№59, Рав Даниэль Манн

Как вернуть украденное?

Поделиться:

Рав Даниэль МАНН Раввин института «Эрец Хемда»

Перевод Гавриэля Фельдмана

Вопрос: Много лет тому назад я работал в консалтинговой фирме, где получал установленную ежемесячную зарплату. Руководство фирмы, в целях повышения прибыли, требовало от меня приписывать лишние часы, посвящаемые работе с клиентами. Сейчас я испытываю тяжелые муки совести, ведь таким образом я обворовывал наших клиентов. Конечно, я бы хотел вернуть им украденные деньги. Проблема в том, что отследить и найти моих бывших клиентов, как выяснилось — задача слишком сложная. Кроме того, я не знаю, сколько и кому из них я должен. Насколько я понимаю, в подобных случаях можно пожертвовать деньги на общественные нужды, чтобы те, кому ты должен, получили бы пользу от твоих действий. Но как мне это сделать, если учесть, что многие мои тогдашние клиенты, вполне возможно, сейчас живут далеко — по всей стране или даже в других странах? 

Ответ: Когда человек крадет у группы людей, и не знает, сколько и у кого он украл, а жертвы тоже не знают, сколько им должен укравший, то раввинский суд не может принудить вора заплатить больше, чем тот признает. При этом моральные обязательства совершившего кражу перед жертвами не считаются снятыми — до тех пор, пока не останется никаких сомнений в том, что он все выплатил («Шулхан Арух», «Хошен Мишпат» 365.2). Таким образом, если человек хочет поступить правильно и может разыскать тех, кому он должен, то именно так и нужно поступить, даже если это означает, что он заплатит больше, чем должен.

Однако есть и другая алаха, относящаяся как раз к тем случаям, когда вариантов слишком много, и попросту невозможно заплатить каждому из тех, кому, возможно, причитается. В Талмуде («Бава Кама» 94б) установлено, что пастухи, которые пасли скот в чужих полях, и сборщики податей, которые взыскали больше, чем было положено, и теперь не знают, кому и сколько они должны, могут потратить деньги на обеспечение общественных нужд. Пример, который там приводится — это колодцы, к которым будет обеспечен общественный доступ. Другие (см. «Питхей Хошен», «Гнева» 4.50) предлагают вариант с передачей книг в местный Дом Учения. Вы пишете, что у Вас проблема, связанная с тем, что люди, возможно, переехали (а может и вообще никогда не жили в той же общине, что и Вы), однако современные технологии позволяют осуществлять помощь людям по всему миру, причем одно- временно. Но следует учесть, что успешное решение данной задачи (хотя легче сказать, чем на самом деле осуществить подобное) все же не будет считаться полной и достаточной выплатой («Сма» 231.34)1, и если бы человек мог как-нибудь образом определить впоследствии кому и сколько он должен, то ему необходимо было расплатиться с каждым (см.

«Питхей Хошен», там же).

Однако все вышеизложенное к Вам не относится. В определенном смысле, Вы были соучастником обмана (возможно, Вы лгали своим клиентам непосредственно), и это требует «тшувы»2. Но решение обманывать клиентов было принято Вашим руководством, и, как мы предполагаем, физически Вы не брали деньги у клиентов — ведь деньги не поступали непосредственно к Вам, их переводили на банковский счет фирмы, в которой Вы работали. И хотя у нас есть принцип «эйн шалиах ле-двар авера», согласно которому в ситуации, когда босс говорит работнику украсть, ответственность за совершенную кражу будет нести только работник, который ее непосредственно совершил, а не босс, который сказал ему украсть («Бава Кама» 79a), этот принцип применим в случае, когда подчиненный лично взял деньги жертвы: т.е. прежде, чем попасть к начальнику, украденные деньги находились во владении работника. Мы исходим из этого. А «открывать банку с червями», обратившись в компанию, в которой Вы тогда работали, и пытаясь убедить их искать этих прежних клиентов и вернуть им все, что они могут вернуть, тоже не кажется благоразумным (потому что мы не готовы согласиться, что в данном случае у Вас есть обязанности упрекать ближнего и «возвращать потерю»). И даже более того: есть мнение, что пострадавшим в результате действий человека, который много украл, но хочет сделать «тшуву», лучше не соглашаться принимать от него деньги, которые он им обязан возвратить. Ведь если они примут эти деньги, то это может охладить его желание сделать «тшуву» («Бава Кама» 94б).

Мы не считаем себя экспертами, которым доподлинно известно, какие шаги идеально было бы предпринять в случае каждого греха и в каждой из возможных ситуаций, чтобы исправить содеянное и получить искупление. Конечно, все начинается с того, чтобы признать свой проступок, сожалеть о нем и больше не совершать подобного (Рамбам «Илхот тшува» 2.2) — это основа, и Вы, похоже, уже сделали это. С того момента как Адам был приговорен в поте лица добывать себе пропитание, бóльшая часть этой деятельности сопряжена с необходимостью не допускать, чтобы работа приводила человека к греху, будь то осквернение Шабата или праздников, неправильные действия в отношении коллег, или нарушения бизнес-этики (и не важно, связаны ли нарушения с пожеланиями начальства или человек совершает их по собственной инициативе). В определенных сферах деятельности человек может сталкиваться с более серьезными испытаниями, в том, что касается какого-нибудь одного момента, или даже нескольких. В других сферах деятельности ситуация может быть менее сложной.

Желаем и Вам, и другим удостоиться такой работы, которая была бы не только в достаточной степени прибыльной, но еще и «чистой и легкой» (см.»Кидушин» 82а) с точки зрения морали. Вот лучшие способы увеличить вероятность обретения именно такой работы: молитва, хорошая подготовка, расстановка приоритетов, а также готовность уйти, если этого требует ситуация.

«Сефер меират эйнаим», сокр. «Сма» («Книга, освещающая взор») — самый первый комментарий к «Хошен Мишпат» четвертой части кодекса «Шулхан Арух». Написана раби Йеошуа Фальком (1555 1614), который был учеником Рамо и Мааршаля. Обычно его мнение считается решающим в вопросах еврейского судебного права. Раби Йеошуа Фальк также известен как автор комментария на «Арбаа Турим», состоящего из двух частей: «Дриша» («Исследование») и «Приша» («Комментарий»). Он был равом многих общин, преподавал в ешиве во Львове, которая была основана специально «под него», и воспитал там учеников, которые «рано вставали, поздно ложились и презирали блага этого мира». — прим. пер.

Досл. «ответ». В данном случае — комплекс мер и действий, связанных с раскаянием в совершенном злодеянии.

Поделиться: