№58, Рав Даниэль Манн

Покупка дома, в котором спрятан клад

Поделиться:

 Рав Даниэль МАНН Раввин института «Эрец Хемда» Перевод Гавриэля Фельдмана

Вопрос: Мой студент задал следующий вопрос. Шимон покупает у Реувена дом по нормальной рыночной цене. При этом Шимону известно, что на чердаке этого дома в стене спрятано большое количество золотых монет, а Реувену ничего не известно о кладе. Действительна ли данная сделка, и почему? Ответ: Прежде чем мы вплотную займемся этим прекрасным концептуальным вопросом, следует бегло остановиться на ряде моментов, способных, при определенных обстоятельствах, сделать данный вопрос неоднозначным.

Во-первых, покупка дома и приобретение права собственности на золото, которое там спрятано, алахически никак не связаны между собой. В принципе, движимое имущество, находящееся внутри дома, не продается вместе с домом. Поэтому если Реувен подписал договор о продаже дома, а потом нашел и забрал монеты до того, как съехал оттуда, у Шимона не может быть претензий к Реувену, и у него нет оснований чтобы требовать от Реувена аннулировать сделку и вернуть деньги за дом, поскольку Шимон получает дом, как и было оговорено в договоре купли-продажи. Аналогичным образом, если Реувен не обнаружил никаких монет, а позднее узнал о существовании клада, то он может (попытаться — см. ниже) предъявить претензию по поводу этого клада, поскольку монеты не являлись частью сделки.

Во-вторых, то, что именно Реувен является собственником золотых монет, вовсе не очевидно. Если он не знает о них, то он, по всей видимости, и не клал их туда. И похоже что тот, кто это сделал, или его наследник, все еще остаются хозяевами клада, и тогда Шимону нельзя присвоить монеты себе — наоборот, ему предстоит их возвращать законному хозяину. Если же клад стал ничейным, но был настолько хорошо спрятан, что Реувен, скорее всего, никогда бы его не отыскал, то это значит что Реувен не получал монеты в собственность вместе с домом. И похоже, что Шимон знает где спрятано древнее сокровище, и ждет когда остальные покинут эту территорию, чтобы его вытащить. Но то, что он вытащит, не принадлежит Реувену. Детали и источники приведены в книге «Living the Halachic Process» (III, I-16).

Поэтому мы будем рассматривать данный фундаментальный вопрос, исходя из другого сценария. А именно: нефтеразведыватель- ная компания обнаружила огромные залежи в определенном районе и отправила туда своих сотрудников, для того чтобы те тайно скупили у землевладельцев, не подозревающих о том что в этом районе есть нефть, столько земли, сколько получится.

В принципе, есть два основания для отмены уже заключенной сделки: Талмуд («Ктубот» 97a) рассказывает о людях, которые во время голода продали землю чтобы купить зерно, не зная о том, что большой караван с продовольствием уже на подходе.И рав Нахман в Талмуде учит, что эти люди могут отказаться от заключенной сделки, поскольку их согласие продать землю было основано на ошибочном представлении о недоступности зерна.

1) «Меках таут» (сделка по ошибке) — когда объект сделки имеет настолько серьезные недостатки, что покупатель, предположительно, не согласился бы купить данный товар, знай он об этих недостатках.

2) «Онаа» (искажение цены относительно справедливой) — хотя стороны согласились заключить сделку, цена была слишком далека от рыночной, что сделало сделку несправедливой по отношению к одной из сторон1.

В книге «Киньян Тора ба-алаха» (I.14) это решение рава Нахмана применено к ситуации, в которой человек продал участок, предназначенный для земледелия, хотя уже было принято правительственное решение, позволяющее строить на этой земле дома: продавцу ничего не было известно, поскольку власти еще не обнародовали принятое решение. Автор пишет, что если бы продавец не стал продавать землю, знай он о принятом правительством решении, тогда он имеет право отказаться от сделки. Но если бы он в любом случае продал ее, просто за намного более высокую цену, то мы сталкиваемся с проблемой неприменимости законов «онаа» в отношении недвижимости («Шулхан Арух», «Хошен Мишпат» 227.29). Однако Рама (там же) постановил, что если цена была вдвое выше (или вдвое ниже) от установившейся на рынке, то эти законы все же применяются. Кроме того, согласно большинству законоучителей, хоть законы «онаа» (возврат денег, отмена продажи) и не относятся к недвижимости, все равно существует запрет покупать и продавать по несправедливой цене (раби Акива Эйгер там же, на основе Рамбана; «Сефер Меират Эйнаим» 227.51).

Ряд законоучителей обращают внимание и на другие нюансы. Согласно общему правилу, справедливая цена всегда основывается на рыночной стоимости, которая преобладает в данное время в данном месте (см. «Питхей Хошен», «Онаа» 11.7). Автор «Имрей Йошар» (II.155) пишет что изменение цены под влиянием информации зависит от того, известна ли эта информация большинству населения. Кроме того, Талмуд («Ктубот», там же) указывает на то, что есть разница между ситуацией, когда информация должна быть раскрыта, и ситуацией, когда информация, предположительно, будет оставаться неизвестной в течение неопределенного периода времени. Автор книги «Кесеф а-кодашим» («Хошен Мишпат» 227.9) утверждает, что даже если такая информация станет известна, это будет иметь значение лишь в случае, когда одна из сторон, изначально располагая данной информацией, вообще не была бы заинтересована в сделке. Но если речь идет о правильности цены, то определяющим фактором здесь является текущая рыночная стоимость в данное время и в данном месте, основанная на общедоступной информации.

См. статью рава Исроэля Баренбаума «Еврейская бизнес-этика: запрет мошенничества и современная торговля», МТ№41.

Поделиться: