№57, Рав Шмуэль Файнштейн

Как правильно начинать служить Всевышнему

Рав Шмуэль ФАЙНШТЕЙН

Известно из наших святых книг, что праздники Торы — и в совокупности, и каждый в отдельности — несут в себе глубокий смысл, постигнув который еврейский народ, как единое целое, и каждый еврей в отдельности получат необходимые инструменты для служения Всевышнему и смогут приблизиться к Нему. А без этих инструментов, данных нашему народу самим Творцом, желанный духовный подъём и достижение цели этого подъема невозможны. Таким образом, каждый праздник представляет собой ступеньку в «лестнице, которая стоит на земле, но глава её достигает Небес» (Берешит 28:12).

Первой ступенью этой лестницы является Песах, а последней, кульминационной — Пурим. Величие Пурима и тема повторного принятия народом Израиля Торы в те дни заслуживает отдельного обсуждения. А в этой статье мы затронем один интересный аспект праздника Песах.

На  то,  что  именно  Песах  является  первым в ряду еврейских праздников, указывает  сама  Тора  (Шмот  12:2-3):  «Этот  месяц для вас — Глава месяцев, первый он у вас из месяцев года. Говорите всей общине Исраэля так: В десятый [день] этого месяца пусть возьмут себе каждый по агнцу на отчий дом, по  агнцу  на  дом  [для  Пасхального  жертвоприношения]». Выходит, не смотря на то, что первым днём каждого года является первый день седьмого (!) месяца (Тишрея) — Рош а-Шана — на что, собственно, и указывает его название («Начало года»), тем не менее, поскольку первое избавление еврейского народа — «геула» — произошло 15-го Нисана и положило начало новой эпохе — Эпохе Избавления. С этого момента именно Песах ста- новится новой отправной точкой в процессе исправления мира и приведения его к «Геула а-Атида» (Грядущему Избавлению), в преддверии которого мы находимся сегодня.

Понятно, что избавление всего народа в целом включает в себя индивидуальные избавления каждого еврея, и говорят наши мудрецы, что избавление — дело рук самих тех, кто должен спастись. Еврейский народ, изучая Тору и исполняя её заповеди, обеспечивает тем самым собственное избавление, и это верно по отношению к каждому еврею в отдельности.

В дни Исхода евреев из Египта произошло много великих чудес и знамений, в т.ч. Де- сять казней и рассечение моря. В память об этих чудесах и знамениях Создатель дал нам ряд важнейших заповедей, таких как тфилин, выкуп первенцев, маца и рассказ об Исходе. И об этом написано в Теилим (111:4): «памятку сделал [Всевышний] своим чудесам». И даже соблюдение Шабата связано с обязанностью  помнить  об  Исходе  из  Египта. Освящая Шабат, мы произносим: «Ибо этот день — начало святых праздников, память об исходе из Египта».

Раби Цадок а-Коэн, великий праведник и законоучитель, в самом начале своего труда «Цидкат а-цадик» обращает внимание на сказанное в Торе о пасхальном жертвоприношении (Шмот 12:11): «и будете есть его торопливо». Обязанность быстро съесть мясо пасхальной жертвы была связана с необходимостью помнить о том, что переход из рабского состояния в состояние Избавления и Исхода не был постепенным:  все  произошло  стремительно, хоть и в заранее установленное время: евреи покидали  Египет  второпях.  Талмуд  («Псахим» 96а) толкует этот стих следующим образом: слово «его» кажется лишним в этом стихе, а  значит  его  нужно  понимать  буквально  — нужно было есть торопливо именно «его», т.е. самое первое пасхальное жертвоприношение, которое было принесено в Египте, в день Исхода,  но  все  остальные  пасхальные  жертвоприношения в последующие годы нужно есть «нормально». В чем здесь идея? Раби Цадок считает, что здесь Тора учит нас как правильно начинать  служение  Всевышнему:  это  нужно делать быстро, торопливо. До того момента, пока человек не начинает служить Творцу, он продолжает находиться «в плену» — в рабстве  у  своих  привычек,  зачастую  в  плену у  греховных  страстей.  Они  внутри  человека и не дадут ему служить Всевышнему. Он будет служить именно им — этим привычкам и страстям. Все мы слышали о психосоматике: внутренние  желания  человека,  даже  совершенно  неосознанные,  буквально  заставляют его делать не то, чему обязывает его разум, а то, что диктуют именно они. Великий раби Йосеф Дов Соловейчик, автора труда «Бейт а-Леви», пишет, что человек подобен сковородке, на которой жарили некашерное мясо. Сделав минимальную «тшуву», т.е. выполнив три  основные  части  «тшувы»  —  сожаление о содеянном, принятие на себя обязательства больше  не  совершать  этот  грех  и  исповедь перед Творцом — человек как бы отмывает запрещённый жир и остатки запрета с поверхности сковородки, и теперь ею можно пользоваться, согласно алахе, но только с холодными продуктами, поскольку при нагреве вкус запрета, который впитался в стенки сковородки, обязательно выйдет наружу и сделает еду некашерной. Так и человек, когда совершает, не дай Б-г, грех, или даже просто идёт на поводу у своих страстей (пусть даже разрешённым образом), и получает в итоге телесное или моральное удовольствие, которое не предназначено для служения Всевышнему, то кроме собственно нежелательного действия, которое формально  «стирается»  посредством  минимальной «тшувы», он «впитал» вкус запрета. Этот  вкус  запрета  теперь  находится  внутри человека и всегда будет тянуть его совершать то же самое, снова и снова, и особенно в момент «нагрева», когда разгорится в человеке огонь  вожделения.  Нечистóты  запрета  обязательно  полезут  наружу  и  в  итоге  человек может согрешить вновь, не дай Б-г. И этот эффект греха очистить не так просто — как и в случае со сковородой, помыть для этого недостаточно. Для того чтобы сделать сково- роду полностью кашерной, требуется её максимально  раскалить  на  сильном  огне  и  буквально выжечь весь впитавшийся в неё вкус запрета. Это очищение и есть наше служение Всевышнему: это тшува, изучение Торы и исполнение заповедей.

Но  оказывается,  что  проблема  ещё  глубже: грех не позволяет человеку даже начать служить Всевышнему. Да, человек может исполнять какие-то заповеди, которые не требуют особых усилий: сходить в синагогу, если на  улице  не  очень  холодно  и  не  лень  идти, намотать  тфилин,  сделать  еще  что-нибудь, вошедшее  в  привычку  и  потому  несложное. Но  всё  это  даже  не  начало  служения  Всевышнему.  И  как  быть  человечку,  который хочет  вернуться  к  Отцу,  удостоиться  снова стоят  перед  Царем  и  угодить  ему?!  Ответ, на самом деле, ужасен: человек не может этого сделать…

Однако,  выход  есть.  Человек  не  может сделать  этого  сам,  но  Владыка  мира  может ему помочь. И именно этому учит Тора, которая  потребовала  съесть  первую  пасхальную  жертву,  принесенную  в   Египте,  очень быстро,  а  все  последующие,  наоборот,  без спешки. Раби Цадок а-Коэн объясняет, что для того, чтобы начать служить Всевышнему, человеку нужно улучить подходящий момент, когда Сам Всевышний вдруг приоткроет перед ним Врата Небес — момент, когда человек  вдруг  почувствует  особенный  духовный подъём во время изучения Торы или молитвы. Например, когда человек очень сосредоточенно и с чувством молится, то он может ощутить присутствие Творца и это ощущение даст ему радость. Или когда он сидит и учит Тору  и  вдруг  чувствует,  что  понял  и  совер- шенно  четко  осознал  какие-то  вещи,  которые выше его обычного уровня постижения. В этот момент, говорит раби Цадок, нужно «прыгать в уходящий поезд» — принимать на себя какие-то вещи, которые ведут к «тшуве», больше молиться, с более сильной «каваной»  (сосредоточением),  больше  учиться и больше стараться понять Тору. И при этом не надо бояться упасть, ибо это, быть может, уникальный шанс, который Творец даёт человеку, как бы открывая ему Свой Лик. Поймав это лучик Б-жественного света человек легко сможет выдавить из себя всю скверну запрета и «таавот» (животных страстей), ибо этот свет — это тот самый огонь, который легко выжигает  запрещенное  полностью  и  завершает процесс кашеровки.

