№58

Письма еврею-буддисту

Поделиться:

Дэвид ГОТТЛИБ, рав Акива ТАТЦ 

Перевод рава Исраэля и Элишевы Ермаковых 

Продолжение. Начало в МТ №39-50, 52-53, 57

Дэвид Готтлиб родился и вырос в Чикаго. Он защитил диплом бакалавра искусств в Amherst College. В процессе обучения был награжден премией Питера Барнетта Хоу за фантастическую прозу. Продолжил образование в Университете Северной Каролины, который закончил с дипломом магистра изящных искусств. Профессиональная деятельность Дэвида была связана с театром и проектами по защите исторических памятников, также он успел поработать в области PR, и все это время публиковал свои рассказы, пьесы и статьи в таких изданиях как Families in Business, Diversion, Denver Magazine, и других.

Дэвид изучал и практиковал буддизм, и в итоге прошел посвящение как дзэн-буддист в 2002 году. Он является одним из основателей и исполнительным директором Общин Полного Круга.

Дэвид занимается девелоперскими проектами на рынке доступного жилья. Он живет в Нортбруке, штат Иллинойс, с женой и детьми.

Рав доктор Акива Татц — врач и писатель, родившийся в Южной Африке. Он дает уроки в лондонском Jewish Learning Exchange и выступает по всему миру с лекциями по еврейской философии и врачебной этике. В его книге «Анатомия поиска» описан переход от светского образа жизни в мир иудейского соблюдения. В книге «Жить вдохновенно» он поднимает фундаментальные темы еврейской традиционной мысли. Его «Маска Вселенной» открывает глубины, скрытые за пеленой каждодневной реальности. В книге «Руководство к жизни для думающего еврейского подростка» он предложил свой подход к наиважнейшим вопросам, с которыми сталкиваются молодые интеллектуалы. Он основал и возглавляет иерусалимский Форум по врачебной этике. Широкое распространение получили аудиозаписи его лекций (www.tatz.cc). Его книги были переведены на испанский, французский, итальянский, португальский и русский языки.

Откровение на горе Синай

«Следующая тема связана с моим предыдущим вопросом о вере. Если кто-то не верит в откровение на горе Синай, то как он может называть себя евреем? Известно, что многие выдающиеся еврейские ученые, включая и Вас, отмечают, что истории не известно большего откровения, чем откровение на горе Синай: сотни тысяч, если не миллионы, были отброшены назад си- лой голоса Самого Б-га, а после этого в пустыне странники бесчисленное количество раз испытывали ощущение Присутствия Б-га.

Но буддист может сказать, что это всего лишь отличный миф, и если вы не можете полностью поверить в него, то являетесь ли вы действительно евреем? И если вы в это верите, разве вы не страдаете от заблуждения, связанного с одним из «трех ядов»1? Напротив, буддист мог бы сказать, что Будда являлся исторической фигурой, в чем мы уверены, и чьи передвижения отслеживались, чьи проповеди документировались, чья жизнь и смерть историчны. Он был именно человеком и трансформировал себя в результате исследования. Без никаких фокусов».

Дэвид, Если Вы «не можете полностью поверить в это», то, конечно, Вы все еще остаетесь евреем. Вы просто ошибаетесь, вот и все! А если Вы в это верите, то Вы, конечно, «не страдаете от заблуждения», поскольку это правда! Проблемы веры сводятся, прежде всего, к вопросам объективного факта; как мы уже отмечали, это всегда является первым уровнем для рассмотрения. Чтобы быть точным, евреи не были «отброшены назад», когда услышали первую из Десяти заповедей прямо из Его уст — их тянуло навстречу, словно магнитом. Их души были привлечены к Источнику существования, Источнику их бытия с непреодолимой, разрывающей силой; но их тела были отброшены назад. Когда они были воскрешены, и Б-г произнес вторую из заповедей, они снова «взорвались», и их нужно было снова оживить.

Мы услышали две заповеди непосредственно от Всевышнего, не прибегая к помощи посредников, и этот опыт положил начало пути нашей любви к Нему, длиною в тысячи лет (« О, пусть он целует меня поцелуями уст своих! — см. «Песнь песней»).

Акива, Что касается опыта Синая: мы ведь весьма скептически настроенные люди. Все, что я могу сказать, при всем моем уважении и желании, чтобы это было иначе. Многие американские евреи сказали бы, используя сленг: «Я просто не могу на это купиться».

Дэвид, Это вовсе не для продажи. Это уже Ваше. А что касается цены, она уже уплачена. Ваши бабушка и дедушка заплатили за это, когда они были лишены прав в Берлине и высланы из Барселоны; ваши прадеды заплатили, когда их вырезали в Йорке и Кракове; их родители платили, когда их преследовали в баварских лесах и на польских улицах, жгли святые свитки в Париже и дома в Мадриде.

Ваша бабушка заплатила более чем достаточно, когда продав семейную печку-буржуй- ку русской зимой, потому что не хватало денег заплатить за обучение ее детей в духе Торы. Она даже переплатила — болью, испытанной ею, когда она увидела, как ее американские внуки уходят от той горы, в тени которой она жила со своей простой верой. Вы уходите, не оглядываясь назад, необдуманно променяв неописуемое богатство Торы на литературу самопомощи невротического общества, которое забыло, что на самом деле реально, или на источники и практику экзотических философский учений, которые не могут предложить большего нежели то, чему они призваны стать замещением.

Акива, Синай был или уникальным явлением, или уникальной историей, рассказанной однажды, но можем ли мы когда-нибудь узнать, что это было на самом деле? Разве мы не обречены вечно мучиться этим вопросом и вопросами, которые неизбежно следуют за ним? То, что мы видим сейчас, — это неспособность передавать из поколения в поколение утверждение о вечном присутствии осознания Б-жественности, заповеданного в молитве Шма.

Дэвид, Понимание того, что произошло на Синае, является фундаментальным для осознания того, что такое иудаизм. Синайский опыт лежит в основе еврейского знания; это один из двух столпов, на которых основано наше знание о Б-ге.

Вы помните, что мы определили слово «эмуна» как верность или преданность зна- нию. Принимая во внимание, что абсолютное знание не может быть постигнуто ни в одной области человеческого исследования, каковы средства получения знания о существовании Б-га? Двумя основными путями доступа к этим знаниям являются Синайское откровение и его непрерывная передача на протяжении всей последующей истории, а также логическое исследование объективной реальности.

(Внутреннее знание, хотя оно, в конечном счете, важнее, нуждается в более деликатном исследовании. Мы начали исследовать этот предмет в ходе нашей дискуссии о расширенном «Я». Фактически, все то, что может быть максимально приближено к чистому или полному знанию, находится в этой области внутреннего знания, опосредованной чувствами или даже логическим определением. В еврейском духовном развитии вся работа начинается здесь, внутреннее знание должно процветать. Мы называем это «даат», и, как Вы уже знаете, нет слов, чтобы описать его).

1. Опыт

Во-первых, мы встретили Его. Еврейский народ стоял на Синае и испытал прямое откровение. На самом деле, ни одно свидетельство пророка не было бы для нас достаточным, если бы мы не начали с самого прямого и непосредственного опыта. Только потому, что мы пережили эту «космическую встречу», мы готовы теперь принять слова пророков, которые появились исторически позже. Как вы говорите, мы по природе своей настроены весьма скептически; лишь доказательства, соответствующие высочайшим стандартам, достаточно хороши для нас — не меньше, чем личный опыт.

Тема откровения на горе Синай требует глубокого изучения; но, по крайней мере, мы должны отметить, что оно радикально отличается от любого другого откровения, которое было бы заявлено на протяжении всей истории.

Например, все евреи этого поколения присутствовали в том месте и пережили откровение — более трех миллионов человек. Примечательно, что в истории человечества никто и никогда не приводил ни одного свидетеля какого-либо предполагаемого Б-жественного откровения (я не имею в виду чудеса; я имею в виду прямое открытие Б-га людям). О каждом заявленном откровении сообщал один человек: дескать, Сам Создатель говорил с ним. Свидетельство данного человека было принято его последователями без доказательств, в то время как у нас есть свидетельства миллионов людей, согласных с тем, что произошло. Подумайте об этом.

Вы также можете применить логику: представьте на мгновение, что все утверждение ложно. Это означало бы, что в нашей истории должен быть момент, когда целое поколение вступило в сговор, без каких-либо разногласий, чтобы навязать последующую колоссальную ложь всем своим детям: предыдущее поколение единодушно передало им, что произошло на горе Синай, точно согласовав все детали, чтобы впоследствии эта история передавалась из поколение в поколение навеки. Лично я считаю, что легче принять идею об откровении! Насколько надежна эта передача? В какой степени мы можем положиться на точность передачи деталей? Данный вопрос обсуждается в наших источниках. Можно рекомендовать книгу «Кузари», а также современную работу рава Готтлиба, посвященную этой теме. Но нам стоит рассмотреть ряд моментов, указав верное направление рассуждения.

Одним из них является временной интервал. Как далеко от событий мы находимся на самом деле? Сколько поколений стоит между нами и опытом Синая? Сколько звеньев было в этой цепи передачи? Многие думают, что мы на тысячи поколений удалены от этого события, и что между нами и нашими предками, которые стали свидетелями откровения, лежит огромная временная пропасть. Но быстрый подсчет дает интересные результаты: мы живем спустя примерно 3200 лет после события. Если считать, что одно поколение — это сорок лет, то есть разумное время для того, чтобы родители передали информацию своим детям (и своим внукам, что само по себе является обязательством Торы), то мы обнаружим, что с того момента прошло всего лишь восемьдесят поколений (80×40=3200). Между Синаем и нами гораздо меньше поколений, чем можно было бы подумать. Это относительно небольшой временной разрыв.

И мы знаем, из каких звеньев состоит эта цепь передачи информации. Мы знаем, кто были отдельные мудрецы в каждом из этих поколений; мы знаем об их величии по историческим сведениям, и у нас есть их оригинальные произведения. Наша летопись восходит к идентичной письменной форме во всем еврейском мире, к самому событию — это не история, сложенная из туман- ных фрагментов знаний. Мы можем точно проследить цепочку передачи традиции от одного великого авторитета Торы к другому (см., например, Рамбама, который последовательно перечесляет участвовавших в ней в своем «Введении в Мишну»). Это не смутная история, уходящая вглубь человеческой памяти. Это конкретный, детализированный, подробный отчет, отвечающий самым высоким стандартам точности; эта информация сохраняется и передается в целости и сохранности на протяжении поколений всем еврейским народом в идентичной форме, несмотря на наше повсеместное и широкое географическое рассеяние и на наш непростой, весьма скептически настроенный характер.

За исключением недавнего времени, когда знание об иудаизме резко упало, и большинство евреев сегодня почти не имеют представления о том, что такое Тора, у нас не было никаких разногласий. У нас нет записей о том, что событий на горе Синай никогда не было или они были сфальсифицированы. На самом деле, не только наши записи об этом свидетельствуют — даже Запад и Ближний Восток, которые нападают на нас на протяжении поколений, принимают это; их собственные религии открыто основаны на этом. Хотя они могут не соглашаться друг с другом (часто с применением силы), они все согласны с тем, что наши утверждения по этому поводу именно таковы, как мы говорим.

Таким образом, первый (и более важный) путь доступа к знанию о существовании Б-га — это наш личный опыт Исхода, Синайского откровения и передача этих событий из поколения в поколение.

2. Наука

Второй метод получения знаний — это логическое исследование. Позвольте мне упомянуть только одно известное рассуждение по этому вопросу, потому что оно представит в новом свете, почему «эмуна» несет в себе оттенок неизвестного.

Открытое исследование Вселенной предполагает что Высший разум спроектировал и сконструировал ее. Есть классические источники, которые представляют этот подход, и они должны быть изучены. Я не собираюсь сейчас рассматривать важность или даже убедительность этой концепции. Я хотел бы отметить лишь то, что доказательства такого рода всегда являются доказательствами методом исключения. То есть изначально они не стремятся доказать, что в мире должен быть Создатель — лишь то, что трудно принять альтернативу и предположить что Вселенная является цепью абсолютных случайностей. Вы, конечно, знаете, что теория эволюции ставит своей задачей объяснение именно этой проблемы в конкретной области биологии — удивительную сложность жизненных потребностей и требований. Симметрия, порядок и сложность мира не предполагают хаотического, случайного процесса. Чем больше нам открывается знаний о Вселенной, очевидны ее удивительная тонкая настройка и организация; очень трудно принять, что изящно детализированная структура всего мира случайна.

Я знаю, что Вы знакомы с этим подходом, и его изучение не является нашей непосредственной задачей сейчас. Я упомянул о нем лишь для того, чтобы утверждать следующее: доказательство методом исключения так же верно, как и доказательство с выводом, но в нем нет значительного элемента получения знания о чем-то, когда вы понимаете предмет хорошо, потому что проработали всю тему, начиная с базовых принципов и не пропуская ни одной детали. Но когда вы доказываете что-то, просто показывая, что другой альтернативы не существует, вы, возможно, и доказали это, но совсем не поняли. Возможно, вы знаете, что это должно быть правдой, потому что нет другого жизнеспособного варианта, но вы не имеете прямого представления о том, что это такое. То, что вещь существует, может быть ясно, в то время как до близкого контакта с ее сутью еще далеко.

Здесь мы снова видим два элемента, которые присущи идее «эмуны»: во-первых, она должна основываться исключительно на знании, а не просто на «вере». И, во-вторых, она также содержит элемент непознаваемого или, точнее, непостижимого. Одно дело знать, что Б-г существует, и основательно обосновать это знание с помощью историчесих и эмпирических выводов; но понять, что это за существование, установить с Ним личный контакт — это другое. Чтобы начать этот процесс, нам нужна Тора.

Научное исследование может привести вас к границе физического мира. На этой границе становится очевидным, что есть нечто, лежащее за ее пределами, но нужны другие инструменты, чтобы это обнаружить. Используя науку, вы можете убедительно доказать, что есть область за пределами науки, но чтобы войти в эту зону, вам нужна Тора. Вот почему основной путь доступа к знаниям, к которым мы стремимся — это изучение Торы. Мы используем науку, чтобы выйти за ее границу и показать, что есть нечто большее; мы учим Тору, чтобы туда войти.

Имеются в виду «три яда ума» в буддизме — невежество, злость и привязанность.

Поделиться: