№58, Рав Даниэль Манн

Кто должен платить штраф?

Поделиться:

Рав Даниэль МАНН Раввин института «Эрец Хемда» 

Перевод Гавриэля Фельдмана

Вопрос: Мой друг подобрал на дороге «трэмписта» (автостопщика), и тот не пристегнул ремень. Полиция остановила машину, выписала штраф и вручила его водителю, а не пассажиру, поскольку водитель вел машину с непристегнутым человеком в салоне. Должен ли пассажир возместить моему другу сумму штрафа? 

Ответ: Нижеизложенное представляет собой обсуждение общего сценария и не может считаться практическим решением данного конкретного случая. Мы начнем с вопроса об алахическом требовании платить.

Мы имеем дело с примером причинения ущерба без совершения каких-либо действий, которые считались бы прямым ущербом («незек»). Ведь сложно назвать то обстоятельство, что человек не пристегнулся, прямым ущербом, который он причинил («адам а-мазик»), или сравнивать это с другими категориями ущербов, описанными в Торе — в частности, с различными видами ущербов, которые причинило принадлежащее кому-то животное, или чей-то источник огня, или чья-то яма, либо нечто иное, выводимое из вышеперечисленных видов ущерба (см. «Бава Кама» гл.1).

Но есть две другие категории ущерба. Первая из них, которая называется «гарми», может быть описана как полу-прямой ущерб. И, согласно закону, в случае такого ущерба виновный обязан заплатить («Шулхан Арух» «Хошен Мишпат» 386.1). Вторая категория, «грама», предполагает менее прямую — косвенную — причинно-следственную связь, чем «гарми». Закон не предусматривает принудительной компенсации за «грама» («Бава Кама» 60a), однако провоцировать ущерб подобного рода запрещено («Бава Батра» 22б), и обычно в таких случаях есть моральная обязанность заплатить (см. там же, 55б). Определение того, что является «грама», а что «гарми» — один из сложнейших вопросов в алахе. На это могут повлиять различные факторы — в частности, нужно определить, имел ли место умысел, или все произошло случайно (см. Шах, «Хошен Мишпат» 386.6), особенно если ущерб пришел из какого-то внешнего источника (см. «Питхей Хошен», «Незикин» 4.23); какова вообще была вероятность того, что совершенное действие приведет к ущербу (Рош в комм. к трактату «Бава Кама» 9.13); насколько быстро возник ущерб (см. «Шаар Мишпат» 386.1).

Что касается конкретно Вашего вопроса, то есть много факторов, которые освобожда- ют пассажира от обязанности платить при «нормальных» обстоятельствах (хотя мы настоятельно призываем всех пристегиваться). У пассажира не было намерения причинить ущерб. Шансы быть остановленными полицией довольно малы. Ущерб, возможно, был причинен спустя много времени после того, как пассажир сел в машину (хотя некоторые могут начать возражать, что каждый миг с поездки с непристегнутым ремнем нужно рассматривать отдельно, и тогда можно считать поимку нарушителя произошедшей моментально).

Но, в любом случае, есть более важная причина освободить пассажира от обязанности платить. Ведь, на самом деле, имели место два нарушения правил движения, и полицейский мог выдать две штрафные квитанции! Первое из двух нарушений заключалось в том, что пассажир не пристегнулся; второе состояло в том, что водитель вел машину, в которой находился непристегнутый пассажир. Взыскание «ущерба» основывается здесь на «законе земли», который наделяет компетентные органы полномочиями налагать на людей штрафы дабы удержать от опасных действий, причиняющих вред обществу. Два человека совершили нечто противозаконное — пассажир и водитель. И компетентные органы заинтересованы в том, чтобы преподать урок обоим: пристегивайтесь, чтобы спасти жизни, или платите деньги. Ваш друг очевидным образом не выполнил того, что предписано водителю законом — требовать, чтобы люди в машине пристегивались. А если так, то ущерб, как он определен законом, причинил не пассажир. В некотором смысле, это как если бы кто-то получил штраф за несоблюдение дистанции, когда перед ним по дороге «полз» необычайно медленный водитель. Трудно спорить с тем, что слишком медленный водитель несет юридическую ответственность за то, что водитель, следующий за ним, которого он «держит», неправильно поступает в сложившейся ситуации, идя на опасное сближение. И здесь то же самое: водитель мог потребовать от пассажира пристегнуться, однако не сделал этого.

Если же водитель требовал пристегнуться, и пассажир ввел его в заблуждение, а на самом деле не пристегнулся, то считается что этот пассажир подверг водителя опасности, действуя сознательно и безнравственно (как непорядочный гость в чужом доме). И можно предположить, что полиция, знай она что произошло на самом деле, оштрафовала бы только пассажира. Быть может, и нельзя с уверенностью утверждать что это «гарми», но многие судьи в раввинских судах в такой ситуации, исходя из поведения пассажира, обязали бы его платить и позволили бы водителю взыскать сумму уплаченного штрафа с пассажира.

Теперь скажем несколько слов об этической составляющей этого дела. Мы надеемся что у автостопщика отношение к ситуации следующее: «Достаточно уже того, что водитель несет расходы, связанные с машиной (бензин, амортизация), что он остановился чтобы подобрать меня, и что, возможно, мое присутствие в машине причиняет ему какие-то неудобства. Я получаю «бесплатную поездку». Совершенно ясно, что я не должен быть даже косвенной причиной какой-либо реальной потери водителя». Исходя из этого, мы призываем пассажира предложить водителю оплату. С т.з. общей этики, если водитель — человек состоятельный, а пассажир беден, то мы также будем приветствовать готовность такого водителя отклонить предложение пассажира.

Поделиться: