№57, Рав Даниэль Манн, Тема дня

Ложь в ответ на смущающий вопрос

Рав Даниэль МАНН Раввин института «Эрец Хемда» Перевод Гавриэля Фельдмана 

Вопрос: Если кто-то задает Вам бестактный вопрос, и отвечать честно — стыдно, а отказ от ответа будет воспринят как знак согласия, можно ли солгать? 

Ответ: Самый всеобъемлющий из запретов лгать в Торе (даже если ложь высказывается не в форме клятвы) содержится в стихе: «От слова лжи отдались» (Шмот 23:7). В философском плане, мы питаем отвращение к нечестности. Мы должны уподобиться Всевышнему, о Котором сказано: «Печать Всевышнего — истина» («Санэдрин» 64a).

Тем не менее, в Талмуде приводятся случаи в которых человеку разрешено солгать или он даже обязан это сделать. В частности, гемара («Йевамот» 65б) говорит, что можно лгать для того чтобы сохранить мир. Гемара упоминает прецедент: Всевышний неточно передает Аврааму слова Сары о том, каковы их с Авраамом шансы родить ребенка в столь преклонном возрасте. В другом месте Талмуд («Бава Меция» 23б-24а) перечисляет три вещи, в отношении которых мудрецу Торы можно солгать1. Третий из этих примеров говорит о возможности солгать чтобы не предать огласке гостеприимство хозяина, если это приведет к появлению в доме множества незваных гостей (см. комм. Раши там).

Во всех перечисленных случаях истина искажается для того чтобы защитить другого человека, что не соответсвует Вашему вопросу. Тем не менее, вышеприведенные источники включают и ситуации когда лгут для самозащиты. Первый упомянутый отрывок из Талмуда, в частности, приводит в качестве примера ложь, к которой прибегли братья Йосефа для того чтобы погасить его враждебность2.

Еще один пример в упомянутом выше трактате «Бава Меция» касается права солгать об изучаемом или выученном. Раши объясняет что речь идет о преуменьшении человеком своей учености из скромности; однако автор «Лехем Мишна» понимает слова Рамбама («Илхот аведа» 14.13) так, что данное разрешение солгать, на самом деле, дано чтобы мудрец Торы мог избежать проверки другими его познаний в теме, которую он выучил недостаточно хорошо, и не попасть в результате в неудобную ситуацию. И вот этот источник как раз соответствует вопросу, который Вы задаете. А если принять за основу объяснение Раши, придется разобраться почему человеку из соображений скромности можно совершить очевидное нарушение.

Самый простой ответ на этот вопрос состоит в том, что запрет лгать относится к другим типам случаев. Контекст стиха связан с судебной процедурой, наиглавнейшей задачей которой является установление истины. Автор «Йереим» (заповедь 235) некоторым образом расширяет границы запрета, но одновременно сводит его лишь к такой лжи, которая может причинить кому-нибудь вред. По всей видимости, решение данного вопроса зависит от спора между школами Шамая и Илеля («Ктубот» 17а): Школа Илеля поощряет воспевание невесты, даже если она, на самом деле, не достойна произносимых славословий. Школа Шамая не согласна с этим, считая что таким образом нарушается требование: «От слова лжи отдались». Школа Илеля приводит в защиту своей позиции моральный аргумент, основанный на необходимости заботиться о чувствах других, но как это моральное чувство помогает «нейтрализовать» стих, о котором говорит Школа Шамая? Очевидно, что это дискуссионный вопрос — прав ли автор «Йереим», и устанавливаем ли мы практическую алаху в данном случае по мнению Школы Илеля (см. комм. рава Перлова на «Книгу заповедей» рава Саадии Гаона (повелительная заповедь 22). В то же время, возможно, что даже если Тора и запретила лгать вообще (в т.ч. о чем-то безвредном) то мудрецы, основываясь, по всей видимости, на прецедентах в Танахе, считали что при наличии определенных значимых факторов данный запрет может быть «отодвинут».

Мы уже обсуждали («Living the Halachic Process» т.5 разд.2) данное законоучителями разрешение устраивать ненастоящий выкуп первенца («пидьон а-бен») для того чтобы спасти молодую семью от стыда, связанного с предыдущей беременностью жены. «Квод а-брийот» («человеческое достоинство») является причиной идти на определенные смягчения в алахе («Брахот» 19б) — в значительно большей степени, чем некоторые из оправдывающих ложь факторов, которые мы упомянули выше.

Примите во внимание, что в отношении «квод а-брийот» степень попрания человеческого достоинства помогает определить степень облегчения в законе (см. комм. Тосафот к трактату «Швуот» 30б), поэтому тут нет полного разрешения. Более того, в случае когда разрешено говорить неправду, наиболее достойным деянием будет поднять свой уровень честности до уровня, когда человек лжет или даже идет на подлог (как поступил Яаков чтобы получить благословение Ицхака) лишь в том случае, когда это вызвано совершенно очевидными и ясными моральными причинами. Иногда небольшой позор, испытываемый человеком который вынужден отвечать на бестактный вопрос, не так уж плох. В некоторых случаях правда, на самом деле, заставит человека выучить урок. А поставив на место бестактного человека (из-за которого у Вас могут возникнуть проблемы), отказавшись ему отвечать, Вы тем самым, возможно, поставите под угрозу мир. Есть множество обстоятельств и факторов, которые невозможно принять во внимание в рамках общего обзора. Тем не менее, базовый вывод состоит в том, что «ложь во спасение», с целью защиты достоинства человека, часто допускается, но, в то же время, сперва нужно все тщательно взвесить.

В отношении трактата (если его спросят, учил ли он тот или иной конкретный трактат, мудрец может скромно солгать, что не учил); в отношении кровати (если его спросят о том, спал ли он в той или иной определенной кровати, он может солгать, дабы избежать позора в случае, если в кровати будет обнаружено что-то неприличное); и в отношении хозяина дома (можно сказать, что тебя не очень хорошо принимали в качестве гостя в определенном доме для того чтобы не допустить массового пользования гостеприимством хозяина этого дома).

«И увидели братья Йосефа, что умер их отец, и сказали они: Что если возненавидит нас Йосеф и воздаст, воздаст нам за все то зло, что мы причинили ему! И послали к Йосефу сказать: Твой отец заповедал перед смертью своей, говоря: Такскажите Йосефу: О, прости же преступление братьев твоих и их грех, ибо зло причинили тебе! И ныне, простиже преступление рабов Б-га отца твоего! — И плакал Йосеф, когда говорили ему. И пошли также братья его, и пали они пред ним, и сказали они: Вот мы тебе рабы! И сказал им Йосеф: Не страшитесь! Ибо разве вместо Б-га я? И вы, вы замышляли против меня зло, Б-г замыслил то к добру, чтоб содеять как сего дня: сохранить жизнь народу многочисленному. И ныне, не страшитесь, я довольствовать буду вас и ваших детей. — И утешил он их, и говорил он к их сердцу» (Берешит 50:15-21). Можно предположить, что Яаков умер так и не узнав о том, что братья намеревались убить Йосефа, а потом продали его в рабство. Братья опасались мести со стороны Йосефа, полагая что он до сих пор ничего не предпринял лишь потому, что не хотел опечалить отца. Раши в своем комментарии приводит мидраш («Берешит Раба» 99), где объясняется что Яаков никогда ничего подобного им не говорил, поскольку ни в чем не подозревал Йосефа. Таким образом братья, не будучи уверенными в мирных намерениях Йосефа, солгали чтобы защитить себя.