И ни в коем случае нельзя бояться упасть снова, и не нужно бояться, что, быть может, показалось, и это не тот самый момент. Ничего страшного, ведь «семь раз упадет праведный, но встанет» (Мишлей 24:16). Раби Натан из Бреслава пишет о своем учителе, раби Нахмане, что тот часто начинал то или иное служение Всевышнему и прерывал его, чтобы начать снова, даже по нескольку раз в тот же день, а порой и по нескольку раз за час! Однако есть вещь в которой действительно важно  не  ошибиться.  Человек  может  подумать, что этот внезапный, незапланированный духовный подъём и есть его истинный уровень, и потом, когда момент воодушевления закончится (а он, к сожалению, обязательно закончится) человек подумает, что он опять упал, хотя он всего лишь вернулся к своему обычному уровню. Но в плену иллюзии этого якобы падения, он, по инерции, упадет ещё ниже,  чем  был  раньше,  и  «йецер  а-ра»  ему в этом с удовольствием поможет. Хотя этот спуск,  на  самом  деле,  не  являлся  падением: человек вовсе не был на том уровне, с которого, как ему кажется, он «упал». От имени Бааль Шем Това приводят следующий пример. Когда родители видят, что их маленький ребёнок  уже  может  учиться  ходить,  то  они ставят его на ноги, берут за ручки и помогают сделать первые шаги. При этом их цель сделать так, чтобы ребёнок научился ходить сам, поэтому вскоре они перестанут ему помогать и не будут держать его. Для ребёнка это шок, ведь он только что ходил и был от этого в полном восторге, а теперь его бросили самые близкие люди, да еще и в момент большой радости. Но совершенно ясно, что его никто не бросил: наоборот, папа очень ждет, что сын поймет, чего от него хотят, приложит немного стараний и пойдет самостоятельно. Это нужно осознать. И тогда приходит время для следующих  пасхальных  жертвоприношений, которые  необходимо  есть  неторопливо  — наступает время постепенной и продуманной работы, которая, с Б-жьей помощью, будет удачной, благодаря тому позитивному заряду, который человек получил когда ему на время приоткрылся свет Лика Всевышнего.

Раби Цадок а-Коэн добавляет, что именно в этом заключается начало служения — нужно  как  бы  «увидеть»  Всевышнего.  По- этому Устная Тора начинается с трактата «Брахот»   («Благословения»),   ведь   каждое  благословение  начинается  с  обращения к Б-гу: «Благословен Ты…». И лишь за тем текст  благословения  продолжается  в  третьем лице: «освятивший нас заповедями Его» и т.д. И именно по этой причине «Шулхан Арух» — краеугольный кодекс, регламентирующий жизнь каждого верующего еврея — начинается с цитаты из псалма, написанного царем Давидом: «Представляю Г-спода пред собой постоянно» (Теилим 16:8).

Остается лишь добавить, что вышеупомянутый стих Торы из главы «Бо» — «Месяц этот для вас глава всех месяцев» — который говорит о месяце Нисан и празднике Песах, изначально мог стать началом всей письменной  Торы  (см.  первый  комментарий  Раши на Пятикнижие)! А ещё нужно добавить, что праздник  Песах  —  это,  конечно  же,  самое подходящее  время  для  прыжка  в  служение Всевышнему,  которое  специально  для  этой цели и установлено Самим Творцом Вселенной, и хочется пожелать нам и всему народу Израиля выйти в ближайший Песах из рабства  и  принять  на  себя  власть  Царя  царей. И Святой, Благословен Он, ждёт и желает этого, ведь Он говорит о нас в Своей Торе: «Сын мой, первенец мой, Израиль» и «Сыновья вы Г-спода, Б-га вашего». Амен!

Поделиться: