№55, Рав Александр Айзенштат

Несколько слов о гиюре

Поделиться:

Рав Александр АЙЗЕНШТАТ 

«Гиюр» — это переход нееврея в иудаизм, в результате которого он становится евреем. В этой короткой статье я попытаюсь поделиться своим опытом в области гиюров. На протяжении долгих лет я общался с большим количеством мужчин и женщин, которые прошли гиюр. Моя роль в судьбе этих людей состояла в проведении собеседований и индивидуальных занятий. Кроме того, я организовывал им уроки с другими преподавателями, и по прошествии времени давал рекомендацию в раввинский суд. В самой церемонии гиюра я почти никогда не участвовал, но после того как человек проходил гиюр, мы продолжали видеться и общаться, и со многими мы поддерживаем отношения долгие годы. На основании этого я хорошо представляю себе некую общую картину русскоязычных прозелитов — «герим».

Весь мой опыт связан с такими герим, которые всерьез интересовались иудаизмом, довольно долго его изучали и в итоге становились соблюдающими евреями — даже если речь идет о паре, где один из супругов еврей по рождению, а второй проходит гиюр. Другими словами, моя работа никак не была связана с «индустрией гиюров», сложившейся в разных местах, где не очень религиозный «гиюр» прикрывается целью интеграции и абсорбции неевреев в народе Израиля. Таким образом, эта практика основана на парадигме, в которой народ Израиля — это народ, который несет Тору и заповеди сквозь историю лишь потому, что они являются его национальным и культурным достоянием. В этой парадигме ослабление Торы и заповедей, и даже их исчезновение, при всей своей трагичности, не будет являться критичным для существования народа Израиля. Но с точки зрения самой Торы (об этом многократно написано в Пятикнижии и у наших пророков) принципиальным и критичным для существования народа Израиля является его связь со Всевышним: еврейский народ должен видеть в отношениях со Всевышним единственный залог своего существования, а Тора и заповеди являются функцией отношений между Б-гом и еврейским народом.

Много лет назад я сформулировал для себя некий важный принцип, который всегда объяснял соискателям гиюра. Мы выросли в светском обществе, но в рамках цивилизации, которая построена на христианском фундаменте, и поэтому различными способа- ми — через литературу, кино и просто через межчеловеческие коммуникации — в сознание человека внедряется христианское представление о религиозной общине, в которой существует разделение на служителей культа и мирян. Служители культа ходят в черном, долго молятся, у них множество всяких ограничений и знаков отличия. Миряне, даже воцерковленные, не только могут ходить в обыкновенной одежде — их религиозные обязанности намного скромнее, а многие предписания для них носят лишь рекомендательный характер. Несомненно, миряне должны креститься в младенчестве или хотя бы во взрослом возрасте. Они должны веровать и участвовать в церковных таинствах (пусть даже нерегулярно) и тогда они будут считаться стопроцентно религиозными людьми. Я пытался довести до понимания претендендующих на гиюр, что от них требуется не какая-то религиозность, а именно «еврейская» религиозность. Это не значит, что нужно ходить в черном костюме и белой рубашке и учиться весь день в коллеле — это значит, что все, что написано в алахических книгах, обязательно к исполнению. Что касается ассоциативной связи с христианским устройством религиозной жизни, то гер на своем пути зачастую сталкивается с неправильным представлением о религиозности, которое противоречит Торе: он думает, что достаточно «быть как христиане, только евреем» — верить в Единого Б-га, в то, что Он создал мир, что есть награда и наказание, и что Тора дана Всевышним. А что касается соблюдения даже центральных заповедей, таких как Шабат, кашрут, запрещенные интимные связи и т.д. — в этих вопросах, и тем более в деталях соблюдения, он ждет от Всевышнего снисходительности.

Еще один камень преткновения, который лежит на пути у будущего гера, куда больше и тяжелее, чем неправильные изначальные ассоциации и ожидания, почерпнутые из христианской культуры. Это «иудаизм лайт», еврейский национализм и сектантство.

Здесь нужно дать небольшую справку — объяснить читателю несколько базовых вещей. Те евреи, которые считаются евреями с точки зрения Торы (те, у кого мать еврейка), могут быть разделены на несколько категорий в зависимости от их мировоззрения. Есть евреи, которые уже отвернулись и от иудаизма, и от еврейского народа вообще. Они приняли христианство или ислам, или просто не ассоциируют себя с еврейским народом. Кроме этого, есть евреи — б€ольшая часть еврейского населения Израиля и многие евреи диаспоры — которые являются в той или иной степени еврейскими националистами. Значительная их часть — люди совершенно неверующие, но они ассоциируют себя с «историческим» еврейским народом. Среди них есть те, кто что-то соблюдает, в той или иной степени: обрезание, еврейские свадьбы, траур. Отдельную группу представляют собой «традиционалисты» («масоратим»), но их называют традиционалистами не потому, что они подняли флаг соблюдения всю еврейской традиции и пекутся о ее сохранении, а потому что в их светской жизни соблюдение отдельных предписаний этой традиции занимает свое определенное место. Дальше идут различные группы и подгруппы соблюдающих, религиозных евреев, которые отличаются друг от друга множеством деталей, как правило не связанных со степенью соблюдения.

Очень часто пришедший извне человек путает строгое соблюдение алахи и обычное сектантство. Например, сегодня на улицах Иерусалима можно увидеть еврейских женщин, полностью покрытых черными покрывалами, даже без прорезей для глаз. Все они являются последовательницами одного раввина, который не имеет в раввинском мире никакой значимости. Практически все они росли в светских семьях, приобщились к Торе в зрелом возрасте. Не имея возможности опереться на семейную традицию, они попали под влияние секты. Многие становятся жертвами обмана со стороны различного рода псевдокаббалистов, в т.ч. очень известных и популярных личностей, которые фактически проповедуют не только псевдокаббалу, но и определенную форму облегченного, примитивного соблюдения. Чтобы разобраться во всем этом нужно написать отдельную большую статью. Но главное я попытаюсь коротко объяснить прямо сейчас.

Когда наш кандидат ради гиюра вливается в существующее еврейское общество, он сталкивается с очень разными степенями соблюдения и несоблюдения. Он может увидеть стопроцентно соблюдающих людей, и рядом с ними верующего еврея, который приходит в синагогу только по праздникам, а жена этого еврея носит брюки и не покрывает волосы. Будущий гер может познакомиться с верующим евреем, который ест в обычных некашерных ресторанах, но не заказывает там мясо. Кто-то приезжает в синагогу по Шабатам на машине. У кого-то жена нееврейка, но гиюр пока что не планируется. И абсолютно все перечисленные считают себя «хорошими евреями», общаются с раввинами, их вызывают к Торе.

В этой связи вспоминается одна история, которая произошла много лет назад. Один бизнесмен, состояние которого на тот момент оценивалось примерно в 5 миллиардов долларов, захотел чтобы его тогдашняя подруга прошла гиюр. Сам он был человеком абсолютно светским, но происходит из восточной семьи, и ему не хотелось чтобы его детей считали неевреями. Глава ешивы «Торат Хаим» рав Моше Лебель на правах члена раввинского суда объяснил ему, что когда иностранный гражданин хочет получить американский паспорт — то кроме того, что это длительный процесс, требуется чтобы у претендента не было криминального прошлого. Но гражданин США, даже совершивший тяжкие преступления, остается гражданином Соединенных Штатов. Убийцу приговорят к казни на электрическом стуле как американского гражданина. Лишить гражданства можно лишь того, кто это гражданство приобрел обманом, скрыв от властей важную информацию — например, о своем криминальном прошлом.

Мораль этой истории состоит в том, что евреи по рождению являются частью еврейского народа по определению, даже если они не соблюдают принципиальные, важнейшие вещи. Безусловно, это не снимает с них ответственности, но их «гражданство» неоспоримо. Но нееврей, с точки зрения Торы, никак не связан с народом Израиля, независимо от своих верований и степени праведности. И для того чтобы получить это «гражданство», он должен принять на себя соблюдение всех заповедей.

Подавляющее большинство этих людей спустя много лет после прохождения гиюра остаются серьезными, соблюдающими людь- ми, абсолютно интегрированными в еврейское религиозное общество. И естественно, что многие их знакомые и друзья даже не догадываются, что они герим.

Но в некоторых случаях после гиюра наступает кризис, причем буквально в течение пары дней. Суть кризиса в том, что приходя на уроки, посещая какую-то синагогу или организацию, человек понял, что для прохождения гиюра нужно соответствовать требованиям определенных раввинов. Но из внешних источников и общения с новыми знакомыми он узнал «секрет Полишинеля», что есть, оказывается, разные другие варианты еврейской религиозной жизни — просто они не приветствуются в этом раввинском суде. На самом деле, эти варианты, скорее всего, не приемлемы вообще, поскольку у людей, которые приобщаются к Торе — как у евреев, так и у неевреев — наблюдается склонность к катастрофическим заблуждениям. Например, в начале 90-х, на заре моей деятельности в Москве, один еврей сказал мне: «По Субботам я хожу в синагогу. Моя жена нееврейка, поэтому она ходит в церковь. Из иудаизма я соблюдаю три вещи: ношу кипу, отращиваю пейсы и не ем свинину».

Пройдя гиюр и столкнувшись с кризисом, новоиспеченный прозелит выпархивает, подобно птичке, из «гнезда», и уже не ориентируется на раввинов, которые несколько лет назад дали ему гиюр. К счастью, подобное случается редко…

Продолжение следует

Поделиться: