следующий день Шломо увидел, что Ангел Смерти радостен. «Почему ты радостный?» — «Туда, куда я должен был привести их — ты привёл их сам!» Здесь буквальный смысл сказанного ускользает от любого разумного человека. Но мне эта история представляется следующим образом. Событие произошло на самом деле. Эти двое переписчиков царя Шломо по причине некоей болезни побывали во многих местах. А может быть, всё развивалось и по-другому (сути это не меняет)… Царь Шломо искал возможность спасти их от смерти и, наконец, отправил их в землю с более благоприятным для них климатом. И в том месте, про которое царь думал, что там они выздоровеют, они умерли. Произошло это, естественно, по воле Б-га, от Которого нельзя убежать. И всё, что говорится по поводу данного события, кроме того, что мы уже объясняли, касается лишь объяснения аллегории с поправкой на реалии нашей жизни. Но если вдуматься в каждое слово этой аллегории, можно обнаружить, что за каждым словом скрыт свой смысл. Сейчас мы не будем глубоко это разбирать.

Да не покажется тебе удивительным тот факт, что мудрецы, благословенна их память, объясняя стихи, применяют метафоры, какие встречаются в притчах, говорят загадками, и вообще используют сложный язык — так у них было принято трактовать слова пророков. В трактате «Брахот» можно увидеть, как мудрецы на языке притч объ- ясняют стих из Пророков, который сам про себе написан таким простым слогом, что, казалось бы, не предполагает никакого другого значения, кроме буквального: «И Бенаяу, сын Йеояды, сын мужа храброго, знаменитый подвигами [своими], из Кавцела; он побил двух героев моавитских; он же сошел и убил льва во рву в снежный день» (Шмуэль II 23:20). Мудрецы не настаивают на том, что у этого стиха есть иное значение, но то значение, которое есть, они облекают притчами и загадками. И тем более следует обращать внимание на такой их язык в случаях, когда значение стиха ускользает от любого пытливого взора.

Здесь, правда, я намерен уточнить, что не хочу сказать, будто бы эти стихи имеют дополнительное значение кроме того, о котором сказали мудрецы. Если толкование мудрецами стихов из книг пророков прекрасно подходит для раскрытия заложенной в них аллегории, тем более этот их стиль приложим к их собственным словам, которые иначе и понять будет невозможно! Желая привлечь внимание к данному обстоятельству, мой отец и учитель благословенной памяти, писал об этом в своём комментарии на Мишну (глава «Хелек»37).

В Талмуде есть отрывок, где мудрецы, определённо, говорят аллегорическим языком (см. «Эрувин» 63а), и их не нужно понимать буквально: «У раби Элиэзера был ученик, который однажды принял алахическое решение в его присутствии. Дома раби Элиэзер сказал жене, которую звали Има Шалом: «Сомне- ваюсь я, протянет ли он год». И умер [ученик] в том же году. Сказала ему: «Неужели ты пророк?!» — Он ответил: «Не пророк и не сын пророка. Но у меня есть традиция: тот, кто принимает решения по закону Торы в присутствии своего учителя, заслуживает смертной казни!»38 [В связи с данным инцидентом] сказал Раби бар Бар Хана от имени раби Йоханана: «Этого ученика звали Йеуда бен Гурия, и он находился на расстоянии трёх «фарсангов» от своего учителя (т.е. на расстоянии свыше 16.5 км)». [Возразили на это другие:] Нет, он присутствовал рядом! Но разве не сказано, что «находился на расстоянии трёх фарсангов»? И если следовать твоему утверждению39 [что ученик находился рядом с раби Элиэзером], зачем нужно было приводить как его имя, так и имя его отца? Детали приведены для того, чтобы нельзя было сказать, что вся эта история — небылица».

Отсюда как раз и cтановится понятно, что во многих рассказах слова мудрецов понимались не буквально, а аллегорически. Сохрани это в сердце и пусть твои глаза не отказываются верить написанному, ибо это важно, и замечательно помогает учебе. Один из моих учеников, человек большой мудрости, обратил однажды на это мое внимание.

Четвёртый вид изречений очень похож на второй, где мы разбирали «драш» или аллегорию. Это две важных группы повествований о великих и поразительных вещах, смысл которых, тем не менее, не всякому дано рас- крыть, поэтому и изложены они в аллегорической манере. Есть одно положение, о котором необходимо помнить всегда, и знание о нём сослужит тебе службу, когда ты будешь вникать в точный смысл истории — великую службу. Во многих рассказах элементы историй из рассмотренных нами групп перемешаны, то есть в них содержатся и описание реального события, и метафора, и видение из сна. И если будешь пытаться рассмотреть всю историю в одной плоскости — ни к чему ни придёшь.

Комбинированные повествования

Такие повествования, соединяющие в себе два и более элементов, встречаются, например, в гемаре трактата «Хагига»: «Учили мудрецы: вот что произошло с раби Йохананом бен Закаем — он на своём осле выехал из Иерусалима, а раби Элиэзер бен Эрех ехал вслед за ним, чтобы учить у него Тору. Сказал ему (раби Йоханану бен Закаю): «Научи меня одной главе из «Деяний Колесницы». — Ответил ему: «Разве не учил я вас [закону]: Описание Колесницы передают только тому, кто способен самостоятельно развить своё понимание?…» Что касается этого происшествия, одна его часть, вне всякого сомнения, произошла наяву, а другая — лишь во сне. В этой истории соединены два элемента. А в том рассказе, который следует вслед за приведённым — целых три: (…) первая часть является собственно описанием события — великие мудрецы занимаются истолкованием «Деяний Колесницы» — и относится, таким образом, к первой группе историй; вторая часть содержит описание того, что раби Йоханан бен Закай, как он сам признался, видел во сне — и это аналог историй из второй группы; рассказ об ангелах служения, которые начали собираться [перед ними, чтобы послушать их толкования] — элемент историй из четвёртой группы, но подробно объяснять их здесь я не буду, поскольку не могу слишком далеко заходить в раскрытии тайн Торы.

Я верю, что предложенное мной объяснение любому разумному человеку покажется совершенно приемлемым. И впредь учащийся легко определит, к какой группе историй относится та, которую он разбирает, и не станет распространять зло в виде перевранных слов мудрецов, благословенна память о них, как это делали караимы, а также люди с ограниченными умственными способностями. Полагаю также, что данная классификация поможет удержаться и не прибегать к другой крайности: бездумно верить любому невозможному факту, что заставило бы человека сначала думать, что мудрецы рассказывали небылицы, а потом вообще прийти к отрицанию Всевышнего, Благословен Он! Берегись этого весьма и весьма! Как великая опора, как стена укреплённая, защитит тебя от подобных ошибок полученное тобою знание. Ну а теперь вперёд, благодарение Б-гу! Пусть сказанное оставит отпечаток у тебя на сердце, и пусть, как тфилин, будет над глазами твоими, и вспоминается тебе перед тем, как услышишь или прочтёшь изречения мудрецов или их рассказы. Сам держись тех, кто мудр и стремится к истине, и не ходи с теми, кто, наоборот, стремится за суетой сует. Тогда Бог в Своей великой милости поведёт тебя дорогой праведных, и приготовит пищу, с которой отправимся мы по тропам избранных.

См. Млахим II 2:14

Сыновья человека по имени Махол. Они упоминаются в первой книге Млахим I (5:11), как мудрецы того времени, которые сильно уступали Шломо в мудрости.

Камень «этит» (lapis aquilaris) светло-коричневого цвета, который женщины носили в качестве амулетов во время беременности, чтобы предотвратить выкидыш. На иврите «эвен ткума» (תקומה אבן).

«Шабат» 107а (гл. 14).

См. «Брахот» (62б), под фразой о «кипящей кастрюле» подразумевается желание сходить в туалет: если хочешь облегчиться, немедленно иди и облегчись.

«Бава Батра» 127а

Т.е. чрезмерно веселиться. Время для такого веселья ещё не пришло, о чём и говорится далее.

Одно из правил толкования Торы, в буквальном переводе — «равный покрой», согласно которому закон выводится из сопоставления двух одинаковых слов в разных местах текста. — прим.пер.

Полный текст: «Содрогайтесь и не грешите, размышляйте в сердце вашем, на ложе вашем — и молчите. Сэла!» (4:5).

10 Полный текст: «И будут эти слова, которые Я заповедал тебе сегодня, в сердце твоём, и повторяй их сыновьям твоим, и произноси их, сидя в доме твоём, ложась и вставая».

11 См. Бемидбар 15:39.

12 Там же, 15:40.

13 Полная версия предложения выглядит так: ««Акавья бен Маалальэль говорил: «Помни о трех вещах — и ты не угодишь в паутину греха: знай, из чего ты произошел, и куда ты идешь, и перед Кем тебе предстоит держать ответ на суде и отчитываться».

14 Языковое правило, полностью звучащее так: «Язык Писания — сам по себе, язык мудрецов — сам по себе». Имеется в виду разница между выражениями в предложениях Танаха и выражениями мудрецов, являющаяся предметом лингвистического анализа в течение многих поколений. Изучающим священные тексты эта разница тоже видна. Сравните: «Тогда встал Давид с Земли, и умылся, и помазался, и переменил одежды свои, и пришел в Дом Г-сподень, и поклонился» (Шмуэль II 12:20). И «Сразу поднялся Давид с земли, умылся, помазался и переоделся» (язык мудрецов). Ещё для сравнения предложения на иврите: «וישתחו ,’ה בית ויבא» (ТаНаХ: «И пришёл в дом Б-га и поклонился)) и «למקדש לו בא ונשתחווה» (мудрецы: «Пришёл в Святилище и поклонился).

15 Дословно написано: «Десятую отдесятеряй» (תעשר עשר). Полный перевод стиха: «Отделяй десятину от всего урожая твоего посева, взошедшего на поле, из года в год» (Дварим 14:22).

16 תתעשר — «будешь обогащён» (игра слов, поскольку תעשר означает «отдесятеряй»). Так объяснял (со слов раби Йоси) раби Ишмаэль в трактате «Шабат» (119а): «Богачи Святой Земли стали богачами потому, что отделяли десятую часть от урожая». И хотя сказано в Торе: «Не испытывайте Господа, Б-га вашего, как вы испытывали в Маса» (Дварим 6:16), тем, как человек становится богатым в результате отделения десятины, можно испытывать Всевышнего, как сказал пророк: «Принесите всю десятину в сокровищницу, и будет она пищей в доме Моем; и испытайте Меня этим, — сказал Г-сподь Ц-ваот: не открою ли вам окна небесные и не изолью ли на вас благословение сверх меры?» (Малахи 3:10).

17 Шмот 18:1.

18 Шмот 15:22.

19 См. Бемидбар (33:40) «И услышал кнаанеец, царь Арада — а он обитал на юге, на земле Кнаана — о подходе сынов Израиля.» В тексте не уточняется, о чем именно он услышал, и это оставляет простор для талмудических трактовок.

20 То есть между предложением, где Ацель упомянут в начале («И у Ацеля шестеро сыновей…» (Диврей а-Ямим I 8:38 ) и предложением, где он упомянут в конце — «…это сыновья Ацеля» (Диврей а-Ямим I 9:44).

21 Отдельный термин, означающий, что когда есть сомнение кому должно принадлежать имущество, и уже ясно, что это сомнение не разрешится ни сейчас, ни потом, судьи имеют право решать этот вопрос в чью-либо пользу по своему выбору. На арамейском языке термин звучит «шуда де-даяней», что означает «подкупающе для судей», хотя имеется в виду, конечно, не взятка, ибо взятка запрещена, а, скорее, «как это покажется правильным в глазах судей» или «кому они, проанализировав ситуацию, отдадут предпочтение».

22 Он имел в виду, что был назначен на этот судейский пост экзилархом раньше рава Шешета, и поэтому его решения выносятся в первую очередь. Тем более, что рав Шешет не пришёл к нему сразу с этим вопросом.

23 «Таанит» 19а.

24 В которых тогда жарили ягнят, приносимых в пасхальную жертву.

25 Во времена Мишны эти печи делали из глины. К их изготовлению приступали в двадцатых числах месяца Адар, чтобы до Песаха глина успела затвердеть. Печи стояли во дворах, они не были защищены от дождя. Хони был настолько уверен, что в результате его молитвы выпадут дожди, что велел убрать пасхальные печи из дворов под крышу, поскольку иначе глина могла буквально расползтись под воздействием проливного дождя. — прим. пер.

26 «С просьбой о дождях, и многого ожидая от меня».

27 Это было в период неожиданной засухи. Наступил праздник, но Иерусалим оказался лишен того количества воды, которое было необходимо евреям, по случаю праздника совершающих паломничество в Храм. Накдимон пришел к римскому наместнику с просьбой открыть 12 водных резервуаров, находящихся под контролем властей, и гарантировал при этом, что резервуары будут заново заполнены водой к определенному сроку.

28 Раби Меир, раби Йеуда и раби Йоси путешествовали. Раби Меир всегда обращал внимание на имена встречных, а раби Йеуда и раби Йоси не обращали. Однажды спросили хозяина постоялого двора: «Как твоё имя?» — Тот ответил:«Кидор». Тогда раби Меир подумал: «Судя по всему, он злодей, ведь написано в Торе: «Ибо поколение («ки дор») переменчивое они — сыны, в которых нет верности» (Дварим 32:20). Раби Йеуда и раби Йоси доверили Кидору свои кошели [на хранение, поскольку приближался Шабат]. Раби Меир не доверил и спрятал свой кошель. Наутро раби Йеуда и раби Йоси сказали хозяину гостиницы: «Отдай нам наши кошели». — Тот ответил: «Я не знаю, о чём вы говорите». Сказал им раби Меир: «Почему вы не обратили внимание на его имя»? — Они ответили: «А ты нас почему не предупредил?» — Сказал им раби Меир: «Меня [такие имена] просто наводят на подозрение, но я все же не считаю их реальным основанием для уверенности, что человек соответствует своему имени».

29 В оригинале написано 1/3 (תלתא) телятины, и есть три комментария, что имеется в виду: а) мясо третьего по счёту телёнка у матери (самое превосходное);б) мясо телёнка трёхлетнего возраста;в) просто обозначение отличного качества мяса по аналогии со словом «שליש» («офицер») на иврите.

30 Эстер 9:22

31 Эстер, там же.

32 «Увидел… Г-спода Воинств, сидящего на высоко вознесенном троне. И сказал мне: «Ишмаэль, сын Мой, благослови Меня.» Сказал я Ему:»Да будет Тебе угодно, чтобы Твоё милосердие превозмогло Твой гнев, и чтобы Твоё милосердие пересилило Твои строгие качества, дабы поступал Ты со своими детьми милосердно, и вёл Себя с ними снисходительно. И кивнул Он мне Своей головой, как бы сказав «Амен»».

33 Разумеется, речь идёт об отдельных отрывках.

34 См. Млахим I 4:3

35 Духовным взором глядя в Небеса.

36 Традиция сообщает, что Ангел Смерти не властен над территорией этого города.

37 «Санэдрин» гл.11.

38 См. «Брахот» 31а.

39 См. «Бава Батра» 15а.

Поделиться: